Говорить с ребёнком надо

В 7 «А» классе произошло чрезвычайное происшествие — кто-то из рюкзака Кати Ивановой yкpaл деньги. Такого в классе не случалось никогда. Да и не просто какие-то копейки, а пять тысяч одной купюрой – Кате эти деньги дали родители, чтобы она оплатила свою спортивную секцию. Катя положила их между страниц в учебник, но в школе они пропали.

Стали разбираться, безрезультатно, собрали даже экстренное родительское собрание по этому поводу – мол, присмотритесь внимательно к своим детям, подростковый период, то да се. Мама Кати сокрушалась, мол, сама виновата – нужно было до банкомата дойти и перевести деньги безналичкой, но поленилась, сунула дочке купюру.

 

Алевтина сидела на собрании вся бледная. Ее сын Вася, ученик 7 «А» класса, последнее время вообще отбился от рук, и он может быть в числе подозреваемых. Учился он неплохо, но Алевтина, загнанная работой, никак не могла толком проследить круг его общения. Может он связался с какой-то нехорошей компанией? Тем более последнее время его друзья живут не в своем дворе, а во дворе сестры Алевтины. Галя работала посменно, поэтому могла иногда накормить племянника, вот и сдружился там с пацанами.

— Галь, ну как там Вася? – спрашивала Алевтина, периодически названивая сестре.

— Да нормально, с пацанами во дворе в футбол гоняют.

Но Галка тоже не могла прослеживать все передвижения племянника: то с ночной смены уставшая, то дел по дому много, да еще две дочки. Муж дальнобойщик, все время в разъездах, как тут за всеми углядишь? А Алевтина музыкальный работник, зарплата небольшая, плюс репетиторство, плюс подрядилась мыть офисные помещения два раза в неделю. Алименты так себе, все равно денег хватает только на выживание, хоть она крутиться изо всех сил. Васька сам себе предоставлен, то за компьютером сидит, то где-то его носит. Все осенние каникулы где-то подозрительно пропадал.

А еще был случай в его детстве: он принес из садика игрушку. Спрятал ее сначала в шкафчике, потом сунул под шубку, и только дома Алевтина обнаружила, что он играет с чужой игрушкой.

— Ты где ее взял? – удивилась Алевтина.

— В детском садике, — спокойно ответил Вася. – Мне понравилась игрушка, вот я ее и взял.

— И даже разрешения ни у кого не спросил?

— Если бы я спросил, мне бы не дали.

Логично, но ужасно. И здесь подключился Коля – муж Алевтины. Он буквально взбесился от этих слов.

— А ты знаешь, как это называется? Воровство! Ты украл игрушку, а значит ты – вор!

Коля кричал на сына, хлопнул его по мягкому месту и поставил в угол. Вроде бы и правильное наказание, но Алевтине эти методы воспитания не нравились. Наказывать детей – зачем, можно было бы и просто поговорить. Именно эти строгие методы послужили тому, что Алевтина развелась с мужем, а тот напоследок сказал:

— Если сын вырастет вором и хулиганом – не обижайся. Я сделал все что мог, а теперь посмотрим, как ты его воспитаешь.

Сказал и уехал, шлет смешные алименты и изредка общается с сыном по интернету. Но если Коля оказался прав? Да еще и гены рукавом не сотрешь – дед Алевтины в прошлом сидел в тюрьме за какую-то крупную недостачу в советское время. Он был товароведом. «Его могли и подставить!» — говорила бабушка. И все же история темная.

И вот сейчас Алевтина сидит на собрании и бледнеет. Вроде бы, ничего еще не случилось, да и Васька после детского сада не был уличен в воровстве, но какое-то шестое чувство подсказывало ей, что ее сын причастен к этому. Где он мотается целыми днями? С кем проводит время? Как ему не позвонишь, так один ответ: «Все нормально, мама, в девять буду дома». И все! Другие родители как-то спокойно себя ведут, поторапливают классного руководителя, жалуются, что Новый Год на носу, не все подарки куплены, а Алевтина сидит и не шевелится, вся белая как статуя.

Когда Алевтина пришла домой, то первым делом ей захотелось осмотреть письменный стол сына, все ящички с учебниками и книжками. О, боже, из одной книжки выпала пятитысячная купюра. Ну как это понимать? Она позвонила сыну – он не отвечает. Позвонила сестре.

 

— Галка, Васька у тебя?

— Да нет, заходил на ужин, недавно ушел, сказал, что домой, а что случилось?

— Ничего!

Даже сестре она постеснялась сказать, что ее сын – вор. Как еще объяснить появление купюры в его книжке? И именно пятитысячной купюры, да еще после родительского собрания? Вася появился минут через десять.

— Иди сюда, поговорить надо! Это что? – Алевтина достала книжку и потрясла ею у сына перед носом.

— Комиксы, а что здесь такого?

— А это что, — Алевтина раскрыла страницы книжки и достала оттуда купюру. – Откуда у тебя эти деньги?

Вася побледнел и замолчал.

— А я могу тебе помочь вспомнить! Не далее, как сегодня было родительское собрание из-за того, что у Кати пять тысяч из рюкзака пропало. Я как чувствовала, что это ты!

— Мама, я ничего не воровал!

— Так откуда эти деньги?

— Откуда надо, но я их не воровал!

— Да как же! Невероятное совпадение, не так ли? Ты прямо сейчас, пойдешь, отнесешь эти деньги Катиной маме, попросишь прощения и надеюсь конфликт будет замят между нами. Только попросишь, чтобы Катина мама мне позвонила, я тоже извинюсь за сына. Если ты этого не сделаешь, я завтра пойду в школу и опозорю тебя на весь класс, пусть тебя на учет ставят!

Алевтина кричала так, что Васе невозможно было и слова вставить. Он ушел, взяв купюру, час его не было. Алевтина волновалась – правильно ли она поступила? Вася вернулся с Галей.

— Ты что — с цепи сорвалась? – сестра поставила перед Алевтиной коробочку с дорогими духами. – Подарок тебе от сына, он сам заработал! Говорила я Ваське – пусть деньги у меня лежат, так нет – сам подарок куплю на Новый Год. Услышал, как ты говорила по телефону с подружкой, что любимые духи у тебя заканчиваются, а новые купить невозможно. Он узнал, что они пять тысяч стоят, и по копеечке собрал в одну купюру: создал компанию на осенних каникулах у нас во дворе с моей младшей дочкой – кому собачку выгуляют, кому мусор вынесут. Я все знала, но молчала – сюрприз все ж таки! К сожалению, он не удался из-за твоего бешенства.

Алевтина посмотрела на сына – он сидел, отвернувшись к окну, весь сгорбился, покраснел. Алевтина его обняла, но тот только всхлипнул, вытерев рукавом непрошенные слезы.

— Прости меня, Васенька, я слова не дала себе сказать, не выслушала. А ведь сама говорила – разговаривать надо с ребенком.

Самое обидное в этой истории, что Катя все же нашла эти деньги. Она со смехом потом рассказала одноклассникам, что перепутала учебники, в котором лежала купюра.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.83MB | MySQL:68 | 0,366sec