Никому нет дела

Галя знала, что Валя, Федечкина Валентина, заведующая магазином «Петушок», поможет, не оставит в беде. Если что-то нужно было по части деликатесов — это к ней. А сейчас не просто стол накрыть, Гале нужно было задобрить следователя. Деньгами нельзя, а так свёрток и свёрток, от еды кто же откажется. Время такое, что каждый кусок колбасы или сыра на вес золота или эти балтийские шпроты, что можно было получить только по талончикам.

Галя открыла шкаф и достала три отреза ткани. Из синего велюра она должна была сшить на заказ чехлы для автомобиля какого-то шишки из парткома — отмерила руками, отрезать много не получится, отложила. Спандекс и лайкру принесла одна очень хорошая клиентка — неудобно, хотя слово не скажет, если не отдать обрезки.

 

Галя поставила стул и заглянула на самую верхнюю полку. Неприкосновенный запас, как считала Галина мать, нужно «распечатывать» только в самых крайних случаях и вот пришёл тот самый момент.

Галя даже не стала разворачивать бумагу, в которую был упакован отрез, слезла со стула и положила на стол.

Мать привезла ткань из Польши. Полупрозрачный кристалон — иссиня-чёрный с огромными красными маками. Казалось, они распускались, когда ткань сминаешь, и тут же выпускаешь из рук. Жалко.

Но за оступившегося сына это слишком малая плата. Ввязался в дурную компанию, ничего сам плохого не сделал, когда остальные полезли грабить, но раз в составе группы — отвечать всем и Косте тоже.

Галя подошла к столу и, полная решимости, взяла тугой, невесомый свёрток и посмотрела на часы. Надо успеть на обеденный перерыв.

У главного входа в магазин уже начала собираться очередь. Всё спрашивали «что дают, за чем стоите», но никто не знал и стояли просто в надежде на то, что будет с чем уйти.

Галя прошла мимо центрального входа и завернула за угол.

— Сколько чего попросить? — приценивалась Галя, как бы взвешивая лёгкий свёрток. -Мало попросишь — прогадаешь, следователь не оценит и пойдёт сыночек отсиживать. А много просить — не даст. — Галя встала перед дверью чёрного входа. Тоже очередь. Четвёртая.

Очередь для «своих» двигалась медленно. Валентина никогда не торопилась, обедала и пила чай пока гости рассказывали за чем пришли. Обменивалась Валя очень неохотно, показывая всем своим видом, что этого добра у неё навалом, что и, действительно, было правдой, но на дорогие побрякушки и что-то стоящее глаза у неё загорались сразу.

Дошла очередь и до Гали.

Сторож приоткрыл дверь и, узнав женщину, отворил её ровно на столько, чтобы та смогла протиснуться. Галя юркнула в коридор и уверенно зашагала к знакомому кабинету.

— Далеко поцокала? — спросил знакомый женский голос.

— Валентина Александровна! — Галя обернулась.

Тучная женщина в белом, как у медсестры халате, с пальцами колбасками украшенными золотыми кольцами стояла в противоположном от двери конце коридора с сигаретой в руках.

Галя развернулась и ускорила шаг, обеденный перерыв заканчивался.

 

— У меня, — Галя стала открывать сумку и тут же покрылась испариной… сумка была надрезана снизу, и свёртка с кошельком в сумке не было. Даже не почувствовала.

— Что ты там ищешь? — спросила уже заскучавшая Валя, мельком взглянув на часы.

— Сумку порезали, — почти шёпотом ответила Галя и шмыгнула носом.

— Украли что?

— Да ткань, кристалон, такую чёрную с маками…

— А-а-а, у меня блузка такая есть, миленькая ткань, — равнодушно сообщила Валя.

Галя почувствовала, как слёзы вот-вот брызнут из её глаз. Сегодня вечером нужно идти к следователю.

— Ты чего, расстроилась что ли? Это же всего лишь ткань.

— Сын у меня под следствием.

— Так… а вот тут поподробнее. Сеня, скажи девочкам, что у меня важный звонок, на полчасика-часик.

Сторож кивнул и зашаркал вглубь здания.

— Пойдём, пойдём ко мне.

Валя открыла ключом дверь и не вошла, как обычно, первая, а пригласила гостью.

Галя села на стул и разрыдалась.

— Чего! Чего сырость развела? — Валя достала из шкафчика графинчик и две стопочки и разлила маленькие порции.

— Ой, Валя, — тут Галя поняла, что перешла с этой женщиной на «ты», — до этого момента держалась, а сейчас…

— Вот пять минут можешь всплакнуть у меня, выплеснуть всё. А потом умыться надо и как огурец. Кстати, где огурцы и лимона опять нет? — Валя полезла в шкаф.

Галя уже не хотела плакать, прошло.

— Дружки сына на дело пошли и его взяли. Почти всех поймали, ну и Костика моего. Сейчас под следствием. Но, ты Валечка, не подумай, ничего не сделал, стоял, следил у ворот.

— Но стоял же! Любая мать будет оправдывать, любого ребёнка, понимаю, сама так делала, — Валя посмотрела на Галю и села рядом на стул. — Следак кто?

— Мартынов, подожди, у тебя же нет детей?

— Был, Галя, был, — Валя подошла к столу и разлила по стопкам янтарную жидкость, — тоже вот так бегал с какими-то парнишками, а они на него всё повесили, типа мать спасёт, она у тебя всё может. И пока я по следакам бегала? в СИЗО моего сыночка и чикнули, чтобы ничего лишнего не сказал.

 

Валя опрокинула стопку и налила себе ещё.

— Я не знала Валь, страшно то как!

— Ничего, Галюня, прорвёмся. Уже шесть лет прошло. А у меня до сих пор глаза сына передо мной «мама, вытащи меня отсюда». Я готова была стены там все разломать и двери вынести. Не успела… Сейчас всё устрою, не волнуйся.

Валя набрала внутренний телефон и открыла записную книжку.

— Кто ты сказала следователь?

— Мартынов, — повторила Галя.

— М-м-м-м, — водила пальцем Валентина, — есть, — улыбнулась она. — Коньяк, сырокопчёная, женщины, — прочитала Валя и скомандовала в трубку, — так. Марина. Коробку мне собери…

Галя обмякла, слушая непривычные названия продуктов, уже готовясь принять продукты и бежать к следователю.

— Мишке отдай, пусть зайдёт ко мне, дам задание.

Коробка была собрана за пятнадцать минут, и в дверях появился молодой холёный парень.

— Фамилию твою правильно написала? — спросила Валя, указав на строчку в записке.

— Да, всё верно, — подтвердила Галя.

— Отлично. Миша, скатаешься, следователю лично в руки передашь. Дождёшься, когда записку прочитает и отреагирует, понял.

— Так точно, Валентина Александровна!

— Иди уже. Мар-ты-нов. Запомни. Вот и всё, Галочка. Теперь будем ждать Мишу обратно.

Ожидание затянулось, но Валя оказалась на редкость приятным собеседником. Рассудительной, умной не по годам и понимающей, что шло в разрез с тем представлением Гали о ней и слухами, что распускали о заведующей магазина. Впервые эта женщина раскрылась перед Галей, и стало ясно, что просто никому нет дела до того, кто такая Валя, Валентина Федечкина в душе, какая она настоящая, чем живёт. За своими желаниями и стремлениями получить нужные продукты, люди становились жёсткими и жестокими по отношению к другим, выгода — всё, что интересовало тех, кто приходил к Валентине по «личным» вопросам.

Миша вошёл в кабинет смущённым.

— Валентина Александровна, съездил.

— И? — подняла она одну бровь.

— Записку прочитал, коробку не взял.

Галя чуть сознание не потеряла, от такого ответа.

— Вот какой значит, — улыбнулась Валя, но заметив белое Галино лицо, водителя отпустила.

— Ты не волнуйся так. Попробуем позвонить ещё кому-нибудь, надавим сверху.

— Валенька, спасибо, дорогая. Большое спасибо тебе. Я даже не знаю, как тебя благодарить, мне только бежать надо… срочно, — Галя подскочила и, сложив руки перед собой, принялась благодарить.

— Беги, конечно, а я позвоню, да и работать надо.

 

Галя и правда бежала. Она бежала к следователю Мартынову. Очень боялась, что обиделся и теперь не примет. «А вдруг подарком только хуже сделала?» — думала Галя.

Вот показала бы Вале ткань, та не приняла бы, и не было этого подарка, от которого следователь отказался. С другой стороны, не узнала бы настоящую Валю.

В душной комнатке пахло плесенью. Открытая форточка не запускала достаточно воздуха, чтобы избавить от плотного сгустка неприятного запаха.

Следователь сидел с задумчивым видом и смотрел на часы на противоположной стене.

— Кроме характеристик, что ещё принесли? — спросил он спокойно.

— Я-я-я, — Галя перекладывала в папке бумаги, грамоты сына.

— Презентов и подарков не надо. Это лишнее. И начальников моих беспокоить по пустякам тоже не надо.

— Вы простите нас, … меня. Валентина Александровна тут не причём, она очень добрая женщина, когда узнала о моём сыне…

— Я помню её случай, отца ни разу не видел, а она тут «жила» у нас пока… поэтому не удивлён такому поступку. Но всё же. Не надо всего этого, договорились?

— Да, — кивала Галя. — Муж давно бросил Валю. Она всё сама, сама, она самая лучшая. Я таких женщин давно не встречала, — хвалила Галя Валентину.

— Вот и я о том. Одна значит.

— Одна. А как же мой сыночек? — перевела тему Галя.

— Оправдывать никто его не будет, но смягчение возможно и, думаю, по УДО раньше выйдет.

— Спасибо! Спасибо! — Галя вскочила со стула, но не знала, куда себя деть.

— Галина Викторовна, а телефон Валентины Александровны у вас есть?

— Есть, конечно, сейчас…

***

Время побежало, меняя времена года. Галя, увлечённая сначала вопросами суда над сыном, потом заключением, больше не виделась с Валей. Лишь спустя время, однажды, пробегая мимо магазина, Галя остановилась.

Совесть подсказывала, что нужно зайти.

— Так в отпуск уехала, нет её, — ответил сторож и закрыл перед Галей дверь.

Галя пожала плечами. Сколько она знала Валентину, та работала на износ, и отпуск не брала. Без мужа и ребёнка — работа была её отпуском.

 

Через две недели Галя вновь зашла в магазин «Петушок», пробегая мимо по своим швейным делам.

Валю было не узнать! Она очень сильно похудела, обрела даже некую лёгкость. Галя раньше и не замечала, какая у Валентины тонкая и длинная шея. Короткая причёска заведующей магазина шла невероятно и, вообще, Валя порхала и летала, что не могло не сказаться на манере общения, она тоже изменилась в лучшую сторону.

— Замуж я, Галюнчик, вышла, — улыбалась Валя.

— Ну вот, а говорила, что до тебя никому нет дела!

— Ой, Галя, я такая счастливая!

— Очень хорошо выглядишь, я бы даже сказала сногсшибательно!

— Что обо мне всё, как у тебя дела? Я слышала, сын по УДО вышел?

— Да, Галочка, теперь, надеюсь, одумается, подожди… а кто тебе сказал?

— Муж.

— Муж?

— Да. Следователь Мартынов. Теперь я Мартынова Валентина Александровна.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.84MB | MySQL:70 | 0,429sec