Земля круглая

Рабочий день подходил к концу, когда в кармане рабочего халата зазвонил телефон.

-Слушаю – Люба прижала трубку к уху, продолжая раскладывать результаты анализов по ячейкам.

-Катя! -вдруг радостно воскликнула она – вы приехали? Одна приехала? А Толик? – выслушав ответ подруги, предложила:

-Катюха, я скоро заканчиваю, давай через пару часов у Пятёрочки встретимся; я куплю что -нибудь вкусненькое и потом сразу ко мне. Мой Олег сейчас в командировке, так что спокойно поболтаем. Договорились? Тогда до встречи – Люба положила телефон в карман халата; мечтательная улыбка не сходила с её губ.

 

Катя была её лучшей подругой, с которой они, можно сказать, «с горшка» дружны были. Жили в одном доме, в один детский сад ходили, потом в одну школу. После школы вместе в медколледж поступили. Правда, на разные отделения. Катя на медсестру стала учиться, а Люба на лаборанта. Потом замуж повыходили, семьями дружили. А почти пять лет назад Катя с мужем переехали в Москву. Их сын Костя поступил в московский ВУЗ. Катя так над Костиком тряслась, что не решилась его одного в столицу отправить: мало ли какие соблазны там, в этой самой Москве? Продали свою квартиру, дачу, машину Толика и поехали вслед за сыном. Поначалу там квартиру снимали, потом ипотеку взяли, к своим денежкам добавили и купили двухкомнатную. Конечно, квартира не такая шикарная, как у них здесь была, но зато -в столице! Конечно, они созванивались, но это же совсем не то, что глаза в глаза, сидя напротив друг друга секретничать. Раньше они почти каждый год приезжали к родителям, а последние два года не получалось. Тётя Лиза, мама Кати, добрейшей души человек, ушла чуть больше двух лет назад туда, куда живым дорога заказана. Ушла внезапно -инфаркт случился. Тогда Катя с Толиком и Костей приезжали, а потом два года отпуск им уже не давали. Теперь Катя приехала одна, и Люба страшно рада была увидеть любимую подругу. Она заполнила журнал, навела порядок в лаборатории и нервно посмотрела на часы: до конца рабочей смены оставалось 15 минут. Но уйти раньше невозможно – сегодня на вахте дежурила Валя – сердитая и строгая пожилая женщина, которая вела учёт всех опоздавших или ушедших с работы раньше времени, а в конце своего дежурства докладывала обо всех происшествиях главврачу. Люба сняла халат, надела сапожки и подошла к окну.

-Катька. Как же она по своей подружке соскучилась! Вот взрослые уже, казалось бы, тётки, а без подруги всё -равно тоскливо -она снова улыбнулась: ничего, через какие -то полчаса увидимся.

Через 15 минут она пулей вылетела из клиники и помчалась на остановку. Пятёрочка находилась недалеко от её дома и всего в двух остановках от работы; и Люба частенько возвращалась с работы пешком. Но только не сегодня. Ей не терпелось скорее увидеть подругу, поэтому решила ехать на маршрутке.

У Пятёрочки Кати ещё не было; Люба поднялась по ступенькам и остановилась у дверей магазина, в которые то и дело входили -выходили люди. Постояв минут пять на улице, почувствовала, что замерзает от пронизывающего ветра и вошла в магазин, остановившись у стеклянных дверей, чтобы не пропустить Катю.

-Доченька, не поможешь бабушке на хлебушек -услышала она и оглянулась.

Рядом стояла старушка лет 80 в старенькой потёртой курточке и разношенных башмаках. В заскорузлой худенькой её руке, которую она протягивала к Любе, лежала десятирублёвая монетка. Люба даже и не заметила старушку, всё своё внимание обратив на стеклянную дверь.

-Сейчас, бабушка -она достала свой кошелёк, порылась в нём и достала пятисотенную купюру – вот, возьмите -протянула бабуле.

У той затряслись руки и на глазах появились слёзы:

-Спасибо тебе, доченька -произнесла она и торопливо спрятала купюру в карман -Дай Бог тебе здоровья!

Но тут Люба увидела, что по ступеньками поднимается Катя в красивом синем драповом пальто с элегантно обёрнутым вокруг шеи светло -голубым палантином. Она выскочила из магазина и бросилась к подруге:

-Катька, привет! Ты чего задержалась? Я жду -жду.

Катя обняла подругу:

-Привет, дорогая! Только собралась выходить, папа позвонил. Вот и задержалась немного. Ну, пойдём, что ты хотела купить?

Они ходили от стеллажа к стеллажу и накупали всякой всячины. Даже бутылку шампанского прихватили. Выходя из магазина, Люба увидела, что старушка стоит всё на том же месте.

Дома Люба накрыла стол и налила в фужеры пенящийся напиток:

-Давай, Катюха, за твой приезд -подняла она бокал.

-Давай -Катя пригубила шампанское- ну, рассказывай -что нового у тебя?

-Да что нового? Неделю назад только по телефону всё рассказала. Ты скажи, что с дядей Вовой случилось?

-Позвонил и сообщил, что упал и сломал руку. В больницу попал, операцию сделали. Мне пришлось отпуск брать -отца в больнице навещать, да и потом помочь.

-А как же он один после твоего отъезда будет?

 

-Посмотрим. Если не сможет, сиделку буду нанимать. Ко мне всё равно не поедет. Настырный, просто ужас. А так все по прежнему

-Толик работает. Костя учится. С девушкой дружит -хитро улыбнулась Катя.

-Хорошая девушка?

-Хорошая; папа у неё большой начальник. Свой огромный дом, а у Милены квартира двухкомнатная и машина импортная. Но ты не думай -Костя не из -за квартиры с ней. Любовь у них. Ох, когда -то и мы такими были. А что у твоей Лерки?

-Тоже с парнем гуляет. Он у них системным администратором работает; но квартиры у него нет, а машинка старенькая.

Они посмотрели друг на друга и засмеялись

-Учиться так и не надумала?

Люба вздохнула:

-Нет, Катя. Говорит, сейчас и с дипломами никуда не берут.

Они сидели долго и казалось, уже обо всём переговорили, а вопросы -ответы так и рождались сами собой. Часы пробили 11 вечера.

-Ой, Любашка, засиделись мы. Пойду я.

-Может, у меня ночевать останешься?

-Не обижайся, не останусь. Такси вызову, домой поеду. Да не переживай, я же ещё не уезжаю. Встретимся не раз. Пока -она поцеловала Любу и тут же открылась входная дверь.

-Ой, тётя Катя, здравствуйте! – вошедшая Лера бросилась обнимать мамину подругу -какая Вы шикарная! Вот что значит -Москва! – она посмотрела на мать – а ты меня туда не пускаешь.

-Нечего тебе там делать. Лучше бы учиться шла -отрезала Люба.

-Лера, ты с каждым днём хорошеешь, просто красавица! – отодвинув немного от себя и разглядывая девушку, произнесла Катя – парни, наверное, головы сворачивают от такой красоты?

-Скажете тоже -смутилась Лера.

-Мама сказала, у тебя парень есть?

Лера метнула на мать гневный взгляд.

-Вот мама, всё выложила. Есть парень, но это так -больше друг. А Костик ещё не женился?

-Да он же на последнем курсе учится, куда жениться? Но девушка тоже есть. Вроде серьёзно у них всё. А уж как дальше будет -посмотрим. Ладно, девочки, побегу я; ещё увидимся -она послала воздушный поцелуй и вышла из квартиры.

-Лера, ты есть будешь? -спросила Люба у дочери, заранее зная, что она ответит:

-Я на ночь не ем.

Так и ответила; и Люба начала убирать остатки еды в холодильник. Вымыв посуду и приняв душ, легла в постель. Сон долго не шёл -всё вертелся в голове разговор с Катей. Она улыбнулась и незаметно заснула. Снилась ей старая бабка. Она тянула к ней худые руки в синих прожилках и беззубым ртом шипела:

-Дай на хлебушек! Дай, дай!

Люба проснулась в холодном поту и сразу вспомнила старушку в магазине. Что -то в ней показалось ей знакомым.

-Да все старики похожи друг на друга -подумала она и повернулась на другой бок.

Через три дня был выходной. Накануне позвонил Олег и сообщил, что приезжает в воскресенье вечером. Люба решила нажарить беляшей; очень их муж любил. Но когда полезла в шкафчик, где хранились её крупы, увидела, что муки совсем мало и стала собираться в магазин. Выглянула в окно и удивилась -там улицу заносило снегом.

 

-Вот тебе и марток -надевай много порток -проговорила Люба и достала из шкафа в прихожей пуховик.

Войдя в Пятёрочку, она сразу у дверей увидела ту же старушку. Несмотря на холод, она была всё в той же потёртой курточке и старенькой вязаной шапочке. Старушка протягивала к входящим худую руку с просьбой о подаянии; и рука дрожала то ли от старости, то ли от холода. Люба достала 50 рублей, протянула старушке и спросила:

-Бабуля, Вы что так легко одеты? На улице вон снег валит, простыть можете.

Старушка взяла деньги, поклонилась, перекрестилась:

— Спасибо, доченька, только нету у меня другой одёжки.

-Как нет? А где Вы живёте?

-Да здесь недалече угол у одной женщины снимаю. Только пьющая она, да и друзья -пьянчуги к ней приходят. Могут и побить, и деньги забрать.

-А родственники у Вас есть?

-Как же -сын есть. Большой начальник. И жена у него при должности хорошей.

-Так почему же Вы не с ними? Или они ничего не знают?

Из глаз старушки покатились слёзы. Она вытерла их грязным рукавом:

-Где живу -не знают. Они ж выгнали меня из дома.

-Как выгнали? – у Любы даже дыхание перехватило от такой несправедливости – бабуля, я сейчас в магазин схожу и давайте, ко мне пойдём. Я Вас горячим супом накормлю и одежду кой -какую дам. Пойдёте?

-Да как же, мне ж денежки собирать нужно – прошамкала старушка.

-Я Вас накормлю и снова сюда приведу. Подождите меня – она вошла в магазин. А когда купила всё, что нужно и вышла, старушка стояла на том же месте.

Люба подхватила её под руку и они пошли медленным шагом. Снегопад прекратился. В квартире Люба отвела старушку в ванную, чтобы она умылась и вымыла руки, а сама быстро подогрела суп, сделала бутерброд с колбасой и налила в кружку ароматного чаю.

Бабуля ела медленно, дуя в ложку прежде, чем ко рту поднести -обжечься боялась. Потом пила чай и откусывала бутерброд, некрасиво пережёвывая его передними зубами.

Когда поела, встала и поклонилась:

-Спасибо тебе, добрая ты женщина. Все бы такими были, а то ведь гонят меня из магазина, побирушкой обзывают. А как мне не побираться? Пенсия маленькая; за угол Ленке отдай, лекарства кой -какие купи, да и покушать надо. Не хватает денег -то. Вот и стою. Стыдно, а стою.

-Почему к сыну не обратитесь?

-Ох, дочка. Он ведь у меня один. Как я его рожала страшно -один Бог знает. И потом всю жизнь над ним тряслась. Одна его ростила. Всё для него, всё для него. Выучила его; он институт закончил, стал работать. Потом обженился. Да недолго жил; девчонка такая норовистая попалась. Хорошо, детей нажить не успели. Снова женился. Опять не то. Жена скандалистка -что не по ней -орёт на весь квартал. Стыдоба. Сказала я ему, сыну, значит:

-Дима, гони ты в шею эту горлопанку.

Пожили они лет пять и выгнал он- таки её. Ещё одну приводил. Но не списывался с ней, так жил. Дочка родилась. И покоя никакого не стало -орёт и орёт. А девка та совсем дела забросила, за сыном не доглядывала, только со своей Олюшкой нянькалась. Вот Дима и её прогнал. А потом познакомился с женщиной. Красивая, дородная, вся в золоте да брильянтах. Привёл к нам, мне понравилась она. Ко мне с почтением: мамашей называла. Старше она Димочки моего на 10 лет, а не страшно- выглядела она много моложе его. Всё было хорошо. Они на работе, я по дому. А потом я заболела и слегла. И эта Нина сразу поменялась – мне еду принесёт, да всё рывками, со злостью. Слава Богу, поднялась я. Но начали они разговоры вести, чтоб, значит, квартиру на большую сменять. И подговорили меня документ подписать. Я ж не знала, что подписываю. А это была дарственная на сына. Вот они меня и выгнали. Поначалу вроде мне квартирку снимали, а потом платить не стали. Я к ним было пошла, а оказалось, что они уже съехали оттуда. Так я и оказалась на улице.

 

Старушка рассказывала, а в голове у Любы огонь полыхал. Когда старушка замолчала, она спросила:

-Тамара Ивановна, а Вы меня не помните?

Старушка прищурилась и посмотрела на Любу:

-Нет, не помню, милая -и засобиралась: так ты меня отведи туда, хорошо?

Люба оделась, подала старушке свой прошлогодний пуховичок и они вышли из дома. Она довела её до магазина, попрощалась и повернула назад к дому.

-Какая же земля круглая -горько думала она, возвращаясь домой – и как жизнь меняет людей. Я ведь и не узнала бы её, если б она не рассказала о себе.

Дома поставила опару и занялась фаршем. Мясорубка крутилась, а в голове Любы крутились воспоминания.

За ней забежала Катька:

-Пошли на озеро, сегодня день такой чудесный, нечего дома сидеть.

Они схватили полотенца и побежали на озеро. Находилось оно за городом, идти минут 20. Жара невозможная. Люба уже сетовать стала:

-Катька, вот зачем ты меня в такую жару потащила? И я, дура, согласилась.

-Хватит ныть -прикрикнула Катя, сейчас дойдём.

Вот и озеро показалось. Народу -уйма! Кто на берегу загорает, кто в озере плещется. Девчонки полотенца на берегу побросали, разделись и бух -а вода тёплая такая! Поплавали, на берег загорать из воды вылезли. Позагорали, снова -бултых! И Люба саженками поплыла. Озеро хоть и не очень большое, но глубокое. До середины доплыла и ногу свело судорогой, да так, что от боли закричала:

-Катя, спаси, тону!

А Катя уже у берега и подругу не слышала. Люба снова кричит, чувствует -всё, сейчас ко дну пойдёт, как кто- то схватил её за волосы и поволок к берегу. Хотела она за этого спасителя уцепиться, да руки не достают. Так и вытащил он её на берег. А Катька уже по берегу бегает, от волнения руки сжала до посинения. Вытащил парень Любу, стал ногу растирать, а она от боли стонет. Но всё же прошла боль. И только тогда она парня рассмотрела:

Темноволосый, темноглазый, кубики на груди выделяются, бицепсы -наверное, спортсмен.

А он увидел, что Люба уже в себя пришла, засмеялся:

-Что, испугалась? Булавку с собой носить нужно.

-Зачем булавку? -не поняла она

-Если ногу судорогой сведёт, уколоть ногу и отпустит. А так -то и на дно к ракам угодить можно. Меня Димой зовут, а тебя?

-Люба. А это подруга моя -Катя.

Так они и познакомились. Дима учился в Юридическом, на последний курс перешёл; хотел адвокатом стать. Красивый, умный. Люба в него с первого взгляда влюбилась. Она Диме тоже понравилась -длинноногая, стройная. Талия -двумя пальцами обхватить можно, а пшеничные волосы до самой талии достают. Стали они встречаться. Уже и лето закончилось, оба продолжили учиться: он в институте своём, она -на последнем курсе колледжа. По выходным встречались, в кино ходили, по парку гуляли. А когда экзамены сдали, Димка Любе предложение сделал:

-Давай поженимся.

Она ни минутки не раздумывала -так любила парня. Подали заявление и пошли родителям сообщать. Вначале к Любиным явились. Те обрадовались, стол накрыли, поздравлять начали. Потом к маме Димы пошли. Вот тут их встретили не так радушно. Открыла им дверь красивая темноглазая дородная женщина лет 55 в шёлковом халате. И только Дима представил Любу, как свою невесту, как лицо у женщины перекосило:

-Какое право ты имел не посоветоваться со мной?

-Мама, мне 23 года, я большой мальчик, скоро работать пойду. Почему я должен у тебя совета спрашивать?

-Хорошо -сквозь зубы произнесла женщина, тогда расскажи мне о своей невесте.

Люба помнит, что они так и стояли в богато обставленной прихожей; в комнату их даже не пригласили.

 

-Это Люба. Она закончила медицинский колледж (при этих словах лицо Тамары Ивановны скривилось).

-Всего лишь колледж? А родители кто?

Дима вопросительно посмотрел на Любу.

-Мой папа работает мастером на трубном заводе. Мама там же контролёром.

-Господи, ты кого в дом привёл? -заломила руки Тамара – нищебродку какую -то подобрал! Да разве я тебя для такой растила?

Люба посмотрела на Диму. Ей хотелось плакать. Такого унижения в своей жизни она ещё никогда не испытывала.

-Не волнуйся -шепнул Дима -успокоится и всё будет нормально.

Но нормально не становилось. Мать каждый вечер устраивала сцены сыну: то она умирала и требовала вызвать скорую, то упрекала его в неблагодарности.

-Никакой свадьбы! Даже не надейся! Или ты хочешь свести меня в могилу? -кричала она.

О скандалах Дима Любе не рассказывал, но осторожно предлагал просто расписаться, без всякой свадьбы. Родители Любы настаивали на торжестве, но что ей было делать? Как меж двух огней. Расстаться с Димой? Но это было выше её сил и она согласилась:

-Давай просто распишемся.

Люба тогда совершила самую огромную ошибку в своей жизни -согласилась пойти жить к Диминой маме. Вот уж она поизмывалась над девушкой! Никогда никаких «доброе утро», «спокойной ночи», «здравствуйте» или «до свидания» -не достойна «нищебродка» такого культурного обращения.

По утрам, когда молодые собирались на работу, Люба слышала:

-Сыночка, иди завтракать, я тебе омлет приготовила.

О Любе не было сказано ни слова.

По вечерам за столом свекровь обращалась только к сыну:

-Представляешь, сегодня тётю Зую встретила. Её Алисочка о тебе спрашивала. Ой, я её как- то увидела: она так похорошела, если б ты только видел!

Если она предлагала что -то вкусное, то обязательно добавляла:

-Попробуйте, Люба. Вы ведь ничего вкуснее морковки в своей семье не пробовали. А это такое чудо!

Да, сколько всякого наслушаться Любе пришлось в этой семье! Маме не жаловалась -не хотелось расстраивать; а Дима первое время за неё заступался. Тихо так, несмело. Но потом и так заступаться перестал, и Тамара совсем распоясалась -доводить сноху до слёз было для неё огромным удовольствием. И однажды Люба не выдержала – ушла.

Прошло 25 лет. У неё хорошая семья: внимательный муж, дочь взрослая. Диму за эти годы она раза два встречала. Но он, буркнув приветствие, всегда проходил мимо. И вот, через столько лет она встретила свою бывшую свекровь. Куда делись её тёмные волосы, гордая осанка, наряды и перстни на пальцах? Теперь пальцы скрутил артроз, глаза испортила катаракта, вместо нарядов и туфель на шпильках -старая поношенная куртка и стоптанные башмаки, а вместо перстней с камнями монетки, поданные чужими людьми.

К вечеру Люба нажарила беляшей и встретила мужа из командировки, нежно обняв его.

-Ты чего такая грустная? -он внимательно посмотрел на жену.

Ну, не будешь же рассказывать ему обо всём?

-Устала немного -просто ответила.

Больше Люба Тамару Ивановну в Пятёрочке не видела. Может, она всё же узнала Любу и не захотела больше с ней встречаться и стоит теперь где -нибудь в другом месте с протянутой рукой: -Подайте на хлебушек?

А может, другая причина была?

Но они больше никогда не встретились.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:68 | 0,529sec