Мама

Для иллюстрации использована обработанная фотография с бесплатного фотостока pixabay.com
— Зачем он тебе? — спросила немолодая, но все еще миловидная блондинка Наташа, лениво печатающая договор как бы между делом. — Ну, в самом деле. Ты не такая старая, не уродина в принципе. Найдешь себе мужика еще, родите своего.

Наташа говорила это тридцати семилетней Ане, своей коллеге и единственной соседке по офису. Их компания занималась поставкой материалов для рекламных производств и девушки принимали заказы каждый будний день с 9 до 18, о чем свидетельствовала табличка на стеклянной двери их кабинета.

 

Наташа была красавицей. Нежные черты лица, светлые волосы с легкой волной, удивленные голубые глаза. Одевалась она тоже со вкусом, да и подать себя умела.

Девушки работали вместе уже пару лет и сдружились по необходимости. Аня стала той самой «страшной подружкой» в их тесном коллективе. Слишком высокого роста, с чересчур грубыми чертами лица и довольно низким голосом. Ей бы с ее показателями быть мужчиной, даже мужиком. Но Аня каждый день упорно носила на работу классическую юбку-карандаш, несмотря на то, что выглядела в ней нелепо и даже как-то карикатурно. Женское Ане не шло.

— Решила, значит, решила. Не от мужчины счастье зависит, — коротко ответила Аня.

— Слу-у-ушай, — протянула Наташа, — а я вот читала, что генетика многое решает, родители, то есть. А вдруг они у этого твоего Лешки какими-нибудь алкашами были? И он таким же вырастет? Намучаешься. Нет, лучше уж совсем без детей, как я, чем с приемными.

Наташа махнула рукой, а Аня только поджала губы и ничего не ответила.

В конце рабочего дня она так же молча собрала вещи и, не прощаясь, первая вышла из офиса.

Апрель в этом году был какой-то особенно хмурый. Вроде бы весна, а по настроению — сущая осень. Аня шла до остановки под мелким дождем без зонта (забыла). Следом шла Наташа под ярким красным зонтом. Она видела Аню, но догонять не стала.

К остановке подъехал автобус № 58, и Аня, слившись с толпой пассажиров, уехала в непривычном для Наташи направлении.

Она вышла на конечной, где многоэтажный город уже давно превратился в частный сектор. Дождь усилился, и Ане приходилось жмуриться от настойчивых капель. Ее туфли совсем промокли, телесные капроновые колготки потемнели от влаги, русые волосы потеряли и без того скромный объем и висели неряшливыми сосульками. Аня была откровенно некрасива.

Она прошла пару кварталов, свернула на грунтовую дорогу и вошла в калитку дома номер три по улице Сосновая. Сосен, кстати, тут не росло.

В доме было тепло и пахло борщом.

— Мам? — позвала Аня. — Мам, это я.

Из комнаты вышла сгорбленная старушка-мать.

Уже через пять минут Аня сидела за столом, а перед ней стояла тарелка борща. Мать заваривала чай, просыпая его мимо чайничка дрожащими руками. Аппетита у Ани не было. Она ковыряла ложкой в тарелке, как бывало в детстве, и не ела.

 

— Я ребеночка усыновить хочу, — вдруг сказала Аня. — Мальчика десяти лет, Лешкой зовут.

Мать окончательно просыпала чай мимо и обернулась на Аню.

— Ишь, что удумала! Ты что, не баба?! Сама родишь!

Аня насупилась.

— Я решила.

— Мало ли, что она решила! Позор на всю деревню мне будет.

Аня больше не отвечала, а мать разошлась не на шутку.

— Ты что, дефективная какая-то? Все при тебе. Да, не красавица, но чтоб родить, красота не нужна!

— От кого? Вовку ты сама прогнала, — сказала Аня.

— Не пара он тебе. Если сама не видишь, так хоть мать послушай.

— Я и слушала, дурой была, — тихо ответила Аня.

Мать опешила.

— Спасибо, мама, за борщ. Я поеду, поздно уже. Просто не хотела по телефону сообщать.

Обратный автобус пришлось ждать долго. Туфли и колготки просохнуть не успели, Ане было совсем холодно.

Наконец, автобус пришел. Аня села на самое дальнее сиденье, достала телефон, открыла фото мальчишки со светлым озорным взглядом и впервые за весь день улыбнулась.

В городе Аня пересела на другой автобус. Он привез ее к воротам детского дома № 1. Несмотря на поздний час, Аня уверенно вошла в центральную дверь. Охранник ее узнал.

— Я к Лёшеньке. Пустите?

— Анна Викторовна, не положено, сами знаете. Завтра же и так увидитесь, — ласково сказал он. — Да вы мокрая какая!

Противореча своим словам, старый охранник впустил Аню через проходную систему и включил чайник. Мимо поста пробежали мальчишки. Охранник окликнул их и попросил позвать Лешу.

Аня отхлебнула сладкий чай и, улыбаясь, сказала:

— Спасибо.

— Вам спасибо. Я же сам сирота, вот бы и мне такую маму в детстве.

 

Аня покраснела. То ли от скромности, то ли от горячего чая. Наконец, пришел Лешка. Белобрысый, с быстрыми живыми глазками. Очень тонкий, похожий на Аню разве что высоким ростом.

— Здрасьте, — скромно сказал он.

— Здравствуй, Лёшенька. А я завтра за тобой приеду, домой поедем. Все бумаги мне подписали, хотела сегодня сказать.

— А я уже знаю, — улыбнулся парень.

Аня молча смотрела на него и улыбка не сходила с лица. Даже старый охранник залюбовался ее красотой.

— Ну, я поеду, — наконец, сказала Аня, — подготовлю все. Я тебе там купила разного. Понравится, наверное.

Парень кивнул. Аня уже вышла на крыльцо, как он догнал ее и вдруг обнял.

— Мама, — прошептал Леша.

Перед сном уставшая Аня лежала в кровати и улыбалась. Сегодня, определенно, был самый счастливый день, а завтра такой станет вся их с Лешкой жизнь.

Автор: Евгения Свирикова.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.92MB | MySQL:68 | 0,319sec