Какая ж ты бабушка?

— Как тебе, Стас, не стыдно! Мать довёл! На твоём месте я бы… У них есть абсолютно всё: игрушки, книжки, гаджеты всякие, а они с бабушки машинки дорогие тянут. Ещё и жалуются! Всё, вот моё последнее слово: телевизора, сладостей, телефона дети лишаются на неделю. И только попробуй втайне от меня им что-то купить. Пора всерьёз браться за их воспитание!

Надежда Петровна жила отдельно от сына в небольшой двухкомнатной квартире. После смерти мужа женщина долго приходила в себя. Стас предлагал матери перебраться к ним, но Надежда Петровна всегда отказывалась. Ей не хотелось стеснять родных. Стас с женой и двумя сыновьями жили в трёхкомнатной квартире, места и так было мало. Лёша и Саша росли активными и бойкими. Невестка, Света, часто жаловалась свекрови на детей:

— Надежда Петровна, никакого сладу с Сашей и Лёшей нет! Никого не слушают. Я Стасу всё время говорю, чтобы прекратил исполнять все их капризы, а он не слушает. Балует мальчишек, всё им позволяет. Вы бы поговорили с сыном, объяснили, что негоже так воспитывать детей. Ребёнок ведь должен понимать слово «нет».

— Да что ты, Светочка. Мальчишки ведь ещё маленькие, станут постарше, сами будут понимать, что можно, а что нельзя. Любит их очень Стасик, поэтому и балует.

— Надежда Петровна, я тоже очень люблю сыновей. Но всё же в воспитании обязательно должна присутствовать строгость. Если с детства всё позволять детям, то какими они вырастут? Мы ведь не богаты, живём, как и все, на зарплаты. Вырастут мальчишки, запросят машину или квартиру, что мы потом будем делать?

Надежда Петровна вздыхала и кивала, но в воспитание внуков старалась не вмешиваться. Родители сами разберутся, а она — бабушка. Её дело маленькое: гулять с малышами да угощать их булочками и пирожками.

Стас действительно всё позволял любимым сыновьям. Мужчина не сказал ни слова, когда дети, расшалившись, разбили стеклянный журнальный столик в гостиной. Света, выскочив на шум, чуть не заплакала:

— Новый столик! Две недели назад купленный! Стас, ты же здесь сидел, перед телевизором. Неужели ты не видел, как Лёша с Сашей комнату разносят?

— Да отвлёкся, Свет! Как раз повтор голов шёл. Не ругай детей, посмотри: они и так напуганы. Бог с ним, с этим столиком. Новый купим.

— Да дело даже не в этом! Как прикажешь мелкое крошево с ковра собирать? Я даже не знаю, что теперь делать. Пылесос неси скорее и уводи детей в детскую. Вдруг поранятся!

Света на уборку гостиной потратила три часа. Женщина на коленях ползала по ковру и проверяла ладонями, нет ли где мелких осколков. Закончив с этим, женщина заглянула в детскую. Лёша и Саша в это время скакали на кровати, а Стас с улыбкой наблюдал за детьми:

— Я не пойму: вы решили сегодня весь вечер мне испортить? Стас, сейчас сколько времени?

— Без двадцати двенадцать. А что?

— А то, что дети ещё в десять вечера должны были лечь спать. Ты почему их не уложил?

— Ну, мальчишки попросили ещё немного поиграть. Вот мы и заигрались.

— Стас, как ты не понимаешь: они маленькие, у них обязательно должен быть режим! Прекрати эту самодеятельность. Если я сказала лечь спать в десять вечера, значит, им нужно ложиться именно в это время! А ты сам ведёшь себя как капризный ребёнок.

— Слишком уж ты строгая, Света… У детей должно быть детство.

— Но это не значит, что Лёше и Саше можно позволять абсолютно всё. Воспитание не равняется вседозволенности.

 

Чтобы у Светы была возможность тоже участвовать в формировании семейного бюджета, она отдала младшего сына Лёшу в сад, как только тому исполнилось три года, и вышла из декрета. Специалистом Светлана была отличным, на работе её ждали и сразу же предложили повышение. Стас работал до пяти вечера, поэтому имел возможность каждый день забирать мальчишек из детского сада.

Как-то в пятницу мужчина позвонил жене в обед и попросил:

— Дорогая, ты бы не могла сегодня забрать Лёшу и Сашу из садика? Я задержусь. Проект появился новый, начальство требует, чтобы мы в кратчайшие сроки его закончили. Сегодня приеду поздно.

— Хорошо. Раз такое дело, я пораньше отпрошусь.

Едва Светлана переступила порог детского сада, как ей навстречу бросилась воспитательница, Ксения Николаевна.

— Здравствуйте, Светлана Евгеньевна. Наконец-то Станислав Анатольевич внял моим просьбам и попросил вас нас посетить.

Света не поняла, что воспитательница имеет в виду:

— А вы разве просили меня прийти?

— Да, неоднократно просьбы свои через Станислава Анатольевича передавала. Мне нужно серьёзно с вами поговорить. Понимаете, Светлана Евгеньевна, в последнее время у нас в группе между детьми часто возникают конфликты… И инициаторами их выступают Алёша и Саша.

— Ксения Николаевна, пожалуйста, объясните подробнее, что вы имеете в виду?

— Очень неприятно об этом говорить, но ваши мальчишки никого не слушают. Игрушки ведь в группе общие. Лёша и Саша собирают горку игрушек возле себя и никому не дают к ним прикасаться. Если вдруг кому-то удастся утянуть машинку или барабан из кучи, то сразу же затевается драка. Вас разве нет в чате родителей?

— Нет. Не знаю, почему, но меня туда не добавили.

— Так вот. Поступки ваших мальчиков там обсуждаются ежедневно. Родители недовольны. Они хотят идти к директору детского сада и требовать вашего перевода в другое учреждение. Светлана Евгеньевна, ещё раз прошу, поймите меня правильно. Я не справляюсь с вашими мальчишками. Наказывать их я не имею права, а на просьбы они вообще не реагируют. Последнее время второй воспитатель просто уводит ваших сыновей в дальний угол комнаты и играет с ними во что-нибудь подвижное, чтобы только у других детей была возможность тоже позаниматься с игрушками. А я остаюсь присматривать за другими детьми.

Света, услышав слова воспитателя, со стыда чуть не провалилась сквозь землю. Женщина извинилась, обещала поговорить с детьми и мужем, взять ситуацию под контроль. По дороге домой она позвонила Стасу:

— Дома, Стас, тебя ждёт серьёзный разговор. Ты даже не представляешь, что мне сказала воспитательница!

— Ой, что на них обращать внимание! Игрушками играть не дают, а мои мальчишки что, должны весь день в углу сидеть и с другими детьми не контактировать?

— А ты знаешь, как именно они контактируют? Всё, Стас! Чтобы с работы сразу домой ехал. Будем решать, что делать.

 

Вечером, уложив детей спать, Света позвала Стаса на кухню:

— Я сегодня чуть со стыда не умерла перед воспитательницей! Ты почему мне раньше не сказал, что Сашка и Лёшка кулаками доказывают свою правоту?

— Какие там кулаки, Света? Повозились детсадовцы, потолкались. Развели их воспитательницы по разным углам. Что из этого создавать проблему?

— Стас, нас, оказывается, каждый день обсуждают в родительском чате!

— Да я знаю. Я же в этом чате состоял.

— И почему ты мне ничего не говоришь?

— Света, да там мамашки собираются толпой, выбирают себе жертву и пишут про неё гадости. Не волнуйся, проблему с этим я решил.

— Как?

— Вышел из чата и удалил его. Теперь нас точно никто беспокоить не будет.

— Стас, твои шуточки плоские мне надоели! Свой номер я дала Ксении Николаевне, попросила её обо всех происшествиях сообщать мне лично. Тебе не кажется, что пора браться за воспитание наших детей?

— Нормальные у нас дети, Света. Настоящие мальчишки. Я им объяснил, что всегда нужно бить первым. Я, например, не хочу, чтобы мои сыновья козлами отпущения были в школе или в институте!

Света схватилась за голову:

— Ты что творишь, Стас? Это разве воспитание? Всё, теперь я каждый день буду сама забирать детей. Или нет! Я лучше попрошу Надежду Петровну. Бабушка, в отличие от тебя, сможет научить детей добру!

На следующий день рано утром Света поехала к свекрови. Жила Надежда Петровна в двух остановках от садика, совсем рядом. Света подробно рассказала свекрови о сложившейся ситуации.

Надежда Петровна ахнула:

— Да ты что! Дерутся с другими детками? Света, это надо пресекать! Конечно, я буду забирать мальчишек. Всё-таки сорок лет в школе отработала, подход к детям находить умею. Даже с хулиганами раньше мне удавалось договариваться. Не волнуйся. Перевоспитаем.

Света не знала, какими методами воспитания воспользовалась Надежда Петровна, но дети в садике стали вести себя более-менее сдержанно. Драки, по крайней мере, прекратились.

Через три месяца Светлана и Станислав собрались в отпуск. Надежда Петровна согласилась неделю присмотреть за мальчишками. Света велела мужу оставить деньги на содержание Лёши и Саши.

— Стас, я тебя прошу, пожалуйста, не забудь маме деньги отвезти. Она на пенсию живёт, лишних у неё нет. А запросы своих сыновей прекрасно знаешь.

— Да отвезу я, отвезу.

 

Света, собираясь в путешествие, совсем забыла это проконтролировать. Улетая из страны, женщина почему-то была уверена, что Стас деньги матери передал.

Оставшись наедине с шаловливыми внуками, Надежда Петровна призадумалась: она недавно получила пенсию, но половину уже потратила на лекарства.

Осталось на жизнь несколько тысяч, до конца месяца нужно было как-то на них протянуть. Надежда Петровна привыкла не шиковать. Питалась в основном кашами на молоке, супами без мяса. Редко позволяла себе купить свежий минтай. У сына просить денег стеснялась. Саша и Лёша же, как оказалось, отказывались есть простые блюда. Каждый день вспыхивал скандал перед обедом и ужином.

— Бабуля, мы это есть не будем, — начинал Саша, — хотим суп с котлетками.

— Зайчик, котлетки вам пожарить?

— Нет, бабуля, котлетки в супе плавают. Мама нам такой готовит.

Надежда Петровна поняла, что внук имеет в виду фрикадельки.

— Собирайтесь, пойдём за фаршем. Будем варить суп с фрикадельками.

Дети с удовольствием супом пообедали, а вот на ужин его есть отказались.

За неделю Надежда Петровна растратила остатки пенсии. Бабушка старалась угодить внукам, поэтому покупала фрукты, курицу и сладости. В воскресенье Лена со Стасом должны были прилететь из Турции, а в субботу Надежда Петровна отправилась с внуками в магазин. Саша первый заприметил на витрине большие, яркие машинки. Схватив бабушку за руку, мальчик подвёл её к цветастым коробкам:

— Бабуля, смотри, какие машинки! К ним пульт идёт с кнопочками. На них нажимаешь — и машинка сама едет. Бабуля, купи нам такие!

— Сашенька я обязательно вам такие куплю, но не сейчас. Я деньги, внучек, с собой не взяла.

— Давай сходим домой, возьмём и вернёмся?

— А давай, внучек, в другой раз сходим? Хорошо?

Признаться в том, что у неё просто нет денег, Надежда Петровна не смогла. Дети устроили дома скандал с рёвом и криками. Бабушке удалось успокоить внуков только поздно вечером.

Саша с Лёшей тут же нажаловались отцу. Дети сказали, что бабушка сначала пообещала купить им машинки, а потом отказала. Станислав стал выяснять с матерью отношения:

— Какая же ты бабушка! я никогда бы не подумал, что ты пожалела денег на родных внуков!

— Сынок, я не пожалела… Просто…

— Что «просто»? Не буду я больше к тебе привозить детей. Зачем им такая жадная бабка?

***

У Надежды Петровны потемнело в глазах. Женщина схватилась рукой за левую сторону груди и упала на пол.

 

Света, вернувшись из больницы, где проведывала свекровь, чуть было не убила мужа:

— Я же тебя просила оставить деньги матери! Кто тебе позволял высказывать ей какие-то претензии?! А этим двум я лично всыплю ремня! Хватит, никаких больше подарков, капризов! Сладости у меня будут только по большим праздникам получать. А ты каждый месяц будешь давать матери деньги.

Продукты теперь будем отвозить каждую неделю. Ты знал, что она больше половины пенсии тратит на лекарства? Ей семьдесят лет! А этим машинки на радиоуправлении подавай! Нашли, у кого просить! У меня слов нет! Матери твоей стыдно признаться нам, что ей не хватает. За столько лет она ведь ни копейки у тебя не попросила. Была бы моя воля, я бы и тебя ремнём отходила!

Стас в тот вечер серьёзно задумался о здоровье мамы. Ему и в голову не приходило, что она нуждается. Мужчина сам себе пообещал больше внимания уделять близкому человеку и наконец-то начать воспитывать детей правильно. Станислав понял, что действительно слишком много позволял сыновьям. Пока не поздно, эгоизм в них нужно искоренить.
Анна Медь

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,381sec