Как Манька маму с бабушкой мирила

В семействе Ивановых, как, впрочем, и во многих семьях, где невестка и свекровь делят одну кухню, не было мира. Нет, внешне все было нормально. Галина Федоровна и Оля общались между собой предельно вежливо. Даже с какой-то дико изощренной и холодной, как клинок, вежливостью. Каждая фраза была мастерски отточена и значила совсем не то, что должна была. Так, хваля Олину чистоплотность, Галина Федоровна намекала на стоявшую с вечера грязную посуду. Ольга благодарила свекровь за советы. Но за ее обычными фразами «хорошо, спасибо» стояли слова «да сколько можно уже, отстаньте».

 

Когда Дима и Оля только поженились и жили отдельно, отношения со свекровью были замечательные. Оля и Галина Федоровна были настоящими подругами. Они могли часами сидеть за чашкой чая и разговаривать обо всем на свете. Дима подшучивал, что его мама всегда хотела дочку и вот теперь променяла сына на невестку. Оля советовалась с Галиной Федоровной и о том, как печь пирожки, и о том, что подарить Диме на день рождения.

Когда у супругов родилась дочь Машенька, на семейном совете было решено съехать со съемной однокомнатной квартиры в трехкомнатную квартиру Галины Федоровны. Таким образом молодое семейство могло переждать время до окончания ремонта в их собственной квартире. Однако ремонт затягивался, и недели превращались в месяцы.

Растить маленького ребенка оказалось совсем не так легко, как думала Оля, а неусыпный контроль со стороны свекрови делал ситуацию еще сложнее. Ольга была благодарна за помощь и советы, но из-за чрезмерного внимания со стороны Галины Федоровны и постоянной осуждающей критики она совершенно упала духом. Свекровь, в свою очередь, была неприятно поражена неблагодарностью невестки.

«Да если бы мне кто в молодости так помогал! Не знает молодежь, каково это и ребенка растить, и на работу бегать, и мужу обеды готовить. И ведь все успевали. А я ей тут и готовлю, и стираю, и никакой благодарности. Ходит недовольная», – рассуждала Галина Федоровна.

Ситуация усугублялась в том числе потому, что вежливость не давала взаимному недовольству вылиться в конфликт. Поэтому противостояние между свекровью и невесткой стало похожим на «холодную войну».

***

Когда молодое семейство переехало в новую квартиру, отчуждение не выветрилось из их сердец, а отношения не стали теплее. Человек устроен так, что стоит ему впустить сомнение в свою душу, как оно начнет подтачивать его изнутри, как червячок. Даже когда причин для отрицательных чувств нет, червячок делает свое дело, разрушая доверие между некогда близкими людьми. Смысл слов намерено искажается, и понять и простить друг друга становиться с каждым днем все сложнее.

 

Машенька впервые задумалась о том, что мама и бабушка не любят друг друга, в шесть лет. До этого она принимала их взаимную вежливость за чистую монету. Но по мере взросления, она поняла, что взрослые очень часто говорят одно, а думают другое. Маша заметила, что после посещения бабушки у мамы мокрые глаза и плохое настроение. А бабушка, когда говорит о маме, как-то странно хмурится и качает головой. Тогда Машенька решила спросить их об этом. Сначала она обратилась к матери:

– Маам, а почему ты бабушку не любишь?

Оля очень удивилась вопросу дочери. И хоть ответила просто: «Что за глупости?», серьезно задумалась над тем, что их неприязнь со свекровью заметна и ребенку.

Следующим действием маленькой примирительницы стал допрос бабушки. Ее особенно удивляло, что бабушка, прощающая ей все шалости и проказы, может быть строга к маме, которая ведет себя вполне хорошо.

Галина Федоровна, услышав вопрос внучки, растерялась.

– Ну как это маму не люблю. Люблю. Просто такие у нас отношения сложные.

– А почему сложные? – заинтересовалась Манька.

– Из-за того, что мама твоя – амфиболичная натура, – полушепотом, будто бы сама себе, ответила бабушка.

– А это как? – не унималась внучка.

Галина Федоровна, осознав, что Маша ее слышала, попыталась исправить ситуацию.

– Да женщина она. Самая настоящая женщина.

Вечером Манька решила передать этот комплимент матери.

– А бабушка сказала, что ты самая настоящая женщина.

– Правда? – удивилась Оля, гадая, хорошо это или плохо.

– Миболичная натура, – деловито ответила дочка.

Ольга только пожала плечами. «Нет, мне никогда не угодить свекрови», – подумала она.

Маша, увидев, что ее слова не принесли никакого положительного результата, решила разработать план. Из своих обширных сказочных и мультипликационных познаний она сделала вывод, что лучшим способом преодолеть конфликт является совместный труд. Так в Простоквашино Шарик и Матроскин помирились.

На вопрос, чем же им вдвоем заняться, Манька сразу нашла ответ. «Скоро осенняя ярмарка, в школу нужно сладости и пирожки собственного изготовления принести. Вот я и их и озадачу», – подумала она. Заранее зная, что мама откажется от помощи, Маша сообщила информацию бабушке самостоятельно. И на следующее утро Галина Федоровна уже стояла в дверях.

 

Возвращаясь из школы, Маша ожидала увидеть маму и бабушку уже примирившимися. Каким же было ее разочарование, когда она увидела множество приготовленных вкусностей, но ту же безобразную холодность в их общении.

Хозяйкам гораздо легче было бы помириться на безлюдном острове или перед лицом страшной опасности, но только не на кухне.

План провалился, и Маньке нужно было выдумывать что-то другое. Другим известным ей способом примирения были подарки. Проверив содержимое своей копилки, Маша попросила папу отвести ее в магазин. На его недоуменный вопрос, зачем ей туда нужно, дочка обстоятельно рассказала все факты. Тогда папа согласился помочь, втайне совершенно не веря в успех начинания.

– Блаженны миротворцы. Правда, Манька?

– Угу, – девочка покачала головой, не понимая, что говорит папа.

В магазине Маша набрала любимых маминых и бабушкиных конфет. Маме нравились конфеты «Красный мак», а бабушка предпочитала «Ромашки». Всего у примирительницы после покупки оказалось по три килограмма конфет каждого вида. Так Маша потратила все деньги, которые были подарены на ее день рождения.

Дома спрятать конфеты оказалось проблематично, Манька вытащила все тетради из письменного стола и назначила ящики складом примирительных гостинцев.

Однако укрытие это было быстро обнаружено мамой: увидев кавардак на рабочем месте ученицы, она решила прибраться и очень скоро обнаружила конфеты.

Первые две минуты маминого допроса Манька смущенно молчала. Потом разгорячившись, выпалила:

– Я просто вас с бабушкой хотела помирить.

– Конфетами? – удивилась мама.

– Да, в качестве примирительных подарков.

– Ну, хорошо, только зачем же так много? Можно было и по килограмму взять.

– Нет, по килограмму на такую ссору точно не хватило бы.

 

Мама засмеялась и обняла Маньку, которая уже почти плакала от безысходности ситуации.

– Как же мне теперь мирить вас, мама?

– А вот как!

Оля взяла телефон и набрала номер свекрови.

– Галина Федоровна! Здравствуйте! Завтра у нас суббота. Может быть, придете в гости чайку попить? Мы пирог с Манькой сделаем.

***

Нельзя сказать, что примирение состоялось мгновенно и полностью. Но лед тронулся. А конфеты Манька еще долго ела, не забывая делиться с родными и со своим другом Сашкой.

Автор рассказа: Ирина Фурсова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.82MB | MySQL:68 | 0,363sec