Ведьмино rope (Мистический рассказ)

-Гope у меня, понимаешь! Дай пройти! — старуха пыталась протиснуться мимо попадьи.
-Ведьмино гope! Иди, проси помощи у лукавого, а святое место осквернять не смей, — матушка  стояла в дверях церкви.
Старуха мотнула головой и развернулась. Она шла по улице и старательно прятала слезы. Бесы, которые шептали ей на ухо приказы, теперь смеялись. Злорадно хихикали за спиной, потешаясь над её беспомощностью.
На следующий день баба Люся опять пошла к церкви. Она встала неподалёку, наблюдая, как народ выходит со службы. В дверях показался батюшка. Он сразу заметил ведьму:

-Здравия, Людмила Ивановна. Матушка говорила, что вы вчера хотели на службу попасть…

-У меня горе, — ведьма подняла на священника блеклые глаза.

 

Батюшка оглядел старуху. Он не испытывал к чёрной колдунье злобы или ненависти. Жалел ее, как заблудшую душу. Но был настороже. Нельзя подвергать опасности людей, которые приходят в церковь.

-Что за горе? — священник внимательно наблюдал за бабой Люсей.

***

-Черные бесы хотят внучку мою себе подчинить! И виновата в этом я… Я когда совсем молодой была, у меня дочь заболела. Молилась я днями и ночами напролёт. Но мне не было ответа. Не было надежды. Он молчал. Ну.., — баба Люся развела руки, — я подумала, может быть, Бог у м е р. Может быть, его и вовсе нет?! Думаю, а Дьявол есть? И я попросила у него за дочку… Быстро откликнулся. Он отправил демонов. Я видела, как они вытягивают хворь из моего ребёнка. Словно это толстая нитка… наматывают, наматывают и прячут в своих дымных и чёрных телах. Дочь поправилась. А бесы стали приходить ко мне постоянно. Учили, шептали на ухо. Наговаривали, науськивали… Скребли спину, царапали руки. Заставляли, мучили разум.

Так я начала колдовать. Слухи быстро разошлись по деревне. Люди стали заходить, просить за себя, за других. Я все могла: и с м е р т ь вызывать, и болезни. Мороки наводила… Чёрные души ещё чернее делала, предлагая самые ужасные ритуалы.

Дочь выросла и уехала из дома. Не хотела знаться с матерью-колдуньей. А через время захворала я сама… Демоны начали суетиться! Ух, как они мне орали в уши! Заставляли дочь вызвать, хотели к ней прицепиться… Она приехала с семьей. С мужем, внучку мою привезла.

Я тогда совсем плоха была. Болезнь и бесы туманили голову. Я лежала на кровати и держала дочь за руку. А над нами вились чёрные сущности. Они были готовы с моим последним выдохом вцепиться в дочь. Не знаю, как мне удалось совладать с ними. Но я смогла… Резко, грубо обругала своих родных людей! Прогнала дочь с семьей, чтобы только демоны не добрались до них.

Бесы меня раздирали за это. Выли в моей голове. Истязали. Но я пошла на поправку, ведь если меня не будет, то и им придётся вернуться туда, откуда вылезли. С той поры они полностью завладели моим разумом. Многое я не помню… Словно не со мной было. Будто я в телевизор гляжу, а не своими глазами на мир смотрю.

С дочерью так и не общаюсь. А вот внучка… Сейчас уже совсем взрослая! А я не могу справиться с собой. Точнее, с демонами, которые её приметили. Вспоминают её, чуют, что она обиду проглотит и бабку навестит. Звоню ей. Зову к себе. А она приедет! Сказала, что приедет осенью! Ох, уже нечисть слетелась. Все, кому я служила, собрались. Готовятся меня х о р о н и т ь. Новую жертву выбрали… Я уже так стара и без их подпитки и силы помру сразу. Но они держат, не отпускают, пока не передам им в лапы внучку! Ой, горе! Они в неё вцепятся, сожмут, залезут в голову, заставят! Да, у ведьмы тоже сердце болеть за кого-то может. И горе тоже может быть. Ведьмино горе…

***

Батюшка глядел на слёзы бабы Люси. Старуха отчаянно сопротивлялась чёрным силам, которых когда-то сама вызвала. Искренне и по-настоящему она хотела уберечь внучку от этого.

 

-Вы приходите ко мне на службу, — сказал священник, — не бойтесь, никто гнать из церкви не будет. Я попрошу за вас, Людмила Ивановна.

Ведьма вытерла глаза, но слезы опять подступили. Крошечный огонёк надежды зажегся.

-Спасибо вам, что выслушали и не прогнали. Спасибо!

Старуха поковыляла домой. Она знала, что бесы и демоны недовольны, и теперь следует наказание. Ночью ведьма не могла уснуть. Она закрывала глаза и проваливалась в тёмные глубины, где её ждали разгневанные хозяева.

***

Баба Люся аккуратно приоткрыла дверь в церковь. На неё все оглянулись.

-…Колдунья пришла… Что будет делать?.. Глядите, чтобы свечи не задувала.., — зашушукался народ.

Старуха устроилась в уголочке. Каждый звук и слово отдавались в голове огромным колоколом. Его громогласный звон смешивался с истеричным визгом бесов. Ведьма почувствовала, что ещё немного, и она упадёт. Держась за стену, стараясь дышать ровно, баба Люся вывалилась из церкви.

Звон поутих, бесы замолчали. Ведьма отдышалась и присела на скамейку.

-Надо обратно…Вон, как испугались, — радостно шептала старуха.

Она прикрыла веки и сделала глубокий вдох…

-… Внученька, ты приезжай скорее! Может, раньше получится? — баба Люся слышала свой голос издалека.

Старуха открыла глаза и увидела себя дома, с телефоном в руках. Как она попала сюда? Ведь только сидела у церкви. Старуха быстро завершила разговор.

-Наказываете меня, да? — кричала она в пустоту, а сама слышала, как бесы снуют вокруг, — опять в голове хозяйничаете?Нееет! Я сильнее вас. Вы же сами меня обучали!

Баба Люся выскочила из дома. Небо набухло, стало серым, низким. Ещё немного, и оно обрушит на землю ливень. Зашумел ветер, склоняя деревья, пригибая траву. Все согнулось в предвкушении хаоса.

Ведьма добралась до церкви, распахнула двери и упала на колени. Позабытые молитвы всплывали в памяти. Даже цепкие когти демонов не могли их выцарапать из закоулков разума. Баба Люся почувствовала, что она в безопасности. Бесы и нечисть остались где-то за стеной. Или даже взаперти. Сейчас она одна. Закрывая и открывая глаза, ведьма упорно молилась, стараясь сохранить своё сознание. Кто-то положил руку ей на плечо.

-Батюшка, — слабо произнесла баба Люся, — я сегодня не помешала вашей службе?

 

-Нет. Все хорошо. О чем вы молитесь, Людмила Ивановна? О прощение?

-Нет! Меня нельзя простить. Я знаю, я готова к огню. Прошу лишь о том, чтобы уйти из этого мира. Чтобы внучка не успела приехать. Хочу опередить нечисть, не дать им её на растерзание. Если Бог так милосерден, пусть скорее вырвет мою прОклятую душу из тела. Вот это дороже прощения. Вот об этом я молюсь… Не знаю, слышит ли он меня. Но я буду верить. Буду, батюшка.

Баба Люся встала на ноги. Хриплые раскаты грома звучали где-то далеко. Ветер не утихал ни на минуту, поднимая с земли клубы пыли и заставляя всех прятаться по домам.

-Мне надо… я пойду! — ведьма была очень слаба.

-Может, переждете непогоду в церкви?

-Нет, я домой… Они где-то далеко, их кто-то держит… Пойду домой и побуду одна, без них.

Баба Люся вышла на улицу. Ураган набирал силу. Грозовые тучи клубились над головой и могли упасть с неба в любой момент. Ведьма шла, подгоняемая ветром. Она тяжело дышала, слышала, как за спиной шепчутся демоны. Они уже готовы обрушить возмездие на непокорную ведьму. Но их крепко держит чья-то сильная рука.

Когда баба Люся подошла к дому, то столкнулась с соседом.

-Юрка, денег хочешь заработать? — выдохнула ведьма.

-Что, старая, опять чёрный петух нужен? Сколько колдовать можно? — разозлился мужчина, — больше помогать не буду!

-Через час заходи. Надо крышу разобрать. Можно без аккуратностей, топором дыру прорубишь и всё, — ведьма пропустила отказ мимо ушей.

-Зачем разобрать? Сейчас ливанет же! Дождь будет, баб Люсь.

-А душе все равно… Дождь, ветер, солнце. Она с таким трудом будет выбираться, не захотят её отпускать. Надо хоть как-то помочь. Она из тела вылетит, а дальше… А я не знаю, что дальше. Но знаю, что скоро х о р о н и т ь меня будете.

Баба Люся зашла в дом. Слабость и боль разливались по телу. Агония не страшила её. Наоборот, этот болезненный переход будет означать, что и демоны уйдут вместе с ней. Да, душа её не обретёт покой. Злодеяния будут наказаны. Но внучка спасётся.

-Помог ведьминому горю, — баба Люся вытерла слезу, — значит, есть ты всё-таки…

Старческие пальцы аккуратно выводили буквы на листе бумаги. Прощальное письмо дорогим людям получилось длинным.

Когда ведьма закончила, в дом заглянул сосед.

-Ну, что там? С крышей-то…

 

Баба Люся указала на потолок прямо над своей кроватью.

-Руби! Вот здесь руби! Погоди… Возьми деньги. Сделаешь дело, обратно в дом не заходи. Утром постучишься ко мне. Отвечу — беги прочь, нельзя, чтобы бесы тебя забрали… Так каждый день заглядывай, пока ответом на стук не будет тишина.

-Я понял, — испуганно прошептал сосед.

Дыра зияла прямо над головой ведьмы. Холодный дождь падал на её разгоряченное лицо, исцеляя жар. Капля, которая ещё мгновение назад была в небе, теперь с силой ударялась о морщинистые щеки и приносила успокоение.
Демонов было почти не слышно. Они не могли пробить невидимую стену и подобраться ближе к ведьме. Далекие, страшные, истошные крики вызывали у неё улыбку.
-Не достанете, — хрипела через силу баба Люся, — не теперь!
Яндекс Картинки
Она вздрагивала и крючилась от боли. Шум ветра и дождя постепенно заглушал бесов. Всю ночь баба Люся металась в агонии. И только стук дождя в окно и холодные капли возвращали её в реальность.
-Это последний вдох, пожалуйста, — шептала старуха, — последний? Последний… Последний… По…
Рассвет сегодня красивый. Серебряные капли дрожат на листве. Грозовые тучи разошлись по небу. Вышло солнце. Над домом ведьмы встала радуга.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,362sec