Любовь никуда не ушла

Давно уж ночь вступила в свои права, ветер разыгрался не на шутку и бросал в стекла окон капли дождя. Пришла осень, в этот года она выдалась дождливой и все чаще небо нависало темными тучами. Зое Федоровне не спалось, сердце её не на месте.

— Господи, неужели что с Антоном? Третью ночь не могу нормально спать. То с вечера не могу уснуть, то среди ночи просыпаюсь и всё — нет сна. Ну что же это такое? Антон не отвечает на телефон, а эта его Валька мне никогда не отвечала и не ответит. Такая уж она… Ой, Господи прости, что ругаюсь.

 

Уснула все-таки Зоя Федоровна, но сон был беспокойным и проснувшись рано утром, решила:

— Поеду к Антону. Будь, что будет. Что-то одолевают меня думы, сердце ножом режет.

Выпив чаю, она взяла свою старенькую сумку, положила в кошелек денег, оделась, подумав, взяла старенький зонтик, дождь моросил за окном. Закрыв на замок дом, вышла со двора и зашла к соседке.

— Ой, теть Зоя, привет, ты чего так рано, еще почти не рассвело, — спросила Настя, — и куда это ты собралась?

— Настена, доброе утро. Съезжу-ка я к Антону, сердце уж который день не на месте. На телефон не отвечает. А эта его, тьфу, не знаю, как и обозвать-то её, никогда не отвечает мне. Она ж за человека меня не считает. Она давно стала городская, а я что, живу в поселке. Присмотри за домом, Настена. Не могу сказать вернусь сегодня или нет, а вдруг что с Антоном…

— Ладно, теть Зоя, не беспокойся, присмотрю. Но такая погода, грязь, до поезда еще дойти надо, может передумаешь, непогодь на улице.

— Не, Настена, мне надо…

Зоя Федоровна уже была настроена и быстро пошла в сторону станции. Ехать ей на электропоезде два часа, сын живет в районном городе. А она в небольшом поселке, ей семьдесят лет исполнилось полгода назад. Живет одна, муж давно умер, Антон у неё единственный сын, даже внуков нет. А все потому что его Валька не родила ему детей. Поначалу не хотела, говорила, что для себя нужно пожить, а потом почему-то совсем не родила. Никто не знает, почему…

Антону сорок два года, родила его поздновато, был еще сын старший, но он погиб в аварии, разбился на мотоцикле. Так вот и пришлось Зое Федоровне похоронить вначале старшего сына, потом мужа в один год и ушли. Поэтому болело всегда сердце за Антона, единственный он у неё, одна отрада и надежда. Часто думала свои думы:

— Душа болит за Антона, нет у него счастья в жизни, а все сам виноват, женился не на той. Соблазнила его Валька, и сама не живет с ним нормально и ему не дает жизни. Чего терпит?

Вернулся бы домой, вон Настена с юных лет любит его, я все вижу и знаю.

Зоя Федоровна почти бежала по дороге, боясь опоздать на электричку и только когда купила в кассе билет, уселась передохнуть на скамейке на небольшом вокзале. Электропоезд пришел через пятнадцать минут. Усевшись к окну в вагоне, наконец-то успокоилась.

— Ну все успела, теперь поеду спокойно.

Она смотрела в окно и думала о сыне, об Антоне. Вот он повзрослел, влюбился и рассказывал матери, что с дискотеки из клуба провожал Вальку, девчонку с соседней улицы. Зоя Федоровна знала её семью — непутевого отца и мать-скандалистку. Не хотелось ей видеть снохой эту Вальку. Бесшабашная и шустрая девчонка, сама и повесилась на шею Антону. А он, как телок, куда она его вела, туда и шел. Конечно Валька была красивой и яркой, одевалась вызывающе, но затмила она всех, и Антон привел её к матери.

— Мам, вот моя невеста — Валя, мы поженимся с ней, она уже согласилась, так что готовься к свадьбе.

Как ни отговаривала его мать, Антон стоял на своем:

— Люблю я её и она меня тоже!

Свадьба была шумная и веселая, после свадьбы молодые уехали в город, приезжали в отпуск, но ненадолго.

Зоя Федоровна давно замечала, что Настя, соседская девчонка во свои большие голубые глаза смотрела на её Антона.

— Вот бы Антон женился на ней, — думала мать, но сердцу не прикажешь.

Мать даже несколько раз говорила сыну, что была бы рада видеть невесткой Настю, но он только улыбался. Настя конечно отличалась внешностью от Вальки, та яркая и красивая, а Настя нежная и скромница, одевалась скромно, косметикой пользовалась, но слегка. Она выучилась на фельдшера и работала в поселковой поликлинике. Но когда Антон женился, она вдруг собралась и уехала к тетке на Урал.

Сколько раз Антон встречал Настю на улице, здоровался и опускал глаза, проходя мимо. Он знал, что нравился ей. Когда Настя уехала, он даже и не спросил у матери, куда делась соседка, видимо было все равно.

 

Прошло несколько лет. Антон с Валентиной так и жили в городе, детей не было. Хоть и вел разговоры Антон:

— Валь, давай уже родим ребенка, мне хочется сына или дочку, пора уж.

— Рано еще, не хочу я детей, для себя надо пожить, — отвечала жена.

Но неожиданно вернулась домой Настя, ведя за руку хорошенького мальчишку лет пяти. Зоя Федоровна увидела их, когда те проходили со станции мимо её дома и завернули в свой двор. Она быстро побежала к ним.

— Здравствуй, Настена, а это кто же у нас такой хорошенький мальчуган, глядя на него спросила она:

— Игорек меня зовут, — четко сказал он, — а ты кто?

— А я баба Зоя, соседка ваша.

Настя сказала ласково сыну:

— Игорек с бабушкой Зоей нужно разговаривать на «вы».

— Ну что ты Настя, мне нравится, что Игорек разговаривает на «ты», словно мой внучок, — говорила Зоя Федоровна, а в это время вышла мать Насти на крыльцо, встречать своих родных.

Это потом уже мать Насти рассказала соседке, что не повезло Настене с замужеством. Муж почти с первых дней пил, гулял, иногда и домой не приходил на ночь, а последней каплей стало, когда он приложил к ней свою руку, крепко приложил. Так, что Настя быстро собрала сына некоторые вещи и уехала навсегда к матери, подала на развод.

Зоя Федоровна никогда не скрывала от матери Насти, что хотела бы видеть снохой её дочь, но…

— Знаешь ведь ты, Петровна, как мне хотелось, чтобы мой Антошка был с Настей, но вот не судьба. Эта Валька его сбила с пути, как там живут, не знаю. Но думаю не сладко моему сыну, чувствую я. Валька эта вертлявая какая-то, чужая, не могу до сих пор принять её. Да и она меня тоже, вон приезжают, она к своим бежит, а ко мне ни ногой, даже не здоровается, волком на меня смотрит. Видимо чувствует, что она мне тоже не нравится. А в последнее время и Антона отвадила от дома, в отпуск едут на море или еще куда. Домой уж ей не хочется.

Не прошло и года, как вернулась Настя домой с Игорьком, вдруг Петровна, ее мать резко слегла. Заболела тяжело. Всего-то около четырех месяцев пролежала и ушла в мир иной. Очень переживала Настя, осталась одна на всем белом свете, отца своего даже и не знала. Зоя Федоровна, как могла уговаривала, успокаивала, помогала с Игорьком. Потом пришло время и он в первый класс пошел, встречала его со школы, кормила, с уроков прибегал прямо к ней. Настя работала фельдшером, времени у неё на сына оставалось мало, вот соседка баба Зоя приглядывала, как за своим внуком.

Зоя Федоровна очнулась от воспоминаний, увидев окраину города, скоро ей выходить. Приехала в город, пересела на трамвай и доехала до дома, где живут Антон с женой. Тяжело поднялась на пятый этаж, нажала на звонок, потом постучала в дверь, никто не открыл.

— На работе видимо, придется ждать здесь в подъезде, — подумала она, оглядываясь куда бы прислониться. Ей стало душно, почему- то накатила тошнота и слабость, видимо проголодалась, да и все-таки поднялась на пятый этаж. Опустилась на ступеньку и присела.

— Вот в каждой квартире люди живут, — думала она, — а я одна совсем. Антон редко стал приезжать.

В это время открылась соседняя дверь и вышел мужчина, удивленно взглянул на пожилую женщину.

— Вам кого? – спросил он.

— Антона.

— Антон в больнице.

— Как в больнице, в какой, — её аж затрясло всю.

— Сосед дал адрес больницы и стал спускаться по ступенькам.

— А где ж его жена, Валька- то? – спросила она мужчину.

— Валентина-то? А они давно уж развелись, она съехала от него к другому, а вы разве не в курсе? Он уже второй раз в больнице, как только он первый раз попал, она сразу и съехала от него. Вначале он был на обследовании, а сейчас его прооперировали, жена моя работает там в больнице, она и рассказала мне. Она за Антоном присматривает, ведь к нему никто не приходит. А вы, я так понимаю, его мама. А что же он не сообщил вам ничего?

 

Зоя Федоровна пожала плечами:

— Не сообщил и не отвечает на телефон.

— Ну значит жалеет он вас, не хочет расстраивать. Всего хорошего вам, — сказал сосед и вышел из поезда, они разговаривали, пока спускались на первый этаж.

Она поехала в больницу по указанному адресу, вошла в палату. Антон лежал напротив окна и неотрывно смотрел в него. Позавчера его прооперировали, он много спал, теперь проснулся. Повернул голову в её сторону и тихо произнес:

— Мама? Ты откуда здесь? Как ты узнала, ведь я тебе не сообщал?

— Сердце подсказало, сынок.

Он вытащил бледную руку из-под простыни и протянул её матери. Она обеими руками взяла её и горячие слезинки хлынули из её глаз. Оба молчали, потом сын погладил её по голове.

— Ма, успокойся, со мной все хорошо, теперь буду жить, — уже веселей сказал он. — Все хорошо, за мной присматривает соседки Ирина, она здесь работает и даже фрукты мне принесла, вот видишь, — мать молча кивала головой, боясь вновь расплакаться. Она была безмерно рада, что с сыном почти все хорошо, и благодарна его соседям.

Выписали Антона через три недели, Зоя Федоровна все это время жила в его квартире, звонила Насте, справлялась о доме. Через четыре дня после выписки они поехали домой. Все также стояла осень, уже глубокая осень и вот-вот должен выпасть первый снег. Холодно, слякоть, но мать не обращала внимания, она была рада, сын будет рядом.

Выйдя на своей станции, Антон оглядывался по сторонам, знакомые дома, знакомая улица, а вот и родной дом. Он был рад. Еще лежа в больнице, у него созрело решение вернуться в поселок и начать новую жизнь.

— Ну вот, сынок и наш дом. Здесь ты быстро поправишься, родные стены помогают, поживешь и поправишься.

Вечером забежала Настя.

— Здравствуй, Антон, как я рада тебя видеть. Я в курсе, что ты после больницы, ну ничего поставим тебя на ноги.

Антон улыбнулся ей и посмотрел нежно в её голубые глаза, она почти и не изменилась, только красивей стала. А Настя рассматривала его худобу, седину, кое-где появившуюся в его волосах

— Изменился Антон, — подумала про себя, — только глаза такие же красивые и теплые. – Ну ничего поставим его на ноги, откормим с тетей Зоей.

Она помнила его еще мальчишкой, тогда и зародилась в её сердечке любовь, он был старше её на три года. Только не нашла эта любовь взаимности, появилась соперница — Валька с соседней улицы. Она видела, как Антон смотрел на Валю, провожал её. Ох, сколько слез пролила Настя о неразделенной любви.

— Здравствуйте, — услышал Антон и увидел парнишку лет четырнадцати.

— Здравствуйте, а это кто у нас?

— Игорь, я сосед ваш, — гордо сказал парень, а Настя приобняла его.

— Это мой сын, прошу любить и жаловать.

— Славный у тебя парень, Настя, помощник растет.

— Да это мой помощник.

Вот так и встретились Антон с Настей. Она очень радовалась, её любовь к Антону никуда не ушла, а у него всколыхнулось сердце, вспыхнуло чувство к ней. Теперь она приходила делать ему уколы и следила, чтобы вовремя принял лекарство. Выздоровел он действительно быстро, чувствовал себя хорошо и даже устроился на работу. Они уже гуляли, а однажды он сказал:

— Настя, прости меня. Каким же я был идиотом, счастье мое было под боком, а я куда-то уехал. Прости, давай с тобой поженимся?

Настя конечно дала согласие, от счастья летала на крыльях. Антон переехал к ней в дом, а через год родилась у них дочка Верочка.

Антон отстроил старый дом, сделал пристрой, поставил новую баню, одним словом жизнь наладилась. А как же была рада Зоя Федоровна, у неё словно второе дыхание открылось, ведь рядом сын, желанная невестка и любимые внуки.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,429sec