Жалость или любовь. Рассказ

Маргарита смотрела на мужа, как он шёл по улице, думая, что она его не видит.

Надо же, не замечала, что Коля совсем как стapик. Припадает на одну ногу, видно сегодня она особенно у него 6oлит. Животик всё больше заметен и вообще… Как-то последнее время мyж сильно сдал!

В общем-то немудрено, на днях Николаю стукнуло семьдесят два, он на пять лет старше Риты.

Раньше она особо не чувствовала, что он стapше.

 

А тут вдруг заметила — он весь седой, обрюзг заметно, устаёт. А Рита пока ещё ничего себе, мyжики моложе её на неё реагируют. Ну она конечно делает маникюр педикюр, пряди колорирует, брови татуаж и вообще у неё кожа хорошая. Морщин почти нет, ну по крайне мере Коля так говорит.

Вспомнилась вдруг свекровь, ей тогда тоже шестьдесят семь было.

Мария Карповна чуднО так говорила, одно за другим и на разные темы.

Начнёт например говорить про то, что соседи их Булавкины уже семьдесят банок огурцов закрыли, а у них и половины нет. Потом вдруг перекинется на то, что дед кролям травы не той нарвал, подохнут небось кроли от неё, от лютика ентого! И тут же, — У деда моего вообще башка стала плохо варить, не соображает, что делает. Да и машинка совсем не работает, всё, отработались мы с ним, Риточка, отработались!

Рита тогда удивлялась, какая машинка?

Вроде у Василия Григорьевича старенькая Нива ещё на ходу. Они с матерью раз в неделю по магазинам ездят. Только недавно дошло, о чём мать тогда говорила — о старости!

Вот и Николай её подошёл, сумки тащит.

Увидал, что жена смотрит, немного приосанился, — Ритуль, я тут всё купил по списку, а ты уже и прическу сделала? Какая же ты у меня красивая!

Искренне так сказал, Рите даже стало неудобно, что она на него сейчас другими глазами вдруг посмотрела.

Они уже почти сорок лет женаты. Что меж ними сейчас, любовь, привычка или… жалость?

— Садись в машину, Риточка, я за руль сяду, — Николай поставил сумки на заднее сиденье, и грузно сел на водительское место.

— Хочешь я поведу? Ну может у тебя нога болит и тебе тяжело? — Рита сама ощутила, что голос её прозвучал снисходительно.

Но Коля сделал вид, что не заметил, — Да ты что, Ритуля? Я сам, я ведь мужчина!

Маргарита мысленно с чувством превосходства улыбнулась.

Она и сама прекрасно водит машину. И вообще она дома репетиторством неплохо подрабатывает, а Коля не работает. И всё на ней, и Коля это понимает. Но тут же Рите стало стыдно — Коля ведь так старается, хотя видно, что он иногда плохо себя чувствует. Да, наверное это уже жалость. Обидно, что доживаешь до такого возраста, когда твой мужчина, становится слабее тебя, а любовь превращается в жалость.

Николай вел машину, а Рита снисходительно наблюдала.

Вот он жмётся к обочине, хотя сам её учил когда-то не жаться. А тут он не перестроился вовремя, едет как старпёр! Ну давай, обгони эту машину, что тащишься!

И тут вдруг скрип тормозов. Какая-то бабуля растяпа вылезла на пешеходный переход когда уже зелёный замигал и загорелся красный! Хорошо, что её Коля успел затормозить!

Старушка пошла дальше по переходу, а муж спокойно поехал и у него было такое лицо, доброе и мужественное, как раньше!

Маргарите вдруг вспомнилось, как в сорок три ей предстояла срочная операция.

Девки из её палаты советовали, — Ты только своему не говори, что тебе всё по женский вырежут, мужики этого не любят. Считают, что ты теперь не баба уже!

Маргарита и сама была дико расстроена. Они конечно больше детей не собирались, хватит им двоих. Но всё равно как-то и правда будто инвалид, неполноценная какая-то!

Но Николай сам всё узнал, но встречал Риту из больницы с цветами.

 

Она тогда подумала — видно жалеет её.

Но как ни странно, он стал любить её ещё больше, Рита вообще вскоре забыла, что у неё была эта операция. Вот это интересно что было, жалость или любовь? Хотя говорят мужики не бабы, из-за жалости не любят…

— Ну что, солнышко, приехали, что ты задумалась? Всё хорошо? — Николай ласково на неё посмотрел и Рита вдруг подумала, » Да нет, он и не старый совсем! С чего я взяла, что за бред?»

Вечером Коля особенно сильно хромал. Но руки у него такие сильные, мускулистые. Он на турнике может молодым фору дать!

Рита уснула в объятиях мужа, а под утро Коля ей доказал, что он ещё совсем и не старый!

Потом Николай варил кофе, сливки взбивал, улыбался своей потрясающей улыбкой Рите, которая жарила гренки.

И Рита вдруг поняла, что ей без разницы, сколько ему лет. И что Николай весь седой, ведь и она почти такая. Это вообще не важно и жалость тут ни при чём дело не в жалости.

Молодым не понять, когда щемит сердце не от бессонной ночи. А от того, что он просто рядом.

Что он старается быть сильным, даже если это дается тяжело. И он любит её всякую, и ведь именно поэтому она до сих пор чувствует себя молодой.

— Какая у тебя бархатная кожа, и взгляд озорной, — говорит Коля, и Рита ему верит. Это жалость? Возможно так думают те, кто моложе, но им ещё не понять.

Когда идут два пожилых человека, держась за руки, и смотрят друг другу в глаза. Поддерживают друг друга, знают все болячки друг друга, но глаза их полны любви.

Это не жалость, это та самая, настоящая любовь. Та, которая навсегда, навечно…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.82MB | MySQL:68 | 0,345sec