Злопамятная свекровь

Отношения между Дашей и свекровью, Полиной Семёновной, как-то сразу не заладились.

Невестка провинилась ещё на заре брака, «своей» внезапной беременностью, в которой была, по мнению Полины Семёновны, виновата одна.

Следить надо было, ты же женщина!
Внук Игорёк всех примирил.

 

Красивый и смышленый мальчик был настоящей радостью для родителей и бабушки с дедушкой.

Настало время Игорьку поступать, и Даша с Димой переехали в другой город.

Говорят же, на расстоянии отношения крепчают.

Вот и у них они практически наладились.

Звонки по телефону раз в неделю были вполне достаточными.

Игорёк поступил на программиста, и, будучи первокурсником, жил с родителями.

Полина Семёновна любила внука без памяти. Она уж и забыла, из-за чего так невзлюбила невестку.

И вот, Дима сообщил Даше новости: мама едет к ним на десять дней…

– В гости? – напряглась Даша.

И напрягаться было от чего.

Дима никогда не умел противостоять матери, говорить ей, что с чем-то не согласен, и вообще – перечить.

Зная характер свекрови, Даше впору было запасаться успокоительными на весь визит.

У Полины Семёновны была тяжёлая молодость и рука.

Она рано начала свой трудовой путь на рыбообработке, на Крайнем Севере, где от недостатка витаминов, помимо денег, заработала ещё и парадонтоз.

К сорока годам у неё расшатались нервы и зубы. Последние повыпадали.

Сейчас у Полины Семёновны были съёмные искусственные челюсти.

Даша и жалела женщину с тяжёлой судьбой, и одновременно, злилась на неё.

Кому она была нужна, недолюбленная сирота, с искалеченной психикой? Кто её воспитывал? Жизнь.

Дима сам рассказывал Даше, что боялся её в детстве до такой степени, что как только слышал шаги в подъезде, запихивал немытую посуду под тумбочку на кухне… а потом, втихаря, мыл.

… Даша остро реагировала на выпады свекрови.

Не могла она полностью принять её характер! Ну, молодость не задалась, бывает, но можно же потом работать над собой всю жизнь! Корректировать поведение!

Почему Полина Семёновна ничего понимать не хочет? Надо же становиться с возрастом мудрее, уступчивее!

 

Но, нет: всегда и во всём она права, и обратное не докажешь…

Ах, да! Она ещё замечаний не переносит на дух.
– Зачем твоя мама едет? Повидаться? – спросила Даша. В предвкушении адской декады её начало подколачивать.

– Колено обследовать. Оно у неё опухает, это застарелая травма с Северов. А у нас есть хорошая клиника. Я всё узнал.

– Дима, ты молодец, хороший сын. Но я сразу говорю: я от неё отвыкла. Если мне что-то не понравится, и помощи от тебя я не дождусь, сама ей всё выскажу.

– Что ты заранее начинаешь, Даш? – напрягся он, зная и мать, и жену. – Не накручивай себя, будет всё хорошо. Взрослые люди.

– Я не накручиваю. Просто, буду реагировать. Она меня терпеть не может, забыл?

– Это в прошлом, Даш. Мама тебя полюбила.

… Жила семья в двухкомнатной квартире. Полину Семёновну поселили в комнату Игоря.

Днём всё было хорошо, они соскучились и были рады встрече.

Но, в первую же ночь началось светопредставление: бабушке не спалось….
Сначала она смотрела полночи видео на телефоне с озвучанием и читала сообщения от деда, которые громко приходили на её телефон.

Потом она, не сомкнув глаз, встала в три часа ночи попить кефиру, повключала с непривычки свет, где не надо, и продолжила забавляться с телефоном на кухне.

… Внук терпел всё это три бессонные ночи, и не выдержал.

– Мама! Я не высыпаюсь! У меня ответственные пары, а я носом клюю из-за бабушки!

– Хорошо, сынок. Папа с ней поговорит.

Но Дима не собирался портить отношения с мамой.

Он придерживался мнения, что все должны потерпеть недельку, лишь бы всё прошло без трений.

… Даша пила чай из своей любимой чашки, фарфоровой с изображением нежной сакуры, и смотрела на Полину Семёновну в ярко-фиолетовых носках в белый горошек. Очень красивый цвет! Даше нравилось все фиолетовое. Эти носки она сама свекрови подарила.

«Носит!» – с гордостью подумала Даша.
А потом мысли вернулись в исходное русло.

Неужели Полина Семёновна не понимает, что не даёт внуку спать?

Даша кое-как сдерживалась, чтобы не заговорить о ночной активности!

– Даша, а где у вас красивые рубашки продают? Мне надо привезти дедушке подарок, – как ни в чем не бывало спросила возмутительница спокойствия.

– Давайте съездим завтра, Полина Семёновна, после вашей больницы. У меня как раз выходной.

– Хорошо, – улыбнулась бабуля. –Даш, красивая у тебя чашечка.

– Хотите, подарю?

– Нет. Свои девать некуда.

 

Ночью всё повторилось.
Игорь не выдержал, и пришёл спать к родителям.

Подпёр отца. Кровать не была рассчитана на троих, поэтому, они всю ночь спали в одном положении, как шпроты в банке.

*********************************

– Игорёчек, а ты чего к родителям ушёл? – спросила бабушка утром. Она выглядела свежее всех.

– Потому что, вы ему спать не даёте! – не стерпела Даша.

– Я? – искренне изумилась бабушка. – Да он тихо-мирно лежит, сопит, ничего не слышит!

– Слышу я всё, бабушка!

– Вы бы хоть громкость убавляли, – сказала Даша, под молчание Димы.

– Хорошо. Я убавлю, – затаилась она.

– Мы сегодня едем за рубашкой? – уточнила Даша.

– Нет. У меня… колено болит. В больницу только Димочка меня пусть свозит, и я отдыхать буду.

– Мам, ты обиделась? – занервничал Дима.

– Нет, что ты, сынок! На тебя – нет.

Она не дозавтракала и ушла в комнату.

А на нас с Игорем – да?? За что?
За рубашкой никто так и не поехал.

Но день прошел спокойно.

Даша была дома, интересовалась, как себя чувствует Полина Семёновна, что будет на обед и какое лечение ей прописано. Лекарства предлагала заказать, чтобы вышло дешевле.

Наступила пора спать.
Такой прекрасной и тихой ночи в их доме давно не было!
Супруги выспались в удобстве и тишине. Игорёк был счастлив.
Утром Даша решила напечь для семьи блинов. Завела тесто и… обнаружила в своей любимой кружке замоченный в воде зубной протез свекрови…
«А! Вот, значит, как?
Хорошо. Принято.»
К мужу она больше обращаться не стала. Раз он решил ничего не предпринимать, – и ладно!

 

Даша аккуратненько вынула протез, и спрятала в шкафчике с сервизом на шесть персон и девятнадцать предметов, (в декоративную сахарницу). Ополоснула свою кружку и поставила там же, где обнаружила.

Пусть теперь ищут.
Напекла блинов, достала джем и сметану. На запах пришли Дима и Игорёк.

– Как спали? – спросила она.

– Хорошо. А ты?

– Чудесно!

На пороге возникла Полина Семёновна.

– Одна я не вышпалась! – прошамкала она впалым ртом. – Повернуться лишний раз боялась.

– Крутитесь на здоровье! – Даша пожала плечами, несогласная с такой крайностью, и ушла из кухни.

Пусть семья завтракает.

– А где мои жубы? – спросила Полина Семёновна.

– Какие?

– Съёмные! Я их вот в эту чашку на ночь полошила! – послышалось с кухни.

Было слышно, как Дима застыл с блином во рту, когда палец его мамы указал на… Дашину любимую чашку!

– Почему именно в эту?

– А в какую? Она ближе всех стояла, и была с крышкой.

– Ну ты даешь, мам!

– А что не так? Посуда подписана, что ли, чья? – непонимающе спросила она. Увидев, что сын не отвечает, крикнула:

– Даш? Ты челюсти мои не видела?

Невестка пришла.

– Нет.

– Точно? – спросила свекровь.

– Точно. Утром пришла, кружка пустая была. Только, стояла не на своем месте…

– Вот же ерунда! – заругалась она. – Может, Игорёк выкинул?

– Я тут при чём? – воскликнул внук.

– А может, вы сами их нечаянно выкинули? – сказала Даша.

Полина Семёновна заглянула ей в глубину глаз.

– Нет!

– Ну, я тогда не знаю…. Это предмет личной гигиены, как очки или расчёска… только нужнее. Жевать нечем! Вы не такой человек, чтобы бросить челюсти где попало… – и Даша ушла, теперь уже за пылесосом.

 

Пошла Полина Семёновна за ней, чтобы выяснить – куда эта паршивка дела протез. Понятно же, что спрятала! И видит: Даша уже наводит в их с Игорем комнате порядок.

Ну, как наводит: затягивает в трубу пылесоса её чудесные новые носки в горошек! …

– Ты с ума сошла! Они же пыльные будут!

– Ой, простите, Полина Семёновна… С краю лежали. И, они же не подписаны, чьи…

– Специально ты всё!

– Поняли? Ну, слава Богу! Можете зубы свои в сахарнице от сервиза взять.

– Носки мои постираешь.

– После того, как чашку мою отмоете с содой. А то я её уже выкидывать собралась….

– Наглая.

– Ну, тут под вопросом.

– Догадаться же так поступить!

– А как? Попросили вас звук на телефоне тише сделать, только и всего. Чего обижаться-то? Внук не высыпался. Его-то вы можете понять, если меня не хотите понимать?

– Ладно уж. Где моющее средство и сода? – сдалась она. – Отмою я твою кружку.

– И я ваши носки простирну. Погорячилась я, как зубы в кружке увидела. Спрятала! А хотела сначала с психа выкинуть!

– Не смей.

– Уже не посмела. Мир?

– Мир.

Свекровь подлечилась и уехала домой.

На расстоянии всё притихло, словно этих мелких недоразумений никогда и не было.

Но той кружкой Даша не пользуется. Не может.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,314sec