Все перемелется, мука будет

— Зинаида Львовна! Ну что ж вы делаете то?!

Свекровь с остервенением продолжала собирать Викины вещи.

— Вы о внуке то подумали?

Зинаида Львовна остановилась.

— О каком внуке? Каком еще внуке? Нагуляла не пойми где, вот и сама теперь думай что тебе делать?? Сыну то моему это все на кой сдалось?? Вот и ушел от тебя, потому как куда лучше есть!

 

Она вновь принялась сгребать без разбора в сумку одежду невестки.

— Что за глупости?? Ваня на север уехал, денег заработать. С завода сократили, а больше работать негде. Вы все это прекрасно знаете.

— Нет, ну я с самого начала говорила Ванечке что ты недалекая!!! Нет же, проверять надо было!? Ну какой север? Какой? К Люде он Смирновой переехал, которую любил всю жизнь! И счастлив с которой между прочим был!

Вика слегка пошатнулась. Про Люду она слышала, школьная любовь и все такое. Но как говорил Ваня, они расстались задолго до их знакомства. Как сложилась дальнейшая судьба Люды, Вика не знала и не интересовалась.

— А тут ты!? Все им планы порушила. Конечно, каждый ошибиться может. Вот Ванюша и одумался. Так что нечего сочинять север какой-то. Смелости у него не хватило сказать как есть, так вот я тебе говорю! Вот твои вещички и марш из моей квартиры! К родителям добираться не далеко, дошлёпаешь!

У Вики слезы стояли в глазах. Но реветь при этой женщине не хотелось совершенно, эта добьёт до конца.

— На развод Ванюша подаст в ближайшее время!

— А как же?? Вика не успела договорить.

— А ты еще докажи сначала, что он наш!!

Свекровь захлопнула дверь прямо перед ее носом.

Вика неподвижно простояла около минуты у закрытой двери. Слезы предательски продолжали течь по щекам. Еще вчера Ваня радостно собирал вещи. Они строили планы, что за пару лет такой работы они смогут купить свою, пусть крохотную, но отдельную квартиру. Что Вика будет его встречать уже с огромным, заметным пузом. И может даже будет знать, кто. Хотя.. Врачи ошибаются через раз, а иногда и вовсе не говорят. Ваня говорил что будет скучать. А теперь??? Конечно же Зинаида Львовна врет. Она с первых дней категорически не воспринимала Вику. И все же. Эти рассказы про Люду Смирнову, как то больно царапнули, и продолжали терзать сомнениями. И все же, а вдруг??

Вика не разбирая особо перед собой дороги, шла к родительскому дому, волоча за собой по снегу тяжелую сумку. Уже вечерело. Зажглись уличные фонари, на небе показались первые звезды. Тихие безлюдные улицы, лишь снег скрипел под ногами, да где-то в далеке забрехала собака.

 

— Вика! Кто-то окликнул её, Вика подняла глаза.

— Вика!

У крохотного беленького дома на пригорке Вике махала маленькая старушка.

Надо же! Анна Васильевна! Уж сколько лет ее не видела, говорили ее сын забрал в город, а вот видимо вернулась! Не может без своей избушки. Когда Вика была маленькой она часто с другими ребятами забегали в гости к бабе Ане. Она всем пекла тоненькие лепешки прямо на печи. Баба Аня жила одна и всегда радушно встречала ребятню. Мужа давно не стало, а взрослый сын служил и бесконечно мотался по стране вместе со своей семьей.

— Заходи Викусь, заходи! Садись вот, погрейся у печки то, совсем поди замерзла, морозец то хорошо жмет сегодня, по февральскому!

— Спасибо баб Ань. Не знала что вы вернулись.

— А то ж…

Вика протянула озябшие руки к печи.

— Что-то не весела ты красавица. Случилось чего?

— Да что вы все хорошо…

— Вика, Вика… Анна Николаевна покачала головой. Не лежит душа так не говори. Давай я лепешек тебе напеку? Хочешь?

— Конечно хочу, но ведь тяжело же вам, давайте сама я.

— Ну что ты. Все хорошо, руки помнят.

Пока Анна Николаевна месила тесто Вика смотрела на пляшущие языки огня в печке. Все это не правда… Все что сказала Зинаида Львовна одна сплошная ложь. И ничего другого. Так быть не может.

— Вот и готово! Ешь, дочка. Сейчас чаю принесу.

 

….-Все сумки собрала мои и выставила за дверь.. Сказала Ваня сам на развод подаст. Вика не вытерпела и рассказала обо всем что с ней стряслось. Как вы думаете, мог он такое??? Баб Ань??

Анна Николаевна внимательно слушала крутя маленький жернов в руках.

-Вика ты же дете ещё. Ну что ты себя изводишь. Все перемелется и плохое и хорошее, мука будет. Ничего не останется как есть. Анна Николаевна продолжала молоть зерна в своей крошечной мельнице, покупную магазинную муку для своих лепешек она почему то не признавала. Вика не заметила как уснула.

Проснулась когда замерз нос и щеки. Открыв глаза она увидела перед собой совершенно пустую нежилую комнату. В щели между стенами и оконными рамами зимний ветер успел надуть небольшие заносы. Груда ватных одеял, которыми она была заботливо накрыта, не позволили ей замерзнуть.

— Баб Ань!! Баба Аня!!! Ей никто не ответил. Вика поспешно собралась. Деревянные доски пола покрытые инеем, ее сумка, стоявшая в углу. Здесь будто долгие годы никто не жил. Ну не могло же ей это все приснится в конце концов? И жаркая печка и лепешки. Вика аккуратно прикрыла за собой дверь принявшего ее дома.

А дома у родителей, как впрочем и всегда царил кавардак. Три озорных близнеца, Викиных племянников и сыновей ее старшего брата играли в дальнобойщиков. Большие грузовики у них были. Вот только самих шоферов не было. Под них было решено применить, как казалось детям, скучавших бабушкиных котов. Коты орали и сопротивлялись, дети кричали на перебой. Мать что-то готовила на кухне. Отец, дабы хоть чуть чуть сбежать от всей этой суеты рубил дрова за домом. Катя, невестка, таскала из бани стираное бельё и развешивала его на морозе. И только брат Костик был на работе. Собственно именно по этому они и решили с Ваней после свадьбы пожить у его матери. Пока не накопят на свое жильё.

— Вика привет! А мама пироги печет, ты иди иди, я скоро! Катя с тазом вновь прошмыгнула в баню.

Мама встретила у пора, по сумке сразу поняла что дело не ладно.

— Чего стряслось то?

 

Вика долго рассказывала и о том что Ваня на север уехал, собрался за два дня и уехал. Родителям и сказать не успели. И про Людку Смирнову, и про то как ей свекровь вещи быстро собрала, и про обвинения в нагулянной беременности. Обо всём.

— Ну про Людку то она привирает, она вроде как уехала давно. Да и будет она прям Ваню твоего сторожить, сдался он ей, и красивая и умная. Не стоит оно того, годы терять, чтоб чужого мужика ждать. А выставила тебя, так и Бог ей судья, аукнется еще, как сын вернется. Жить где есть, весело у нас, так ты привычная, уж давно так. Не забивай себе голову. Я только не пойму из твоего рассказа, тебя вроде как вчера выставили? Где ж носило то тебя? У подружек пропадала?

— Баба Аня в гости позвала, я с ней заговорилась и уснула. А утром проснулась и к вам.

— Бабу Аню сын года три как забрал, если не больше. Даже и не знаем живая ли. Они и из дома все добро вывезли, так и стоит считай пустой. Ладно, не хочешь не говори. Пойдем чаю попьем, и дальнобойщиков вон покормить надо, пока они котов моих до смерти не замучили.

Ваня приехал через три месяца. Сначала они сняли маленькую комнату. Через год после рождения малыша купили квартиру в ипотеку. Все на самом деле устаканилось и перемололось. А с матерью Ваня общается редко. Как-то объяснить себе или понять ее поступка он так и не смог.
Яна Герман

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:68 | 0,288sec