Борщ

В закрытое окно барабанил дождь. По стеклу бежали капли, оставляя кривые следы замысловатых рисунков. Фаина Ивановна сидела за кухонным столом и решала неимоверно трудную задачу — сварить сегодня борщ или рассольник.

Это было трудно ещё и потому, что тот и другой суп у неё в семье любили и на вопрос:

— Рассольник или борщ?

Отвечали:

— И то, и другое, и если можно побольше.

И всё же выбор пал на борщ.

 

Фаина Ивановна закатала рукава, завязала фартук, достала овощи, и приготовилась к привычным действиям, как в дверь тихо постучали.

— Да кого там в такую погоду принесло, — пробурчала Фаина Ивановна, откладывая в сторону нож, и, шаркая тапками, направляясь в сторону входной двери.

На пороге стояла маленькая девочка. Она вся промокла и, дрожа от холода, стучала зубами.

— Здравствуйте! — еле слышно сказала она.

— Здравствуйте! — растерянно ответила Фаина Ивановна, но тут же спохватилась и, взяв девочку за руку, завела в квартиру.

Расспрашивать было некогда, нужно спасти ребенка от воспаления лёгких. Поэтому, первым делом, Фаина Ивановна сняла с девочки мокрую одежду, развесила её в ванной, а ребёнка закрутила в плед и посадила на табурет в кухне.

— Сейчас. Сейчас я напою тебя горячим чаем с малиновым вареньем. Тут у меня сырники от завтрака остались. Сырники с малиновым вареньем знаешь как вкусно, — говорила она, наливая девочке горячего чая и пододвигая вазочку с вареньем.

— Вкусно, — сказала девочка, отогревшись. Её щёчки разрумянились, а глаза заблестели.

— Тебя как звать, милое дитя? — спросила Фаина Ивановна.

— Туся, — ответила девочка, снимая с себя плед. — Мы с мамой живём рядом с вашим домом. Вы часто ходите мимо него с покупками из магазина.

Ну да, подумала Фаина Ивановна, я хожу мимо этого частного дома, с покосившейся крышей. Все дома уже снесли, только эта избушка ещё осталась. Странно, что я никогда не видела во дворе эту девочку.

 

— Маму вчера забрали в больницу. Она заболела ещё в прошлом году. К нам приходила тётя Света, она врач. Говорила, что маме в больницу надо. Но мама говорила, что ей меня не на кого оставить. Она думала, что полежит немножко и ей станет легче. А вчера мне так страшно стало, когда мама задыхаться начала. Я сама вызвала скорую помощь. Я знаю как это делать, меня мама научила. И свой адрес я наизусть знаю, тоже мама научила.

А когда её забирали в больницу, то она сказала, чтобы я никуда не ходила и скоро придет тетя Света и меня заберёт к себе. Мне было очень страшно одной в доме ночевать. По стенам бегали чёрные тени, а на чердаке были слышны чьи-то шаги. Мама всегда говорила, что это ходят ангелы, которые нас охраняют. Ангелы не страшные, но я всё равно боялась. Мне не хотелось одной встречаться с ангелами, я же не знаю как они выглядят. Поэтому я убежала на улице. Там тоже было темно и страшно, но хоть не было слышно шагов над головой. Я спряталась под кустом сирени, там, где мы летом с ребятами делали шалаш. От него осталась только крыша из старого куска фанеры. Я даже немножко уснула, но только замёрзла, когда пошёл дождь. Мне очень хотелось вернуться в дом, чтобы дождаться тётю Свету, но мне было страшно. Вдруг там сидят ангелы и ждут меня, чтобы отругать за то, что я убежала. Пойдемте со мной, подождем тётю Свету вместе, — Туся говорила без умолку. Казалось, что девочка очень долго молчала и теперь ей нужно было выговориться.

А Фаина Ивановна слушала, и сердце заходилось от жалости к этой малышке. Ребенок натерпелся столько страха, ещё и тётя Света какая-то не могла до ночи прийти и забрать.

— А ты знаешь номер телефона тёти Светы? — спросила она девочку.

— Да, он у меня в блокноте записан, — Туся достала из детской сумочки блокнот и протянула его Фаине Ивановне.

После звонка тете Свете выяснилось, что у той было ночное дежурство. А на утро, когда она после работы приехала к Тусе, то не обнаружила ту в доме. Она подумала, что девочку забрала бабушка, с которой её мать уже год как не общалась, но мало ли горе примирило. А узнав, что девочка находится у совершенно незнакомых людей, тётя Света тут же пообещала приехать.

 

И через пол часа она уже сидела на кухне Фаины Ивановны, посадив Тусю к себе на колени. Она благодарила неравнодушную женщину и говорила, что с Тусиной мамой всё будет хорошо. Теперь она в руках врачей и быстро пойдёт на поправку.

Да, очень печальная история, подумала Фаина Ивановна, когда за гостями закрылась дверь. Вот так вот ходишь мимо чьего-то дома и не подозреваешь что в его стенах творится трагедия.

Она села на табурет в кухне, где только что сидела Туся и стала смотреть в окно, по стеклу которого бежали капли дождя, оставляя кривые дорожки.

-Ах, у меня же борщ, — спохватилась она, вскочив со своего места. И, засучив рукава, и повязав фартук, принялась готовить.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.83MB | MySQL:70 | 0,400sec