Мечты, мечты…

— О чём ты мечтаешь, Жень?
— В смысле?
— Ну, в прямом! У каждого есть мечта: Маринка вон, замуж мечтает выйти за иностранца, Катька хочет трёшку кооперативную… А о чём мечтаешь ты, Женька?
— Я доченьку хочу, маленькую. Я и имя ей уже придумала, Настенька. Я бы одевала её, как принцессу. А потом, мы бы ходили в одинаковых платьях, ну, как герцогиня Кембриджская со своей дочуркой.
— Ну ты даёшь! В куклы, что ли, не наигралась? У тебя уже двое ребят есть, куда тебе ещё и доченьку? Ей и комната потом нужна будет отдельная. И мужа у тебя нет!
— А зачем ты меня спрашивала?
— Ну я думала, у тебя нормальная мечта. Как у всех…

 

Маринка таки вышла замуж за иностранца. Правда, за перуанца. Он увёз её в Перу, и там ей пришлось работать на «семейном предприятии». Семья мужа держала придорожное кафе, и теперь у Маринки весь день перед глазами мелькали куриные крылышки и голяшки, которые она должна была отделять от тушек. Втайне она откладывала на билет и мечтала вернуться обратно, в Питер.

Катька получила свою кооперативную квартиру, правда в комплекте со сварливой свекровью, которая на старости лет решила, что сын с невесткой должны за ней ухаживать, и продала свою однушку, деньги за которую и составили первый взнос за вожделенную кооперативную трёшку. Теперь Катька скрипела зубами и старалась поменьше бывать дома.

А Женька… Женька так и не родила больше, хотя приложила все усилия, чтобы это произошло. Она ответила на ухаживания своего женатого начальника, хоть и не любила его. Раз в неделю он возил её на служебную квартиру. Мать Женьки, узнав об этом, была в ужасе, потому что отец Женьки когда-то бросил их ради любовницы.

— Пойми, Евгения, не будет у тебя никакого счастья за чужой счёт! — сказала она дочери.

— Я ни на что не претендую! — оправдывалась Женька, мне он не нужен. Я доченьку хочу!

— Дура ты! Тьфу, противно! Лучше бы за мальчишками следила, у них сейчас такой сложный возраст! — в отчаянии взывала мать к её разуму.

— Я брошу его, обещаю. Как только…

«Как только» проявилось двумя полосками, и счастье омрачалось только одним: вдруг родится третий пацан? Прощай, мечта. Но Женька старалась об этом не думать.

Она сидела на диване, под мягким светом торшера и изучала журнал «Мать и дитя», когда её пронзила резкая боль. Открылось кровотечение, и Женю увезли в больницу. Беременность оказалась внематочной, и Женьку еле успели спасти. При выписке сообщили, что родить она больше не сможет никогда.

— Ничего, ничего, — поддерживала её мать, хватит с тебя и ребят. Они у нас такие молодцы, прибрались к твоему возвращению, сами приготовили обед, всё сами! Ты уж похвали их!

Прошло несколько месяцев и Женька успокоилась. Смирилась с мыслью, что у неё никогда не будет маленькой принцессы. Она встречалась с мужчиной, который ей очень нравился. Он был свободен и достаточно молод. Глядя, как Виталий занимается с её мальчишками, Женька с горечью думала о том, что Виталий прекрасный отец, но она не сможет подарить ему общего ребёнка. Она была убеждена, что нечестно оставлять его в неведении на этот счёт. Чувствовала, что он сделает ей предложение, всё шло именно к этому. И решила объясниться с ним при первой возможности, даже если после этого он передумает жениться на ней.

 

Когда ребята легли спать и Женя с Виталиком остались вдвоём, он достал бутылку шампанского, и попросил её принести бокалы.

— Может не стоит на ночь шампанское? — спросила она.

— Стоит, обязательно. Предстоит торжественный момент! — сказал он. Она принесла фужеры, он с мягким хлопком открыл бутылку.

— Подожди, Виталий. Мне нужно решить, где тебя положить. Ты ведь останешься у нас? — спросила она.

— Не могу, солнышко, мне нужно вернуться домой.

— В Обухово? Но как же ты? За руль? Тогда не пей, не надо! — забеспокоилась она.

— Ничего. Воспользуюсь услугой «трезвый водитель» — сказал он, разливая шампанское по фужерам. Сегодня у нас праздник!

— Праздник? Какой?

— Три месяца нашего знакомства! — ответил он, и достал коробочку. Открыв её она увидела кольцо.

— Вот это да! Какая прелесть! — восхитилась она.

— Нравится? Я рад! — он обнял её.

— Не уезжай, пожалуйста, Виталик. Оставайся у нас, места хватит, — уговаривала она его.

Потом они целовались, но вовремя остановившись, сели друг против друга.

— Ну, за тебя! — поднял он свой бокал.

— За нас…

Он допил своё шампанское, выдохнул и сказал:

— Ты не всё знаешь обо мне, Женечка.

— Зачем ты меня пугаешь? Неужели ты… обманывал меня? Ты женат? — упавшим голосом сказала она, — я знала, что всё это слишком хорошо, чтобы быть правдой!

— Нет, я не врал тебе, я свободен, но… у меня есть дочь. Ей три года.

— Что? Повтори, что ты сказал?

Вместо этого он достал фотографию маленькой девочки.

— Какая хорошая! Она прелесть! Как её зовут? — прижав фото к груди, простонала Женя.

— Настя. Её мать бросила нас, когда малышке и года не было.

 

— Настенька, моё любимое имя! А она… она примет меня? — забеспокоилась Женька, — я всю жизнь мечтала о дочке, такой, как она!

— Ты серьёзно? — он с восхищением смотрел на неё, — конечно примет, ты добрая, чуткая. Она постоянно спрашивает.. про маму. Ты станешь для неё настоящей матерью!

— А вдруг та.. ну, её мать, вернётся?

— Не вернётся. У меня на руках подписанный ею отказ.

Так сбылась Женькина мечта. На следующий день она познакомилась со своей доченькой, они сразу понравились друг другу. «Где ты так долго была, мамочка?» — спросила малышка, прижавшись к ней, и Женька заплакала от счастья.

Сыновья не ревновали, ведь кроме сестрёнки у них появился внимательный и заботливый отец.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,372sec