Жить с нуля

Таня проснулась, как обычно. Она вставала попить воды всегда в одно и то же время около трёх часов ночи. Проверяла спальню маленького Вани, выглядывала в кухонное окно, откуда всегда виден был алый рассвет, вот-вот подступающий к краю горизонта. И снова шла спать до утра.

 

Но в этот раз она проснулась по другой причине. Около часа ночи Татьяна услышала какой-то скрежет. По крайней мере, ей показалось именно так. С сыном они были вдвоем в квартире. Мальчик иногда тоже просыпался в туалет или попить. Татьяна всегда слышала, как пятилетний малыш топал до туалета или до кухни, и потом возвращался в постель.

Сегодня ночью звук, действительно, был странный и отличался от всех, которые могли быть в доме. Таня встала с кровати, осторожно выглянула из комнаты в коридор. Теперь этот звук больше был похож на какой-то треск. Женщина медленно дошла до спальни сына, Ваня крепко спал. Дальше она заглянула в кухню, было тихо.

Появилась мысль «опять трубу прорвало». В прошлом году ранним утром к ним тарабанили соседи снизу. В ванной прорвало водопровод, и пол ночи соседей заливало горячей водой. Под утро они обнаружили проблему и прибежали к Татьяне, которая ещё не знала о потопе.

Сейчас она заглядывала в ванную в ожидании фонтана. Но там было спокойно. Вдруг сильнейший треск раздался снова, стало ясно, что это в прихожей. Быстрым шагом женщина направилась туда и замерла в ужасе. Старый счётчик плавился и искрил, вокруг всё начало чернеть от едкого дыма, который с большой скоростью стал заполнять пространство квартиры.

В то же мгновение снова громкий треск, и вспыхнуло пламя. Огонь сразу подхватил висевшие рядом куртки, пополз по обоям, искры падали на пол, где лежал бамбуковый коврик. Татьяна не могла шевельнуться от ужаса. Что делать? Пытаться потушить самой, или вызывать пожарных, звонить соседям, или хватать Ванечку и бежать из квартиры?

Ещё больший ужас окатил женщину. Выбраться из квартиры они уже не смогут. Она рванула к телефону. Дым медленно тянулся по коридору к кухне.

— Пожарная, — сонным голосом произнесла девушка на том конце.

Татьяна сбивчиво и торопливо назвала адрес и бросила телефон, не дожидаясь ответа. Схватив из спальни одеяло женщина попыталась сбить огонь. Но пламя уже не остановить, вся прихожая полыхала. В голове мелькнула картинка, как они с сыном задыхаются от едкого дыма, замурованные в собственной квартире.

Татьяна забежала в комнату к сыну, Ваня уже проснулся и начал плакать, понимая, что происходит что-то страшное…

В ту ночь они лишились всего. Кроме жизни, которая имеет наибольшую ценность. Таня с сыном, укутанные в одеяло, сидели в полицейском участке. Женщина пыталась восстановить события, сотрудники с ее слов составляли общую картину произошедшего.

— Сейчас в квартире находиться нельзя. Вам повезло иметь смежный с соседями балкон, и вы смогли перелезть к ним, спасти ребенка, спастись самой. Страшно подумать, что было бы, если бы не этот фактор.

 

У Татьяны был шок, она лишь кивала головой.

— Квартира не выгорела полностью, огонь почти не затронул кухню, не добрался до детской. Но от дыма там всё чёрное. Выбиты окна и входная дверь. Ну вы понимаете… Вам есть куда обратиться? Где пожить? Я могу связаться с больницей, попросить выделить вам место на пару дней.

Татьяна прижимала к себе сонного Ванечку, не осознавая ещё произошедшее.

— Не надо, — Татьяна сделала глубокий вдох и взяла себя в руки. — У нас есть дачный домик, поедем туда.

— Я скажу, чтобы напарник отвёз вас. Постарайтесь не затягивать с осмотром квартиры. Если пострадали документы, какие-то ценные вещи, всё нужно будет зафиксировать.

— Спасибо.

Сознание женщины куда-то проваливалось. Следующее, что она помнила, это как их везли в машине к их домику.

Участок принадлежал покойному отцу. Татьяна ещё не оформила в собственность. Думала, что и не нужен будет. Иногда приезжали с Ваней пощипать малину, яблоки собрать. Времени особо не было, чтобы часто туда ездить.

Домик был небольшой, старенький, но ухоженный. Вокруг дома заросли ягодных кустарников, яблони и сливы. Участок находился в садовом товариществе в черте города, недалеко была остановка, при ней же магазинчик, работал в теплое время года исключительно для дачников.

— Приехали, — сотрудник полиции обернулся и посмотрел на Татьяну.

«Знакомое лицо», мелькнуло в голове. Татьяна вышла из машины, оглядела местность. Весь день они пробыли в участке, дело к вечеру. Сразу забегали мысли, как спать, что есть, магазин уже закрыт. Да с собой и денег нет, ничего нет… Снова ужас накрыл женщину, осознание произошедшего всё сильнее било молотом по голове.

— Пакеты занесу в дом, — мужчина быстрым шагом направился во дворик и оставил два огромных полных пакета на крыльце.

Татьяна вопросительно посмотрела на мужчину.

— Там продукты, самое необходимое, одежда, мама передала.

Тут Татьяну осенило. Это же Слава! Славка из параллельного класса, жили в одном дворе, всей компанией гуляли. Ещё в школе Таня засматривалась на него. А мама его, тетя Марина, всегда для детворы пекла печенье, такая солнечная женщина. А после выпускного Слава уехал учиться, мечтал стать военным. Потом были слухи, что там же нашел себе жену. На тот момент и Таня уже вышла замуж, ждала сына. А теперь…

 

— Слава, прости, не узнала. Не знала, что ты у нас здесь. Я…, — мысли путались, усталость валила с ног, Таня кажется вот-вот упадет на землю.

— Я заеду завтра, проверю вас, отдыхайте.

Слава уехал. Понятное дело, при исполнении. Ваня сидел на крыльце и что-то жевал. Вазочка с тем самым печеньем стояла у него на коленках. Таня затащила пакеты в дом. Действительно, много продуктов, консервы, фрукты, хлеб, макароны. Спортивный костюм, кое-что детское. Мыло, салфетки, туалетная бумага. Даже какие-то лекарства в мешочке.

— Тетя Марина…, — с улыбкой мысленно поблагодарила Таня. Вспомнила, как бывало встречала ее на улице, всегда хорошо друг к другу относились, подолгу могли разговаривать на скамейке у подъезда, пока маленький Ваня ковырялся в песочнице.

Когда муж Татьяны пропал без вести, тетя Марина первая, кто пришла ее успокаивать. Потом отец скончался, тоже пару дней Ваня у нее был. Но про Славу никогда не говорили. Татьяна не спрашивала, раз уже там семья, то и незачем. А тетя Марина тоже молчала. Будто за что-то обижена была на сына.

Утром яркое солнце осветило комнату. Таня снова потерялась в пространстве и времени и не помнила, как вчера уснули с Ваней. За окнами стоял гул, со всех сторон дачники копошились на своих участках, как пчёлки, то и дело через забор переговариваясь о предстоящей жаре, о политике и ценах.

Сегодня нужно съездить в квартиру, оценить ущерб. Хотя нет. Таня не могла ещё представить свои действия. Она вообще не знала, с чего начинать в такой ситуации. Но поехать надо, хотя бы забрать то, что не пропало. Надеяться, что документы и деньги целы.

К десяти приехал Слава.

— Как вы? Не страшно было? — слегка улыбнувшись, подмигнул маленькому Ване. — Ещё кое-что привез вам. Может всё-таки вас в город? Мама может приютить у себя, если нужно.

— Мы же не на пару дней, и не на неделю. Не хочу стеснять. В квартире понятное дело, жить нельзя, значит придется снимать. Так что.. побудем какое-то время здесь, ничего страшного. Спасибо за помощь.

— Никаких проблем, — улыбнулся Слава, и прошёлся по дому. Потом вышел во двор, будто оценивая место. — Хорошо у вас тут, воздух, зелень.

— Ты по приказу или по просьбе мамы приглядываешь за нами?

Татьяна в упор смотрела на Славу. Столько лет не виделись, не общались. И тут вдруг помощь.

— И первое, и второе, и третье.

 

Что третье, Таня не стала спрашивать. Возможно, личная инициатива, интерес. Сегодня он в обычной одежде, значит выходной.

— Сможешь взять нас в город? Хочу попасть в квартиру, забрать…если есть, что забирать.

— Конечно, Ваню можно у матери оставить, я схожу с тобой, если нужно.

Через час Татьяна стояла на пороге того, что когда-то было их домом. Никогда не думала, что черный цвет бывает настолько черным. Кажется, он поглощал собой всё вокруг. И даже свет, и даже звуки улицы, доносившиеся из пустых оконных проемов, утопали в этих черных обугленных стенах.

К горлу подкатил ком боли и печали, Таня еле сдерживала слёзы. Слава стоял позади нее, и как-то пытался хотя бы словами сейчас успокоить. Но у женщины в ушах гудело так сильно, что она ничего не слышала.

Таня медленно обошла всю квартиру. Спальня Вани меньше всего пострадала. И именно там, по случаю, Таня хранила в шкафу все документы. И именно в тот вечер, за несколько часов до возгарания, разговаривая непринужденно по телефону, она почему-то свою сумку с деньгами и паспортом унесла туда же в комнату. Было облегчением найти всё это сейчас в целости.

Она забрала документы, деньги, кое-какие игрушки. Всё остальное… Женщина тяжело вздохнула. Что тут скажешь, от дыма нет спасения. Одежда, мебель, всё на выброс. Она даже представить не могла, сколько нужно денег на то, чтобы сделать капитальный ремонт.

— Нужно как-то входную дверь на место поставить, — Таня не понимала, что с этим делать.

— У нас сосед плотник, узнаю у него, может есть что-нибудь в запасах.

— Спасибо большое за помощь, — женщина не выдержала и разрыдалась, прижавшись к мужчине. Невыносимая боль от потери дома сковывала дыхание в груди. Как жить? Что делать дальше?

На работе уже все всё знали, коллега позвонила, выразила сочувствие от всего коллектива. Сказала, что Татьяне выдали двухнедельный отпуск, и перечислили отпускные. Плюс каждый сколько смог, собрали небольшую сумму в помощь. Ну и конечно, какие нужны вещи, сказала обращаться, помогут.

Таня была благодарна всем, кто был в этот период рядом. Особенно то, как Слава озаботился их жизнью. Позже Таня узнала, что женат он не был, в гражданском браке несколько лет жили пока учился. Потом решил обратно вернуться, в родной городок. А тетя Марина, действительно, обижалась на него. Перед самым отъездом повздорили. Сейчас уже конечно забыли обиды. И как только сын вернулся домой, она сразу стала приглядывать ему невест.

Но позже стало понятно, что не по приказу, и не по наставлению матери Слава крутился вокруг Татьяны. Нравится она ему. А тут ещё беда. Не лучшее время для знакомств и ухаживаний. Но по-другому поступить он уже не мог. Как не помочь? Ещё и мальчишка маленький.

 

Всё привозил сам, хоть тёть Марина и подсказывала может. Любая проблема решалась моментально. Вот что значит, когда за дело берется мужчина.

— Не расплатимся мы с вами за вашу помощь, — то ли в шутку, то ли всерьез говорила Татьяна.

— Глупости не говори. За такое не благодарят, и тем более не платят. У каждого может случиться беда.

Через две недели Татьяна с сыном вернулись в город. Снова помог Слава с жильем. Сняли квартиру. Люди, чем могли, помогали. Нужды ни в чем не оказалось. И вещи, и для дома, и кухонная утварь. В старой квартире заколотили окна, дверь поставили. Решили продавать. Хорошо обдумав варианты, Таня поняла, что даже после ремонта не сможет уже там жить.

Жизнь потекла дальше. Хотя ещё недавно казалось, что всё бесповоротно разрушено.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.98MB | MySQL:68 | 0,315sec