Наглые гости

-Свет в окне увидели, решили к вам зайти. Не прогоните родню-то?

— Котенок, ну ты хоть немного меня поддержи. Что ж я, будто снова холостяк – один гостей веселю! Выйди к людям, хоть поздоровайся, да на стол накрой!

— Некогда, Петь! Видишь же – я зашиваюсь! У старшего завтра контрольная работа по математике, а младшей к утреннику надо белый фартук погладить. Она там первоклашку играет. Какая первоклашка в четыре года! Весь город обегала, пока нашла форменное платье такого крошечного размера, весь вечер подшивала вчера… А, ты еще здесь? Ну иди, сам как-нибудь справляйся!

— Ну зайка!

 

— Ладно, тогда выбирай: либо гостей своих один весели, либо садись уроки делай и гладь одновременно! – Мне хотелось специально сбросить на мужа максимум дел, чтоб он после ухода гостей дышать от усталости не мог. Примерно так же, как обычно себя чувствую я, когда он перестает играть в «радушного хозяина» и отправляется спать, а я до ночи отмываю гору посуды.

— Контрольная по математике… — муж с тоской смотрел на ровные ряды примеров, которые нуждались в решении и объяснении десятилетке, смотрящему на отца чистым, не замутненным знанием предмета взглядом.

Окинув тоскливым взором «неприличный» объем дел, названный мной, Петр вздохнул, развернулся и поплелся на кухню, где долго и вдумчиво стоял перед раскрытым холодильником, пытаясь придумать какое – нибудь быстрое блюдо для угощения гостей.

— Вот как Катерине удается буквально из ничего смастерить целый стол закусок? — Его всегда это удивляло, ведь ничего не было в холодильнике! А глядишь – наставила тарелочек, наполненных едой. Он гордился тем, как легко у меня это получалось: и гости довольны, и я радушной хозяйкой выгляжу. — Только вот чего-то в последнее время не то творится с женой, совсем перестала помогать гостей встречать. А они уже привыкли едва ли не каждый день заглядывать на огонек…

Казалось, у них был свой график посещений. То его брат приведет свое семейство ужинать, то тетка на чаек заглянет и не уйдет, пока в вазочке с конфетами только фантики не останутся, то друзья притащатся футбол смотреть. И угощать всю эту ораву приходилось мне. Поэтому я объявила бойкот! Правда, муж о нем пока не догадывался. Несколько лет я безуспешно возмущалась, но и моему терпению пришел конец!

Я выглядывала из-за угла комнаты и тихо радовалась, что теперь эта канитель под названием «хлебосольные встречи гостей» свалилась на мужа. Пусть разгребает, я им не прислуга.

Мы с Петром вместе уже больше пятнадцати лет. Мне порой кажется, что с ним я дольше, чем одна, настолько привыкла чувствовать себя в ответе за кого-то. Настолько хорошо его знаю, каждый его жест, каждую попытку манипуляции. О последнем – подробнее.

Еще с момента знакомства я заметила за мужем одну странную черту, которую в людях в принципе не понимала. И черта эта – чрезмерная доброжелательность, открытость, дружелюбие и гостеприимство. Меня, как человека необщительного, такая открытость даже немного пугала. Ну откуда, скажите мне, в Пете столько желания общаться с другими? Неужели не хочется посидеть в тишине? Почитать книгу? Посмотреть хорошее кино? Да просто с котом пообниматься, завернувшись в плед? Неужели существуют люди, готовые в режиме двадцать четыре на семь общаться с кем-то? Им страшно оставаться в компании самого себя?

Но тогда еще мой будущий муж был именно тем, о ком говорят «душа компании». Это потом я поняла, что питать и эту душу, и эту компанию придется мне. И каждый раз я переживала, как угодить всем, как быстро и вкусно накрыть стол, как встретить, как развлечь… Такие посиделки отнимали уйму сил и времени. Я уж молчу про финансы. Много раз я намекала на то, что пора бы подобные встречи проводить в кафе, но муж был против:

— Ну, зайка! Какое кафе? Дома же душевнее! Все свои, сидим, сколько хотим, никто над душой не стоит.

— Ну тогда помогай мне готовить! Я же не справляюсь и не успеваю порой одна все делать!

— Но у тебя так вкусно и красиво получается! Я сейчас влезу, только помешаю. Сама же потом ругаться будешь.

— Тогда пусть твои друзья не приходят с пустыми руками.

— Мне неудобно их просить. Они же в гости идут. Когда мы ходим в гости, мы же ничего не приносим с собой.

— Мы никуда не ходим! Я уже забыла, когда ела то, что не сама приготовила.

— Радость моя, ну что ты злишься. Ты же такая хорошая хозяйка, такая мастерица! Мне все друзья завидуют, какая гостеприимная у нас семья! – манипулятором муж был отменным, правда, я поняла это не сразу.

 

— Действительно, просто они не привыкли платить за удовольствия. – говорила я себе, так как Петя нашел бы повод продолжить нахваливать преимущества домашних застолий.

Первые годы брака я легко относилась к ним, но с появлением детей начала понимать, что гостей пора отваживать от дома. Они будто не соображали, что детям в девять надо ложиться спать, а утром всем на работу. Когда я уходила уложить малышей спать, на меня сыпалась гора гневных или насмешливых советов относительно того, что я слишком правильная, не даю детям свободы.

— Вон наши тоже сидят, не спят. И что с ними плохого случиться? – усмехался брат мужа.

Я смотрела на их уставших детей и понимала – дискуссия тут бесполезна.

И вот, мое терпение лопнуло. Я дошла до точки кипения и решила, что пора возвращать Петю в семью, а его родственников и друзей разгонять по их домам. Ведь сами они нас никогда и никуда не приглашали. Все собрания происходили только у нас. Один был холостяком с вечным бардаком, другие жили с мамой, у третьих ремонт (не заканчивался десять лет), четвертые жили на семнадцатом этаже… А родственники мужа – это вообще отдельная тема.

Я долго думала, как бы деликатно намекнуть гостям радовать нас своим присутствием как можно реже. И придумала. Я просто самоликвидировалась на этапе подготовки к мероприятию, да и обслуживать вечеринку тоже не собиралась.

Первым делом я не рванула в магазин, когда муж торжественно объявил о том, что его брат (который по счету я так и не запомнила) сегодня посетит нас со своей девушкой. Соответственно, к приходу гостей Петя смог предложить им наскоро сваренные магазинные пельмени. Гости, посидев полчаса, с недовольным видом отправились домой. Муж долго дулся и бубнил, что я его опозорила.

Через пару дней нагрянула подруга детства, которая была в нашем городе проездом и не «не могла не заглянуть». Для встречи с ней Пете пришлось самостоятельно готовить торт из готовых вафельных коржей и сгущенки. Гостья, объявив, что сладкое не ест, отправилась на вокзал. Увидев этот ужасный торт, я тоже решила, что сладкое больше не ем.

Спустя еще несколько дней компания мужа, которая приходила к нам смотреть футбол, нагрянула даже раньше времени. Я торжественно удалилась учить с детьми уроки и собирать их на утренники. Чем муж угощал гостей — не знаю, но в девять я вышла из детской, переселила компанию на кухню — там тоже телевизор — а сама отправилась спать. Как-никак, мне на работу в семь утра вставать, да еще и семье надо завтрак приготовить.

Среди друзей поползли разговоры о том, какая я стала злобная и истеричная. Коллеги мужа открыто жалели его, а он не мог понять, почему в обычной жизни я оставалась прежней, а с приходом гостей превращалась в лентяйку. Мало того, если я присаживалась к столу, то, не слушая долгие и глупые разговоры, везде лезла со своим мнением, навязывала его всем подряд, а если со мной начинали спорить, зевала и заводила разговор с другим человеком. Петр в такие моменты краснел, пытался сглаживать ситуации, но спорить со мной не решался.

Пару раз, когда дети были на выходных у бабушек, я присаживалась к столу, но всегда находила что-то более интересное в телефоне, нежели общение с гостями. Да, поведение мое довольно быстро начало давать плоды. Гости уже не так рвались к нам, а приходя, не засиживались допоздна. Но мне хотелось полной и безоговорочной капитуляции.

Когда друзья мужа собрались в очередной раз, чтоб посмотреть футбол, какой-то МЕГА- важный матч, я выставила рядом с телевизором гладильную доску и все время, пока шла игра, гладила, складывала, встряхивала белье, ходила туда-сюда, раскладывала его по шкафам, шумела и комментировала каждое действие игроков. Надо сказать, мне пришлось постараться и накопить побольше перестиранных вещей, чтоб хватило на полтора часа.

К концу игры друзья Пети кипели и пыхтели сильнее, чем мой утюг. Только он, в отличие от них, иногда сбрасывал пар, а им приходилось молча терпеть поведение хозяйки дома.

— Петь, мы в следующий раз, наверное, у меня соберемся игру смотреть! Если хочешь, приходи! – Алексей говорил нарочито громко, чтоб я услышала, и мне стало стыдно.

 

— Так у тебя же бардак в доме! – я выглянула из детской, заинтересовавшись заманчивым предложением.

— Я клининг нанял – сквозь зубы процедил мужчина.

— Ух ты! Здорово! А можно я тогда тоже приду? Посмотрю – как они убрались. Давно мечтаю тоже нанять помощников, да все сомневаюсь – вдруг плохо приберутся.

— Зайка, да мы чисто мужским коллективом посидим, — муж решил вмешаться, так как у ребят начался заметный тик.

— Так я вам не помешаю! Смотрите себе свою игру, а я просто по углам пролезу, оценю работу! – я невинно захлопала глазками, понимая, что еще одно мое слово — и в нашей прихожей произойдет массовый взрыв.

Для того, чтоб закрепить успех, я решила нанести удар по самой нашей частой гостье – родственнице Пети, которая два – три раза в неделю приводила к нам на ужин всю свою многочисленную семью. При этом, она всегда обсуждала приготовленное, критиковала, осуждала ремонт, чистоту, мой внешний вид и все остальное. Собрав детей и мужа, одним прекрасным вечером я нагрянула к ней в гости. Без предупреждения.

— Ой, Петь, а ты что ж не позвонил, не предупредил, что придешь… с семьей, — увидев нас, женщина изменилась в лице.

— А мы к вам решили на ужин заглянуть! Представляете, гуляли долго на улице, совсем про время забыли, ужин не готов, а детей надо накормить! Вот, свет у вас увидели, решили к вам зайти. Не прогоните родню-то? – я в точности повторила слова родственницы, с которыми она приходила к нам.

Стараясь не обращать внимание на вздувшиеся на ее висках вены и огненные взгляды, которые она бросала на моего мужа, я прошла в комнату.

— Ой, какие у вас интересные занавески! Винтажные, да? У моей бабушки в деревне такие висели! Как же их называли-то? А! Вспомнила! Сирийские! Надо же, умели назвать вещь, правда? А это что у вас? Новые обои поклеили, какой интересный дизайн. А, это не дизайн, это младший изрисовал и кот ободрал? Оригинально!

Я не замолкала ни на минуту. Удивляясь, откуда во мне столько сарказма, я переходила из одной комнаты в другую, обнаруживая в каждой что-то «интересненькое». Муж остался в коридоре, наконец, догадавшись, что со мной творилось в последние несколько недель.

— Котенок, мне кажется, у нас в соседнем доме открыли новое кафе. Может, заглянем туда… все вместе? – вполголоса спросил он меня и тут же пристально посмотрел на тетку, намекая ей пойти с нами.

— Ну уж нет, у нас много дел! – родственница решила не принимать приглашение и с удовольствием закрыла за нами дверь.

Дети были рады поужинать вредной, но вкусной едой, и лечь спать чуть попозже. А Петя решил, что встречи с друзьями и родственниками ничем не хуже вне дома. Пора и честь знать.

— Дом – наша крепость, — прошептал он мне, обнимая и прижимая к груди, когда мы уже легли спать.

— Наконец-то дошло, — прикрыв глаза, шепотом ответила я.

Ольга Брюс

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.83MB | MySQL:68 | 0,388sec