Круги сансары

Сашка не спал уже вторую ночь. Он ворочался, дремал, снова просыпался и постоянно прислушивался к дыханию Чуя. Старый пес умирал. Он слабел с каждым днем. А взрослый двадцатишестилетний мужчина тихо плакал, как ребенок…

Щенка алабая привез брат отца. Сашке тогда едва исполнилось четырнадцать лет.

– Вот, Степа, привез тебе настоящего сторожа, как и обещал! – улыбаясь, дядя Федя протянул отцу бело-рыжее чудо с обрезанными ушками, красивой мордочкой и черными, как смоль, глазами.

Сашка подошел погладить щенка, а тот вытянул мордочку и стал усиленно нюхать руку мальчика. Потом он потянулся и стал вырываться из рук дяди.

– Опа, по ходу, Степа, он хозяина почуял, у них чуйка ого-го какая на это дело, – озвучил поведение щенка дядя Федор.
– Ну, коль такое дело, пусть он им и занимается, – с проскользнувшей в голосе обидой сказал отец, и передал щенка сыну.
– Тяжелый, – удивился мальчик.
Так Чуй стал питомцем Сашки и любимцем всей семьи. Они жили в поселке городского типа. У них был большой свой дом. Старшая сестра Сашки, Лиза, рано вышла замуж за городского парня и уехала к нему.

Сам Сашка закончил сельскохозяйственный техникум и пошел работать на агрофирму, основанную одним из его земляков. Жениться он не спешил. Отслужив год в армии, вернулся на работу. Так и жил с родителями и Чуем.

В двадцать два года Сашка потерял отца, глупо утонувшего в озере из-за запутавшейся вокруг ноги сети браконьеров. Парень сильно переживал смерть отца, который был для него и другом, и наставником.

Когда ему исполнилось двадцать четыре, от оторвавшегося тромба умерла мама. Так он и остался один с Чуем в большом родительском доме.

Теперь умирал его последний оплот в жизни. Светало. Чуй, тяжело встав с подстилки, пошаркал к двери. Сашка вскочил с кровати и пошел за ним. Он открыл псу дверь, тот вышел на крыльцо, с трудом с него спустился и медленно побрел к любимой беседке. У него уже не хватило сил зайти в нее, он улегся на траву и положил голову на лапы.

Сашка подошел к собаке и лег рядом. Он положил руку на огромную башку друга и заговорил:

– Устал, бродяга. Полежи, отдохни. Потом я тебе супчика налью, покушаешь, сил наберешься… Ты же любишь суп с куриной печенью. А помнишь, как щенком ты наступал на миску и вся еда оказывалась на полу, а ты не смущался, с пола и подъедал. Измажешься весь, а потом целоваться лезешь, бандит… А потом мы будем смотреть телевизор, я положу тебя на диван, и устрою руку на твоей удобной башке.
Сашка говорил и говорил, по щекам текли слезы, он чувствовал тяжелое дыхание Чуя. Пес медленно повернул к нему голову, попробовал высунуть язык, чтобы лизнуть, глубоко вздохнул… и затих. Сашка уткнулся лицом в шерсть пса и заплакал по-настоящему.

Он похоронил его в лесу, на одной небольшой поляне, где они часто игрались с Чуем. После смерти пса душа парня застыла. Он ходил на работу, занимался домом, смотрел телевизор, но почему-то перестал улыбаться и не тусил с ровесниками. Лизка посочувствовала ему, но и только. У нее было уже двое детей, своя жизнь.

 

Сашка часто думал по ночам, почему к нему пришли все эти беды, и не понимал.

Прошел месяц, и еще, и еще… Отшумела ветрами и дождями осень, отчиталась морозами и метелями зима, в мир пришла красавица весна. У Сашки зазвонил мобильник.

– Братишка, ты не забыл, мне тридцать пять скоро. Приглашаю, нет, требую, чтобы ты приехал на мой скромный юбилей. И не вздумай отказываться! Мы с тобой сто лет не виделись, племянники скоро с тебя ростом будут. Приезжай за день до дня рождения, у нас заночуешь, – весело щебеча, говорила в трубку Лиза.
– Хорошо, Лиз, буду, – и улыбка тронула лицо парня.
Две недели он выбирал подарки для сестры, ее мужа и племянников. Наконец собрался и поехал в город.

День рождения Лизы отмечали в кафе. Среди гостей была молодая девушка, коллега сестры по работе. Сашка сразу понял, что Лизка записалась в сваху. Она посадила Аню рядом с ним, просила пригласить ее на танец.

Сашке надоела Лизкина активность, и он незаметно покинул торжество. Решил прогуляться по парку, который был недалеко от кафе.

День клонился к закату. Он шел по темнеющим аллеям и не мог надышаться свежим весенним воздухом. Где-то в глубине парка послышался звонкий лай, явно принадлежавший щенку.

Малыши лают, срываясь на высоких нотках, потом заливаются опять, прислушиваясь к собственному голосу. Сашка вспомнил, как это делал Чуй, и его сердце наполнила печаль.

Он хотел повернуть, чтобы не видеть чужого счастья, но тут из кустов на него выскочил щенок. Вскоре за ним выбежала девушка.

В резиновых сапогах, джинсах, короткой курточке и маленькой шапочке, обтягивающей голову, она была бы похожа на мальчишку, если бы не буйно рассыпавшиеся по плечам рыжие волосы.

Щенок смело напал на Сашкин кроссовок, тот посмотрел на мелкого, и замер. Это было, как во сне. Перед ним был алабай, не рыжий с белым, чисто рыжий, но алабай. Впрочем, как заметил Сашка, рыжего у него осталось мало. Мелкий смело шагал по весенней распутице и не обращал внимания на грязь.

– Ой, простите. Я его сейчас на поводок возьму, – извиняясь, проговорила девушка.

– Ничего. Серьезная порода, думаете справитесь? – спросил он незнакомку.

– Нет, нет. Он у меня на передержке, вот, ищем ему хозяина.

– Да? А знаете, считайте, что уже нашли, – вдруг сказал Сашка, сам испугавшись своего решения.

– Вы хотите взять его? – осторожно спросила девушка.

 

– Да. Можно?

– Ой, меня Ольга зовут, а вас?

– Саша.

– Вы знаете, я не могу просто так отдать щенка. Мне надо убедиться, что он попадет в хорошие руки, что у него все будет хорошо, – сразу став серьезной, ответила Оля.

– Так в чем дело? Давайте завтра встретимся и все решим, – предложил Саша.

– Да, конечно. А где? Давайте вы ко мне придете, я вам все расскажу, потом съездим к ветеринарам, чтобы вы убедились, что щенок здоров. Желательно, конечно, посмотреть, где он будет жить, – немного застеснявшись, сказала девушка.

– Без вопросов. Я на машине. Завтра и съездим ко мне, все посмотрите, оцените.

– Хорошо. Я вам позвоню завтра с утра. До завтра.

Оля взяла щенка на поводок и пошла по аллее в сторону от кафе.

– Постойте, я вас провожу. Заодно узнаю, где вы живете, чтобы с утра сразу подъехать, – предложил Саша.

– Хорошо, — согласилась Оля.

Утром он был у подъезда Ольги. Дверь открылась, и он увидел стройную красавицу в черных брюках в обтяжку, белой куртке и таких же полусапожках, которые так шли к ее рыжим волосам.

– Извините, Саша, я тут Марата вывела, чтоб он дела свои сделал. Подождите минутку, мы быстро, – отчего-то покраснев, пролепетала Оля…

Когда они въехали во двор Сашиного дома, и Оля вышла из машины, она, оглядев двор, вдруг поняла, что здесь когда-то жил пес. Погрызанная стойка беседки, маленький мячик на крыльце, подкоп под забором. Видимо, его очень любили, что сохранили следы пребывания, поняла девушка.

 

Потом был осмотр дома, долгое чаепитие и откровенный разговор. Сашка, сам того не желая, открылся девушке, которую практически не знал. А она слушала его, и в ее зеленых глазах стояли слезы…

Как отогреть застывшую душу? Кому-то нужен жаркий огонь и пронзительные слова, а для кого-то достаточно теплой улыбки рыжей красавицы и веселого лая щенка алабая.

А у них все хорошо. Они вместе, ждут пополнения в семье, а по двору носится и наводит свои порядки рыжее счастье по имени Марат.

Кстати, он уже давно расширил подкоп Чуя, погрыз второй столбик беседки, и также смотрит телевизор с хозяином, подставив под его руку свою большую и такую удобную башку.

Автор ГАЛИНА ВОЛКОВА

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.82MB | MySQL:70 | 0,419sec