Это не повод рушить семью

Счастью Оксаны откровенно завидовали. Кто-то «по-белому», вздыхая, «эх, повезло же тебе, Оксанка, с мужем!», а кто-то и по-черному. Оксана, конечно, об этом знала, но совершенно не переживала, не заморачивалась — просто жила и радовалась.

А чего тут заморачиваться? Ну завидуете — и завидуйте, Оксана бы и сама себе позавидовала. Счастьем своим она не хвасталась, никогда специально не рассказывала, какой у нее замечательный муж, не вкладывала в соцсетях «фоточки» с букетами, не репостила всякую романтическую чушь с сердечками и изречениями умных людей. Только всё равно все знали — с мужем Оксане повезло.

Это было видно и по ее сияющему взгляду, и по всегда хорошему настроению и даже по походке — легкой, как будто летящей — так ходят только очень счастливые люди. Да и случайно оброненные фразы подтверждали догадки: муж Оксану любит. И она его тоже.

 

Впрочем, одной любовью и романтикой дело не ограничивалось. Максим демонстрировал свою любовь и делами. Повесить всю домашнюю работу на жену? Это нечестно, ведь она тоже работает! И Максим мыл посуду, гладил белье, участвовал в субботней уборке квартиры, покупал продукты и частенько сам готовил, особенно в выходные. А в будни он вставал чуть раньше и готовил для них завтрак. Что-то совсем простое — каша, яичница или просто бутерброды, тем не менее Оксана была очень благодарна за это мужу.

Никто не удивился, когда всего лишь через полтора года после свадьбы Оксана родила дочку Полиночку. «Да уж, — вздыхали подружки, — от такого золотого мужа можно и десятерых родить. Надежный, как скала.» — и как в воду глядели. отцом Максим оказался тоже прекрасным.

Приходя вечером с работы, он забирал дочку у Оксаны, чтобы та могла, нет, не вымыть пол или приготовить ужин, — отдохнуть. С домашними делами Оксана справлялась сама, но если вдруг Полиночка заболевала или капризничала, не слезая весь день с рук, Максим никогда не упрекал жену в том, что в доме не убрано или нет ужина. Он брал веник и подметал. И заказывал готовую еду.

«Я понимаю, как тебе тяжело одной в четырех стенах, — говорил он Оксане, — С ума можно сойти. Если захочешь куда-то сходить с подружками в выходные — пожалуйста, я не против. Ну или там по магазинам походить, что-то из вещей себе присмотреть… просто для души. Для настроения.»

Золотой муж. Золотой отец. Оксана чуть ли не молилась на него. «А, говорят, что настоящих мужчин не осталось, — думала она частенько. — Вот же он! Как же мне повезло!..»

Конечно, Оксана и сама старалась соответствовать мужу. Выходя замуж неумехой, она очень быстро научилась готовить, причем, с учетом вкусов мужа. Всегда была ухоженной, даже дома одевалась аккуратно, растрепой и после рождения дочки не была. Она быстро вернулась в форму, хотя пришлось приложить существенные усилия — она кормила ребенка и соблюдать диету не могла.

Пока дочка спала, Оксана старалась что-то почитать, чтобы быть в курсе событий и поддерживать разговор с мужем на интересные ему темы. Хотя Максим никогда не был против того, чтобы Оксана куда-то ходила развлекаться, она никогда не злоупотребляла его добротой, выбираясь на встречу с подружками не чаще раза в месяц. И, конечно, никогда не возражала, если Максиму требовалось куда-то пойти или поехать — хоть с друзьями в бар, хоть на рыбалку.

Словом, Оксана делала все, чтобы мужу было с ней также хорошо, как и ей с ним. Причем, делала она это потому что ей самой хотелось сделать что-то приятное для мужа, а не потому что она считала себя чем-то обязанной.

 

Время шло, а Максим оставался таким же замечательным, как и раньше. Утром варил кашу теперь уже на троих, дарил жене цветы, возился с дочкой, а, когда Оксана вышла на работу, забирал Полиночку из сада. И Оксана была абсолютно счастлива. До того самого дня.

Максим должен был ехать в однодневную командировку в соседний город и с утра сильно нервничал — предстояло важное совещание. Он суетился, хватался то за одно, то за другое, перебирал документы, два раза переодевался, ушел и вернулся: на улице было холодно и моросил дождик, поэтому он в последний момент решил ехать в куртке, а не в пальто.

Максим уехал, а Оксана подняла брошенное впопыхах пальто, аккуратно повесила на вешалку и уже собиралась убрать его в шкаф, когда в кармане что-то задребезжало. «Телефон забыл!» — в ужасе подумала Оксана. — Так! Может, еще догоню, если бегом!..» — она сама тоже была «на низком старте» — Полиночку уже отвели в сад, а самой Оксане оставалось надеть уличную обувь и верхнюю одежду.

Она вытащила телефон из кармана пальто и машинально взглянула на него. Телефон был не тот. Не Максима. У Максима он был новенький, супернавороченный. А этому было в обед сто лет, модель другая да и по экрану змеилась трещина. «Так, — растерянно подумала Оксана, — Не поняла…»

В это время телефон опять затрясся у нее в руках, оповещая о входящем сообщении. «Любимый, когда ты сегодня…» — успела прочитать она всплывший текст и экран снова погас. «Любимый?..» — Оксану словно окатили ледяной водой. Она опустилась на банкетку в коридоре, забыв, что ей уже пора идти на работу.

«Любимый?.. Нет, это явно чужой телефон. Не Макса. Это не может быть его телефон!» — думала она, а пальцы, словно сами по себе скользили по экрану, рисуя графический ключ — Максим всегда и везде устанавливал одинаковые пароли. Так и есть. Телефон разблокировался. И Оксана с ужасом смотрела на входящие и исходящие сообщения — все они были адресованы женщинам и понять их неправильно было невозможно: в основном, это было согласование адреса и времени встречи. А еще — благодарности за «ласки и нежность». Ну и еще кое-какие подробности, он которых у Оксаны прихватило сердце…

 

…»Слушай, ты вообще нормальная? Здоровый человек? Я вообще тебя не понимаю! — сегодня на кухне Оксаны сидела сестра Максима Аня со своим мужем Глебом. Именно Глеб сейчас стыдил Оксану за то, что она разрушила семью. — Ведь какого мужа потеряла! Ты сама-то понимаешь? Второго такого не найдешь! Ну гулял… Ну что тут такого? Зато тебя любил! И Полинку! Надо быть мудрее!»

«Если бы любил — не изменял, — вздохнула Оксана. — У него пять любовниц было. ПЯТЬ, Глеб. ПЯТЬ!!! Одновременно. Сказал, что ему просто было нужно разнообразие. В этом самом… Что к семье это отношения не имеет.» — «Так и есть! Ведь скрывал же! Значит, берег тебя. А ты… Измена — это не повод рушить такую замечательную семью!» — «Извини, Глеб. Не могу. Поле того, что узнала — просто физически не могу быть с ним рядом. Тошнит, как подумаю, что он… А потом ко мне… Не могу, честно…»

Глеб еще долго ругал Оксану, но переубедить ее не смог. Как не смогли и подруги, и даже родственники. Заявление о разводе Оксана не забрала и через два месяца их с Максимом развели.

А еще через два месяца Аня сидела на кухне у Оксаны и рыдала горькими слезами. «Нет, ты представляешь, какой он оказался? Я же помню, как он тогда кричал на тебя и говорил, что измена — это не повод для развода. Это просто разнообразие… Что ничего страшного и надо быть мудрее… Что нельзя из-за такого пустяка семью рушить…»

«Ну да, было такое,» — согласилась Оксана. — «Вооот! — с новой силой зарыдала Аня, — а сам сразу на развод подал… Хотя я всего-то разок и позволила себе вольность с бывшим одноклассником… Глеб нашу переписку прочитал и сразу разводиться побежал… Ну как так можно-то, а?…»

Фиалка Монмартра

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.81MB | MySQL:68 | 0,318sec