Всё правильно

— Как понять, разводитесь? – опешила Рита. – А я?

— Дочка, но тебе уже восемнадцать! Мы ведь дождались, чтобы…

— Чтобы не ранить мою детскую психику? – фраза откуда-то всплыла в Ритиной голове.

Но мама обрадовалась подсказке.

— Ну, конечно! – воскликнула она. – А теперь папа уйдёт жить к Марине. А я уеду к Виктору в Санкт-Петербург. Ты не думай, мы будем тебе помогать…

 

Мама говорила невозмутимо, ровно, как о чём-то само собой разумеющемся. Только для Маргариты это не было само собой разумеющимся. У неё словно выбили почву из-под ног. Мощным ударом.

— Ждали? И давно вы так… ждали?

Оказалось, давно. Восемь лет. Оказалось, что их идеальная семья была всего лишь картинкой, которую рисовали для Риты родители. Старательно рисовали. Так, что она не замечала фальши.

— Но как же я? – заладила Рита.

— Дочка, ты уже взрослая. – вступил молчащий до того отец. – Люди и раньше начинают жить самостоятельно. И мы же никуда не денемся. Мы по-прежнему останемся твоими родителями. Ты всегда можешь прийти с любым вопросом, и ко мне, и к маме.

— Ну, к тебе-то понятно. – усмехнулась совершенно оглушённая новостями Рита. – А к маме? На сапсане кататься буду? Чуть что…

— Рита… — мама пыталась ещё что-то сказать.

— Всё. Всё! Поняла я всё. Ничего больше не хочу слышать. Видеть вас не хочу! Сломали мне жизнь… лучше бы вы развелись восемь лет назад, как все нормальные люди делают.

— Да мы же ради тебя… — мама перешла с оправдательного тона на возмущённый.

— Ритуня, у тебя брат есть. Костя. Шесть лет. – начал отец. – Тебе он понравится…

Она никого больше не слушала. Свернулась клубочком на диване и лежала. Когда пришла пора ужинать – пошла поела. Вечером читала книгу, час на одной странице. Она всё пыталась понять, о чём книга, но думала совершенно о другом. Самые близкие и родные люди врали ей восемь лет. Она считала, что у неё есть семья, и теперь совершенно не представляла, как жить без семьи. Как?
Родители разъехались, как и обещали. Хотя для Риты это выглядело как «угрожали». Привели свою угрозу в исполнение. И хотя и мама, и папа, переводили ей деньги на карту, чтобы дочка ни в чём не нуждалась, это как-то не слишком её утешало.

— Ритуля, приезжай! Тебе же нравится Питер. – мать звонила раз в неделю. – Погуляем. В Петергоф съездим.

— Уже не нравится. – угрюмо отвечала Рита.

— А как в институте дела?

— Нормально всё. Мам, чего ты хочешь?

— С дочерью поговорить хочу.

— Нету у тебя дочери. Променяла на чужого дядьку.

— Нет, это невыносимо просто!

 

После неприятного разговора с дочерью Лена позвонила Егору.

— Ты с Риткой когда последний раз разговаривал?

— Давно. Что-то я замотался.

— Здрасти! Замотался он. Ты всё-таки отец! Съезди хоть к ней, что ли…

— Лен, ты тоже не на северном полюсе живёшь! Сама и съезди. На сапсане всего четыре часа.

— Господи, как я вытерпела эти восемь лет! Ты сухарь просто какой-то! Ритка права. Надо было тогда и разводиться.

Надо было тогда. С чего они вообще решили поберечь дочку? А теперь она взрослая, и перестроиться ей труднее. Ну, ничего. Не едет она к ним – они с Виктором сами на выходные поедут в Москву. Лена давно мечтала познакомить дочь с новым мужем. А Егору видимо наплевать, что его дети не знакомы. Сухарь он сухарь и есть. Бесчувственный.

Егор после разговора с бывшей женой задумался. Усовестился. Позвонил Рите, но она не ответила.

— Мариш, ты не против, мы с Костиком прогуляемся?.. — задумчиво спросил он.

— Ой, да что ты! Конечно. Я пока дела домашние по-быстрому сделаю.

Костик рос гиперактивным мальчиком.

Надо заехать к Ритке. Как-то поговорить с ней, что ли. Странная девка выросла… казалось бы, восемнадцать лет, родители разъехались кто куда. Радуйся! Друзей приглашай. Туси – так, кажется, они сейчас говорят. Нет, она страдает! Ну не глупость ли?

Рита была домоседкой. Ботаничкой. Всё училась и училась. Стремилась родителей порадовать. Друзей у неё, по сути, не было. Только Наташа, но она уехала в Санкт Петербург учиться там на режиссёра.

— Зачем уезжать? – не поняла Рита. – В Москве возможностей гораздо больше.

— А там поступить проще. А то поехали вместе?

Но Рита не захотела уезжать от родителей. Какой же она была дурой! Хотя… учиться в Питере ей сейчас совсем бы не хотелось.

 

Одиночество выгнало Риту на улицу. Она просто больше не могла оставаться дома одна. Мобильный телефон девушка забыла – просто выходила в ужасном состоянии. Выбегала, точнее. Вышла, и шла, шла, шла… куда глаза глядят. Глаза из-за слёз глядели плохо. Рита услышала визг тормозов, и мир вокруг погрузился во тьму. Словно свет выключили. Но она успела подумать: «Мама… я не хотела».
Егор позвонил в дверь три раза, и ещё пару раз на мобильный. Прислушался: звонок сотового раздавался из-за двери.

— Рита! Ритка, открой! Я знаю, что ты дома!

Неугомонный Костик обскакал уже все ступеньки. Егор стукнул по двери, потом дёрнул ручку. Оказалось, не заперто. Вдруг перехватило дыхание… стало страшно входить. А ну как сделала с собой что-то!

— Сынок… постой тут. Одну секунду, ладно?

— Нет! – Костя прыгнул через три ступеньки и чуть не свалился – Егор поймал его за шиворот. – Если ты в шпионов играешь – я тоже в деле!

— Стой тут, я сказал! – прикрикнул Егор.

— Чего шумишь, сосед? – выглянула Екатерина Юрьевна, пожилая женщина из сто первой квартиры.

Он обрадовался ей, как родной.

— Екатерина Юрьевна, посмотрите за этим молодым человеком буквально минуту. Мне нужно зайти домой одному.

— Что стряслось? – в голосе соседки прозвучала тревога.

— Екатерина Юрьевна!

— Да смотрю, смотрю! Иди уже.

В квартире было пусто. Телефон Риты лежал на тумбочке в коридоре. Куда же она пошла? Без телефона? И главное, как теперь искать-то? Всё было странно… поговорить с соседкой? Как вообще Рита тут без них. А бывшая-то права. Он сухарь. Но и Ленка не лучше. Мать, называется. Он набрал ей:

 

— Докладываю: Ритки дома нет, а сотовый она с собой не взяла. И квартиру не закрыла, уходя. Что-то мне тревожно…

— Ого! – сказала Лена после небольшой паузы. – Выезжаю! Держи меня в курсе.

Егор также позвонил Марине и объяснил обстановку.

— Ох, Егорушка, ну что же это? Сейчас я приеду за Костиком. Чтобы он тебе не мешался.

Костик-то! Он и забыл, что его младшенький достаёт соседку.

— Екатерина Юрьевна, ну как у вас тут. – он заглянул в сто первую квартиру.

— А у нас всё хорошо. Мы варенье на огурцы мажем. Вкусно, Костенька?

— Офень. – ликующим голосом ответил мелкий хулиган.

— Ну, кушай, кушай. Организм молодой, справится. Я бы после таких «деликатесов» побоялась бы на улицу выйти. – засмеялась соседка.

Егор поговорил с Екатериной. Она поведала, что иногда встречала Риту. Гостей у неё не замечала. Всё, вроде, было в порядке. Только очень уж Маргарита была грустной последние несколько месяцев.

— Вы, конечно, Егор, дали стране угля! Жалко девку-то…

— Екатерина Юрьевна, это жизнь. Она ведь уже взрослая.

— Так-то оно так… вот только очень уж одинокая она. Ни друзей, ни парня…

— Странно, конечно, то, какой она выросла. Мы что-то не доглядели?

— Все разные, сосед. Она такая. У неё ваша семья была светом в окошке, а вы…

— Да-да. А мы дали стране угля. Я понял.

Приехала Марина и забрала Костю.

— Хочешь, с тобой останемся? Пока не найдётся Рита?

— Нет, Мариш, не волнуйся. Лена приедет скоро.

— А, ну ладно. Ты звони, не теряйся! Я же тоже волнуюсь.

Егор обнял жену. Нет, всё они с Ленкой сделали правильно. Просто и правда, наверное, несвоевременно.

 

Рита не объявилась. Вдвоём с бывшей женой, которая приехала на сапсане через пять часов, они принялись обзванивать больницы. Морги пока не стали. В полицию не было смысла идти – совершеннолетняя девица, скажут ждать.

— Есть такая. – сказала девушка в Пирогова. – В травме. Полис привезите. И паспорт.

— Что случилось?! – закричала Лена в трубку.

— Ой, да не голосите вы. Жить будет. Остальное у врача! И завтра приезжайте, сегодня вас уже никто не пропустит.

С утра они первым делом помчались в больницу. И оказались не первыми посетителями у Риты. В палате был какой-то незнакомый молодой человек в накинутом на плечи белом халате. Он извинился и вышел, когда пришли Егор с Леной. На тумбочке около кровати обнаружился букет цветов. И шоколад с фруктами. Рита, увидев родителей, заулыбалась. Егор совсем перепугался:

— Что случилось? Ты под машину попала? Головой, наверное, сильно ударилась? Амнезии нет?

— Пап, ты хочешь спросить, помню ли я, что вы в разводе? Так и спроси. Помню.

— Дочка, ну что же случилось?! – всхлипнула мать. – А это кто вышел отсюда, в халате? Доктор?

Рита покраснела и проигнорировала вопрос.

— Я попала под машину, так и есть. Шла, не глядя, и вышла прямо под колёса. Но ничего страшного! Просто сотрясение мозга и перелом ноги. До свадьбы доживёт.

— До чьей… свадьбы? – уточнил отец.

— Я не знаю. У вас были уже свадьбы? Не было, или вы замылили? – и она улыбнулась.

— Ритка…ты не сердишься уже, что ли?

— Не-а. Всё хорошо, правда, пап.

— Так. – Лена уперла руки в бока. – А когда тебя выписывают? Я останусь. Надо же ухаживать за тобой, перелом – дело серьёзное.

— Хорошо. Буду рада.

Родители были удивлены. Что за метаморфоза произошла с дочерью? Они просидели полдня, потом уехали. А вечером снова пришёл Артём.

 

— Ну, как встреча с родственниками?

— Нормально.

— Не сказала обо мне?

— Да не о чем пока говорить, Тём!

— Ну нифига себе! Вот так и спасай прекрасных принцесс. Я, можно сказать, с первого взгляда, а она… эх.

Рита засмеялась. Артём был симпатичным и весёлым молодым человеком. Она была рада, что шагнула именно под его машину. Да, побаливала голова. Да и нога тоже. Но Рите почему-то показалось, что одиночество закончилось. Даже не так… не показалось! Она это чётко почувствовала. Правда, боялась поверить. С другой стороны, она не собиралась причинять водителю неприятностей в связи с наездом на неё, так чего бы Артему суетиться? Сама дура! Этот хоть умудрился затормозить. Сразу отвёз её в больницу. Не ушёл, пока Рита не пришла в себя. Потом сидел с ней до вечера. Почему она не может просто понравиться парню? Пусть и с первого взгляда? Разве такого не бывает?

А вот не разошлись бы родители, и не пошла бы она на все четыре стороны, устав от тоски и одиночества. И не попала бы под машину Артёма. Очень вовремя всё случилось, кстати. Больше бы она так не выдержала… Рита вынырнула из своих мыслей и обнаружила, что Тёма что-то говорит, присев к ней на край кровати.

— Что? Прости, я задумалась…

— Сильно нога болит, спрашиваю?

— Да нет! Не переживай ты. Вообще почти не болит.

— Ну тогда я скажу.

— Что? – испугалась Рита.

Вот сейчас он скажет, что всё неправда. Просто он поддерживал её из чувства вины. И уйдёт. И она снова окажется одна.

— Хорошо, что ты выскочила на дорогу! С ужасом думаю о том, что этого могло бы не случиться. Ты очень вовремя появилась в моей жизни, Рита.

Он положил на её руку свою. И она поняла, что всё правильно. А одиночество точно закончилось.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,391sec