Счастливая путевка

— Вера, а ты знаешь, что Лидке предложили путёвку в санаторий? Но думаю, что она откажется от неё. Она же пo6oится оставить своего Костика даже на один день, а уж на три недели точно ucпyгaeтся. За ним смотрит, как за малым дитём. А может, она думает, что его кто-то уведёт? Ну кому он нужен, кроме Лиды! Это она не замечает его эгоизм, тупость и хрюканье за столом, а меня от него тошнит. Между прочим, я на неё обиделась.

 

Представляешь! Чуть ли не приказывает, что надо мне приготовить на мой же день рождения! Мол, Костя то-то и то-то не любит. И как начала мне перечислять блюда, которые этот обжора уважает! Во-первых, это мой день рождения, а во-вторых, я его не собираюсь приглашать, я думала без мужиков посидеть — при них же им кости не перемоешь. Тем более, твоему даже пробку нельзя нюхать, а без вина я не собираюсь себе день рождения портить. В-третьих, мне всё равно, что он любит. На днях приболел её муженёк маленько, сопли потекли, так его недуг стал проблемой века. Ты представляешь, я пришла к ним чайку попить, а у неё пять термосов с травами стоят, и наша подруга из ложечки поит этими отварами своего умирающего. Мне иногда кажется, если бы я её не знала, то подумала бы, что он её с мужиком застукал, и поэтому она так перед ним прогибается. Лично я, когда свою вину чувствую, тоже хожу мягкая и пушистая, благо у моего пивом можно любую вину залить. Как ты думаешь, может, это и есть любовь? Когда сопли любимому подтираешь, из ложечки его кормишь, носочки и трусики ему поправляешь. Ну что ты, Вер, молчишь? — Алла всё распылялась и никак не могла угадать, поедет Лида в санаторий или нет.

Рыжая бестия Алла была очень открытой, весёлой и любопытной болтушкой. Она любила подруг и доверяла им всё. С ней никогда не было скучно, но она всегда опережала события. Так и сейчас, Лида ещё не сказала мужу насчёт путёвки, а Алла уже решила, что подруга не поедет отдыхать, и тут же интересуется, почему.

Лида работала зоотехником, Костя работал на хлебозаводе электриком. Жили они в коттедже, выделенном совхозом Лиде как молодому специалисту. Сама Лида была не местной, приехала по распределению после окончания техникума, а Костя был племянником директора хлебозавода, который пристроил его на непыльную работу. Лиде муж описывал свою работу, как нечто очень опасное, и она верила, что он рискует своей жизнью ежедневно, ведь не шутка — ходить под высоковольтной линией. Малейший промах, и деревянный макинтош обеспечен.

Для Лидии муж был героем, который каждый день смерти смотрел в лицо. С работы она его встречала, как с фронта, чуть ли от радости не плача. Вот и сегодня, долго обнимала, прежде чем спросить:

— Зай, мне дают путёвку в санаторий, как ты? Не против? Нет, если тебе трудно будет без меня, то я откажусь, Ольга тогда поедет. Если ты справишься без меня, не будешь голодный ходить, не будешь скучать, то я бы подлечила бы свои почки, а может, гинекологу показалась бы, и глядишь, и родила бы тебе ребёночка.

Лида смотрела в глаза мужа, а сама не знала, что для неё лучше, если он откажет или даст согласие. Костя, не долго думая, сказал:

— А почему бы нет? И дело не в гинекологе, просто зачем Ольге уступать. Ох, как я её за язык не люблю! Езжай, за три недели, я думаю, меня током не убьёт.

«Какой же у меня хороший муж, не ревнивый, понимающий. Как же он обо мне заботиться», — Лидия бросала в чемодан вещи, как пришла Алка проконтролировать сборы подруги

— Ты что, на танцы бегать не будешь? Да мало ли с кем там познакомишься! А может, какого-нибудь директора совхоза облапошишь? Ты что же, две тряпки в чемодан кинула? А ну давай, трамбуй! Да нижнее бельё возьми то, которое мы с тобой в Москве покупали. И не вздумай халат с тапками брать.

Алка раскрыла шкаф и обомлела -столько увидела платьев! Некоторые висели с этикетками. Всё из чемодана выкинула и всучила подруге уйму нарядов, закрыла чемодан на код и сказала, что код скажет по телефону, когда приедет Лида на место назначения и ей позвонит. Косметичку велела брать в маленькую сумку, чтобы была всегда под рукой. Велела не забыть те духи, от которых Костя глаза закатывает.

— И запомни, я когда езжу отдыхать, кавалерам говорю, что не замужем. Правда, они все тоже «неженатые», но посмеяться, в ресторане посидеть за их счёт, сгодятся.

 

С замиранием сердца прощалась Лида с мужем, как будто уезжала навсегда, даже прослезилась.

Санаторий находился в бору, рядом было два озера. Был оснащён самым современным медицинским оборудованием для проведения оздоровительных процедур. Кругом была такая стерильная чистота, что у Лиды после коровников зарябило в глазах. Постоянно горничные натирали люксовские номера до блеска.

Маленькая девчонка сразу бросилась Лидии в глаза. Озираясь по сторонам, горничная строго говорила:

— Смотри, не мешайся, а то опять влетит мне, я работы могу лишиться. Стой рядом, никуда не лезь.

Рыжий лисёнок с запутанной копной волос с любопытством уставилась на Лиду, которая протянула ей конфеты:

— И как этого лисёнка зовут?

Лида опустилась на корточки перед малышкой

— Аня я.

— А почему ты не в садике? Мамке мешаешь работать.

— Мамке-сучке она не мешает, укатила с отдыхающим. Мне оставила на пару дней и сгинула с концами, а у меня своих трое. А родных у них никого нет. Вот и мыкаюсь с ней, благо начальство рукой на нас махнуло.

Аня взяла конфеты и обняла совсем чужую для себя тётю. На что Лида растрогалась и участливо обратилась к Галине:

— А давайте мне её в номер, а вы спокойно убирайтесь. Я с ней могу на территории погулять, на озеро сходим уток покормим.

Галина предложению обрадовалась и, оправдываясь, продолжала корить маму Ани:

— Нет, я бы посидела с ней с неделю, но не столько времени. По рукам и ногам меня связала. А я что, мне работать надо.

Какой же забавной оказалась девчушка! Совершенно не стеснялась, спрашивала, как на допросе, что болит у тёти, есть ли дети. А один вопрос просто убил наповал: «Муж дурак или нет». Вроде была маленькая девочка, но чувствовала Лида, что душа ребёнка много страдала, много мыкалась по чужим семьям, как бездомного котёнка передавали из рук в руки.

Вволю нагулявшись, вернулись в номер, и Лида решила Аню расчесать. Густые волосы была запутаны так, что как бы ни старалась Лида, всё равно получалось больно голове ребёнка. Но Аня терпела, не кричала, только крепко закрывала глаза, а в конце сказала, что её никто так нежно, небольно не расчёсывал. Мама всегда вырывала целые клочья, и если она убегала, то била её ремнём.

Наряды так и лежали нетронутыми в чемодане, Лиде было не до танцев. Вечером после насыщенного процедурами и прогулками дня она валилась с ног. Галина провожала Аню к Лиде каждый день, и та, смеясь, бежала к ней с распростёртыми руками, глаза от радости светились.

Они шли на озёра кормить птиц, потом шли обедать, смотрели мультики, вместе ходили на концерт, который ставили приезжающие артисты, вечером ходили в бассейн. Анину маму Зою все работники санатория знали, так как она работала в нём поваром, поэтому появление «лисёнка» на территории санатория принимали. Все осуждали непутевую мамашу, а девочку жалели.

Анечка подходила к Лиде, обнимала её, целовала и могла заплакать. На вопрос, что случилось, сквозь слезы отвечала: «Не хочу, чтобы ты уезжала». Столько было боли в глазах девчонки, столько страданий, что от жалости к ребёнку Лида сама плакала.

 

Вечером Галина пришла за Аней вся в слезах, в руках держала листок бумаги. Отправив девочку в коридор, Галя сказала:

— Ты почитай, что это лярва написала! Как только её рука не отсохла, как паралич не ударил! Ну и терпения у Бога!

«Здравствуй, моя дочь и подружка. Живу хорошо, сообщаю, скрывать не буду и так много времени тянула, всё думала, как лучше поступить. Я отказываюсь от Ани. Я встретила человека, которого полюбила. Он против моей дочки, а я без него не смогу жить. Я была плохой матерью, без меня ей будет лучше. Вышлю отказную, а ты Анюту сдай в детдом, а может, к кому пристроишь. Знаю, что грех на душу беру, но ещё грешнее зло срывать на нелюбимом дите, что я раньше и делала».

— Вот ещё одна сирота появилась. А девчонка-то добрая, отзывчивая, она как пластилин, лепи из нее, что хочешь. С Зоей я познакомилась очень давно, она сама была матерью брошена, отца не помнила. Вместе в училище учились, вместе на работу в санаторий устроились. Я-то замуж вышла за некрасавца, но очень хорошего человека, а Зоя всё искала неземную любовь. Сколько раз она обманывалась, сколько раз её бросали, родила от отдыхающего и девчонку бросает из-за такого же идиота. Она, бывало, Анечку одну в общежитии оставляла ночами, мы всем этажом её воспитывали, ко всем она ластилась, как котёнок. Что же теперь бедного ребенка ждёт впереди? Эта курва даже обратного адреса не написала!

Галя ушла, а Лида всю ночь думала, взвешивала, как лучше ей поступить: «Ну не зря мне Бог послал путёвку, не зря девочку подтолкнул в объятия. Малышке надо помочь выпрямиться от нанесённых жизнью ударов. За три недели я привязалась настолько к девчонке, что если даже муж будет против моего решения удочерить Анечку, то всё равно буду стоять на своём. Конечно, много волокиты с бумагами, но это ерунда».

Дома Лиду ждала гора немытой посуды, разбросанные вещи по всем углам, пустой холодильник. К приходу мужа с работы дом засверкал чистотой. Анечка тоже с тряпкой в руках бегала по дому. Костя, увидев гостью, оторопел:

— Это кто ещё здесь хозяйничает?

— Дочка тёти Лиды, — испуганно прошептала Анечка.

Лида быстро, доходчиво объяснила появление девочки.

— Я опять уезжаю, надо документы собирать, это просто тебя с ней познакомить решила. Я тебя не тороплю, хорошенько подумай. Ведь раньше ты был для меня ребёнком, а теперь ты стал взрослым, сопли тебе вытирать мне некогда, у меня дочка на руках.

Костя сначала хотел обидеться, а потом вспомнил, как он скучал по жене, как плохо ему было приходить в пустой дом, как ему не хватало ласки и тепла, да вообще, кто ещё будет терпеть его эгоизм и лень.

— Ну, если ты дочка Лиды, то значит и моя дочка.

Лида от счастья заплакала, и Анечка рванулась ее поцелуем и объятиями успокаивать, а Костя, обнимая двоих, подумал: «Да, тяжеловато с двумя будет жёнушке моей справляться, но ничего, я-то уже большой». Не знал он, что через год придётся ему так крутиться, так вертеться с двойнятами, что не раз скажет спасибо за помощь дочке Анечке. Никогда в жизни они не пожалели о принятом решении, ведь Анечка действительно оказалась пластилином, из которого любящие родители слепили замечательную дочку, сестричку для близнецов.

Наталья Артамонова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.76MB | MySQL:64 | 0,393sec