Жар-птица в наследство (Мистический рассказ)

Алина чувствовала себя неуютно среди родственников Татьяны Петровны. Зачем вообще позвали ее, простую сиделку, на оглашение завещания? Если ей достанется что-то дорогое, то, наверняка, будет неприличная, мерзкая сцена. Придётся объяснять, что это воля покойной, а не выклянченная ценность. Ох, сколько же она тогда выслушает…

Алина грустно вздохнула и спрятала за уши огненно-рыжие пряди волос. Слишком яркие для такого невеселого события. Привлекают ненужное внимание. А уж как на неё смотрели на п о х о р о н а х! Будто она специально родилась такой.
Татьяна Петровна была чудесной старушкой. Самой лучшей пациенткой и очень интересной женщиной. Когда-то она была востребованной художницей. На этом и заработала состояние. Политики и артисты выстраивались в очередь, чтобы Татьяна Петровна написала их портреты. Всех привлекала удивительная простота картин и в тоже время их поразительная глубина. Казалось, художница сразу понимала, кто есть кто, стоило ей взглянуть на человека. Она выискивала и вытаскивала сокровенное. А глядя в нарисованные глаза, зритель тоже становился исследователем, посвящённым в тайные знания о своём кумире.

Алина работа у Татьяны Петровны последние три года. Жила вместе с ней в загородном доме и заботилась о пожилой художнице. Они весело проводили время, хоть разница в возрасте была велика.

-Алиночка, ты достала мне новые ребусы? — Татьяна Петровна где-то прочитала, что ребусы, загадки и шарады очень благотворно действуют на немолодой мозг.

-Да, давайте на скорость, — женщина протянула аляпистую картинку, — тут зашифрованы названия книг. Я сегодня поддаваться не буду, так что соберитесь!

***

— …Картина «Жар-птица» завещается Алине Ивановой, — монотонно читал нотариус.

Все облегченно выдохнули. Алина успокоилась. Ничего ценного Татьяна Петровна ей не оставила. А значит, не придётся доказывать алчным родственникам художницы своё право на наследство.

Эта «Жар-птица» была одной из последних работ Татьяна Петровны. Совсем не в её стиле. Сюрреалистичная, вычурная, слишком яркая, какая-то странная, с обилием разных деталей. Больше похожа на карикатуру из дешевого журнала. Но Алине она нравилась.

-…Остальное имущество переходит на благотворительность. А именно…

Под одобрительные смешки нотариус закончил с оглашением завещания. Казалось, все были довольны. Татьяна Петровна никого не забыла. И при всей любви к благотворительности, оставила родственникам очень солидное наследство.

-…Успела-таки драгоценности и винтажные украшения раздать до с м е р т и… Антиквариат тоже не в списке… Эх, специально она что ли?.. — донеслось до Алины.

Женщине хотелось высказать все, но она молчала. Кто она такая, чтобы судить? Ну, не общались родственники с Татьяной Петровной, а просто ждали, пока она уйдёт в мир иной. Так это ведь теперь на их совести. Наверху сами разберутся, кто есть кто.

 

А Татьяна Петровна в последние годы, действительно, много передала музеям. Ещё она продала антикварные вещицы и свои украшения, а деньги отправила на благотворительность.

-Чтобы родственнички не растащили, — подмигивала старушка, — знаю я их, себе бы забрали, ничего не дошло бы до адресата!

***

Через пару дней Алина забрала картину. Она долго думала, куда её повесить.

Небольшой пейзаж. Темный лес на заднем плане. Спереди старый, ржавый киоск. В таких раньше продавали овощи. Сверху сидит огромная, пылающая ярким, огненно-красным светом жар-птицы. Она распахнула свои крылья и что-то поёт. На голове у неё корона. Перстни на перьях, жемчужные бусы на шее.

-И что ты делаешь здесь, рыжая красавица, на этом старом киоске? — усмехнулась Алина.

Картина в итоге заняла место на кухне.

Ночью Алине снилась Татьяна Петровна. Она сидела в своём любимом кресле-качалке и, кутаясь в платок, все время спрашивала:
-Алиночка, а где мои ребусы?.. Ты ребусы мне принесла?.. Давай будем ребусы разгадывать?
Алина стояла напротив. Она хотела что-то сказать, подойти ближе, но не могла пошевелиться.
-…ребусы ещё не разгадали… Пойдём, Алиночка? — все громче говорила Татьяна Петровна. Она явно нервничала.
Потом старушка резко замолчала и посмотрела прямо на испуганную женщину.
Алина открыла глаза. Мурашки бегали по коже. Почему ей приснилась Татьяна Петровна? Что она хочет сказать или о чем предупредить?

Вдруг на кухне послышался шум. Алина замерла. Она хотела спрятаться с головой под одеяло, но какая-то сила её вытащила из кровати. И вот женщина идет на кухню. Ещё пару метров, и она все увидит.

На кухне, лишь слегка освещённой уличным фонарем, стояла фигура. Алина сразу её узнала. Это Татьяна Петровна.

-Давай разгадывать ребусы? — старушка вопросительно посмотрела на Алину, — ты принесла ребусы?

Женщина остолбенела. Может быть, Татьяна Петровна не поняла, что у м е р л а?

-Вы м е р т в ы…

-Я знаю, Алиночка, — старушка кивнула, — ты принесла ребусы?

-Нет…

-А я принесла, — старушка повернула голову в сторону своей картины и исчезла.

***

Женщина сидела на кухне. Она упорно всматривалась в картину. Что же хотела сказать художница? Неужели что-то зашифровано в этой «Жар-птице»?

 

-Так, ладно, — Алина потёрла глаза пальцами, — будем расшифровываться послание… Жар-птица на ржавом киоске… Он давно закрыт, никто ничем не торгует… Позади лес…

Женщина крутила в голове самые разные мысли.

-Позади лес… Дубы, дубы, дубы. Одни дубы, прямо как перед въездом в коттеджный посёлок Татьяны Петровны… Подождите! — Алина вскочила на ноги, — подождите!

Как она сразу не поняла? Как могла забыть? Ведь только вчера она была в доме художницы и проезжала мимо этого старого киоска. Заброшенный, ржавый, с выбитыми стёклами, он находился совсем недалеко от поворота в посёлок. Стоял там несколько десятков лет. Наверняка, торговля в нем закончилась ещё в 90е.

-И что же, мне теперь туда ехать? — Алина посмотрела на часы, — пять утра… Самое время, чтобы в одиночестве побродить у трассы рядом со старым киоском!

***

Через несколько часов женщина остановилась у поворота на коттеджный посёлок. Она осмотрелась и вышла из машины. Растения обвили киоск, практически полностью спрятав его от чужих глаз. Алина обошла его и, увидев старый амбарный замок на двери, подняла с земли увесистый камень.

Справившись с замком, женщина зашла внутрь и включила фонарик на телефоне.

Луч вырвал из пыльной темноты ящик с нарисованной на нем мелом птицей. Алину затрясло. Это та самая жар-птица с картины! Женщина аккуратно вытащила ящик и занесла над ним камень.

Среди скомканных газет и тряпья сверкали разноцветные камни. Цепочки и бусы, как маленькие змейки, блестели на утреннем солнце. Перстни, кулоны, ожерелья, серьги… Винтажные и новые украшения, очень дорогие и попроще.

-Татьяна Петровна… Спасибо вам, — Алина не могла поверить своим глазам, — оставила мне наследство… Понимала, что просто так я не смогу принять эти вещи. Тихонечко все сделала, чтобы никто из родственников не узнал… Вот мы и сыграли последний раз в ребусы. Я выиграла, но с подсказками. А какой приз!

 

Женщина вытерла слезы и крепко сжала жемчужные бусы, которые так любила Татьяна Петровна.

Алина вернулась в машину и завела мотор. Она ещё не решила, что будет делать с найденным наследством. Но наверняка, возникнут лишние вопросы про такие дорогие украшения… Как быть?

У Алины зазвонил телефон.

-Алло, — женщина удивилась незнакомому номеру, но на звонок ответила.

-Алина, доброе утро. Меня зовут Филипп. Мы с вами как-то встречались у Татьяны Петровны. Помните, я приезжал к ней для оценки одного старинного колье? Она мне и дала ваш номер телефона. Ну, на всякий случай… Я не знаю, важно это или нет. Но сегодня мне снилась Татьяна Петровна, царство ей небесное… Сказала, что вам нужна моя помощь. Не представляю, чем я могу быть вам полезен. Разве что, вы захотите продать или купить винтажные украшения…

-Да! Филипп, мне нужна ваша помощь. Татьяна Петровна обо всем позаботилась. Моя замечательная Татьяна Петровна.., — заулыбалась Алина, — я хочу продать винтажные украшения…

После долгого и насыщенного дня Алина крепко спала. Не осязаемая, еле видимая фигура приблизилась к ней.
-Алиночка, разгадала мои ребусы… Разгадала ребусы, — полупрозрачные пальцы дотронулись до жемчужных бус на шее женщины и поправили её огненно-рыжую челку.
Фигура застыла на месте, улыбаясь приближающемуся утру. Очертания её становились все бледнее, растворяясь в рассветном солнце.
Когда Алина проснётся, комната уже опустеет.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.84MB | MySQL:70 | 0,404sec