Встреча накануне праздника

Марина, миловидная и пышнотелая женщина тридцати пяти лет, не была самой верной супругой своему Николаю. Сплетничали соседи про неё, что погуливает, но Николай и слышать ничего не хотел: любил свою Маришу.

Но в коммунальной квартире, где они жили, ничего не утаишь. В одной из трёх комнат жила Фаина Михайловна, старушка восьмидесяти лет, редко выходящая из своей комнаты, вторую занимала Нина, девушка двадцати пяти лет, труженица швейной фабрики, а в третьей комнате жили Марина с Николаем.

 

Марина была надомницей. Она тоже шила бельё, а Николай работал водителем. Как удавалось этой смелой женщине приводить домой любовников, Нина не понимала.

— Нинок, ты же не скажешь никому? – требовательно просила у соседки Марина.

— Не боишься сама-то, что муж однажды застукает? – шептала Нина, — ведь так и до драки недалеко. А потом что?

— А ничего. Коленька меня любит. Да такую жену ещё и поискать надо. Я готовлю хорошо, деньги тоже зарабатываю, и к тому же жилплощадь моя. А он из деревни. И у нас полная гармония.

— Была бы полная гармония, так ты бы не водила гостей, — не удержалась Нина.

И однажды, как и предугадала Нина, едва молодой человек прошёл к Маринке, как раздался звонок в дверь.

Марина, раскрасневшаяся, тут же без стука, втолкнула в комнату Нины перепуганного парня, он был ещё в куртке, но без обуви, в носках. С растерянным видом он умоляюще прошептал Нине:

— Не погубите. Я скоро уйду. Войдите в моё положение…

Нина, округлив глаза, не в силах что-то сказать, сидела на диване и прикрывала коленки коротким запашным халатиком.

А в прихожей уже слышался радостный голос Николая:
— Представляешь, Мариша, у меня рейс слетел. Отменили. Не готов весь заказ. И мне дали отгул. Так что гуляем! В честь праздничка я и премию получил. Вот: Шампанское, рыбка, как ты любишь, и всё остальное… Давай, шевели ногой! Собирай на стол. А я мигом переоденусь.

Нина встала с дивана, подошла к двери, и они с парнем стали прислушиваться к разговору в прихожей.

Нина осмелилась в приоткрытую щёлочку выглянуть в коридор. И увидела, как Николай уставился на чужие ботинки возле их двери.

Вместо того, чтобы уйти переодеваться, он взревел:
— А чьи это у нас ботинки стоят, Марина? Кто здесь?

Он начал ходить по комнате, прихожей, заглядывать в ванную со свирепым видом. Марина подбежала к нему и сказала:
— Да тихо ты, дуралей, не ори. У Нинки кавалер сегодня. Не одни ведь живём.

— Как? У этой тихони кавалер? – уже спокойнее, полушёпотом переспросил Коля.

— Ну, да. Не у бабки Михайловны же… — со смешком ответила Марина.

— Ну да… — всё ещё удивлённо ответил Николай, — а почему его ботинки у нашей двери стоят, а?

— Так он сегодня к ней в первый раз, вот и не знал, где её дверь, — Марина с брезгливым видом отодвинула ногой ботинки своего кавалера к двери Нины.

Николай затих, и Нина по стонам и хихиканью Марины поняла, что у мужа и жены объятия в знак примирения.

— Вот стерва, — прошептала Нина, грозя кулаком перед дверью.

Молодой человек, всё ещё бледный, вытер со лба пот и кивнул в знак одобрения.

— Точно, — сказал он, — и я не лучше. Не приведи никому вляпаться. Как в анекдоте.

— Не смешной анекдот, — ответила Нина, — и почему у меня такой мягкий характер? Вечно я уступаю чужому хамству. Вечно на мне ездят все, кому не лень…

Увидя насмешливый огонёк в глазах парня, Нина тут же добавила:

— Я не в том смысле. Не думай, козёл, что в огород попал. У меня репутация безупречная. Может, даже слишком. И я гостей такого рода не принимаю. Вот возьму сейчас и выставлю тебя в коридор. Будешь лыбиться.

 

Парень тут же стал серьёзным и встал перед Ниной на колени.

— Умоляю, моя госпожа, не выставляй, иначе мне конец. Да, если честно сказать, у нас с этой Маринкой ничего и не было. Даже куртку снять не успел. А тут – муж.

— Ага, святоша. А чего же ты сюда припёрся? Она не аркане тебя притащила, — сердито отчитывала Нина парня.

— Чего, чего… Природа позвала. Не больше. А вобщем, полный дурак. И всё.

Они посмотрели друг на друга. В коридоре слышались шаги, Николай возился у своей двери, прилаживая на место вечно падающую со стены вешалку.

— Когда же он уйдёт? И ты тоже? – Нина явно нервничала.

— А это закон подлости, — ответил парень, — может быть, выйдем вместе и ты меня проводишь, якобы? А то одному…

— Ага, боишься? Трус. Но, чтобы избавиться от тебя, так уж и быть.

Нина накинула на себя длинный платок, и шагнула в прихожую, таща за собой незваного гостя.

— Ого, Нинуля, привет! – расплылся в улыбке Николай, — у тебя гости? Уж не к женскому ли празднику такой сюрприз?
— Да хватит тебе, Коля. Сегодня только седьмое. И праздник ни при чём, мой гость уже уходит.

— Что так быстро? Молодой человек, разрешите познакомиться. Я – единственный мужик в этой квартире. Ей, Богу, даже выпить не с кем!

В этот момент Марина громко позвала мужа к столу, в кухню.

— О, да я вижу, что Нинка хмурая, ага, вы наверняка поссорились, да? Угадал? – весело затараторил Николай.

— Да, мы в ссоре, и он должен уйти, — поспешила строго ответить Нина, берясь за ручку входной двери, чтобы открыть её. Но Коля отодвинул её в сторону:

— Нет, Нинок, так не пойдёт. Все влюблённые должны в этот светлый весенний праздник мириться, и я приглашаю, нет, я настаиваю: все идём за стол. Отказ не принимается! – он потащил смущённого вконец парня в кухню, на ходу снимая с него куртку.

Марина округлила глаза, но подвинула ещё два стула.

— Прошу садиться, Нинка, не стой в дверях. Ты же у себя дома. Да и познакомь нас, наконец, со своим молодым человеком, — трубил Николай повеселевшим басовитым голосом.

Нина вытаращила глаза и уставилась на парня. А он вскочил и подал руку Николаю:

— Александр, можно просто Саша, — потом он повернулся к Марине и сделал поклон головой:

— А вас как зовут, простите?

— А меня зовут Марина, — с ноткой злобы ответила Маринка, и улыбнулась мужу:
— Тебе пора разливать, дорогой. Что положить: салатику или сразу горячее?

— Она у меня ласковая перед праздниками, — рассмеялся Николай, — подарочки любит.

— И сюрпризы, — добавила Марина, глядя на Сашу.

— Нина, ну, что ты как воды в рот набрала? Давай, что ли выпьем, соседка? Так редко ты с нами общаешься, а вот с мужчиной будем чаще теперь посиживать, так ведь? Наконец-то ты себе парня нашла. Саша, она такая скромница, и домашняя клуша, что её надо силком куда-то вытаскивать, — учил Николай, наливая в бокалы Шампанское.

Он встал.

— За женщин выпьем стоючи…

Саша тоже встал, посмотрел на Нину, улыбнулся ей и выпил свой бокал до дна.

Нина, морщась, пила вино, и многозначительно смотрела на Марину. А та, залпом опрокинула в себя бокал и поцеловала мужа.

— Спасибо, родной. Вот умеешь ты устроить праздник! Пришёл, внезапно, но с вином! С подарками, гостинцами, а вы что же? Почему не так? Учитесь у Коли как надо жить, — весело сказала она в назидание Саше.

 

— Верно, тогда и ссориться не будете! – поддержал Николай.

— Ну, если бы я сегодня пришёл с кучей подарков и гостинцев, то мы бы точно не успели… — он закашлялся, а Нина стала шлёпать его по спине, — не успели бы поссориться…

— Да мы только недавно знакомы, и пока подарки – это совсем лишнее, нам бы узнать получше друг друга, может, совсем и не подходим мы друг другу, как мне кажется, — говорила Нина, серьёзно глядя на Сашу.

А Саша, выпив с Николаем на пару второй бокал, смелее заявил:
— Нет, Ниночка, ты это зря. Нельзя делать скоропалительных выводов. Совершенно напрасно ты думаешь, что я скупердяй. Вот возьму завтра и приду сюда с гостинцами, подарками, и заранее приглашаю всех присутствующих на продолжение банкета. Уже за мой счёт!

Он взял Нину за руку, и поцеловал её ладонь, она от неожиданности даже не успела отдёрнуть руку и совершенно смутилась.

— Мы только за! – пробасил Николай, разливая вино по бокалам, — во это парень, Нинка. Держись! Кто, кто, а я людей вижу насквозь – наш человек! Да, Мариша?

Марина жеманно скинула руку мужа со своего плеча и кивнула, метнув острый взгляд на Нину.

Компания допила Шампанское, а потом за разговорами началась дегустация «домашнего вина» от самого Николая. Через некоторое время Николай потащил Сашу на свежий воздух перекурить.

— Слушай, Сашка, ты Нинку не обижай, мы несколько лет с ней рядом живём, она девка хорошая, считай, что тебе крупно повезло. Так что вовремя ты нашёл нужную дверь, — говорил опьяневший Николай, дирижируя сигаретой в такт своим словам перед носом Сашки.

— Какую дверь? – пересохшим языком спросил Саша.

— Ну, это я образно, понимаешь? Об-раз-но, – ответил Николай.

Они вернулись на кухню, где молча сидели женщины. Входя, Николай всё продолжал свой нравоучительный монолог:
— Нинка и хозяйственная, и умная, и молчаливая, не то, что моя Маринка – разойдётся, так фонтан красноречия не заткнёшь. Так что тебе повезло! И на передок она – кремень. Это я от соседа со второго этажа знаю. Он за ней сколько ухлёстывал, а она – фиг вам.

— Ну, хватит уже тебе Нину сватать, не дочь родная, — начала успокаивать мужа Марина, — может, она и замуж не собирается вовсе.

— А мы сейчас спросим. Нинок, ты замуж собираешься? Ну, вообще? – Николай наклонился над Ниной, пристально смотря Саше в глаза.

— Конечно, собираюсь, я нормальная женщина, и тоже хочу счастья, к чему врать? – тихо ответила Нина.

Саша смотрел на неё с нескрываемым интересом.

— Но не за первого встречного, конечно, — продолжила Нина.

— А за второго? – хрипло засмеялся Коля, — нет, Нинок, ты извини, у меня сегодня хорошее настроение. За какого-то прощелыгу мы тебя не отдадим. Но к Саше присмотреться можно…

— Что-то у меня голова заболела, наверное, от Шампанского. Спасибо вам большое, соседи. Мне хочется прилечь… И Саше уже пора. Я провожу, тебя, — она строго посмотрела на Сашу и встала.

— Но я бы не торопился так, — заупрямился захмелевший Саша, — в вашей компании так весело и хорошо, что не хочется так быстро уходить… может, посидим ещё, Ниночка?

Он взял её под локоть и снова поцеловал её руку.

— Так мало друг друга знают, а уже вся уцелованная… — не выдержала Марина.

— Ничего, у нас всё пока целомудренно, — ответил ей Саша, и увлёк Нину в комнату.

— Ты посмотри, они сейчас там и спать улягутся! – вспылила Марина.

— Так они пара, кто им указ? К тому же молодые. Эх, как я им завидую: когда первые чувства ещё не так остыли…Кровь кипит… Бурлит… — Коля улыбался и сжимал талию жены.

— Перестань, — Марина в сердцах хлопнула его по рукам.

— Вот-вот, а теперь только и хлопаешь по рукам. А сколько мы живём? Ну, лет десять или около того, — с кислой физиономией проговорил Николай.

 

— Да он тут не прописанный, и мы ничего о нём не знаем, может, проходимец какой, а ты сразу тянешь человека за стол. Вдруг он вор? Или наводчик? Надо бы предупредить Нину, она неопытна, молода и мало ли чего может случиться… — Марина пошла по направлению к двери Нины. Но муж успел удержать её.

— Ты что, сдурела? Лезешь в чужую интимную жизнь? Они, наверное, уже там…того. Понимаешь? – прошептал Николай, — и нам пора спатеньки…

Марина вернулась на кухню, нарочито гремела посудой, а потом ушла в свою комнату, с удивлением видя, что ботинки Саши всё ещё стоят у двери.

А Саша и Нина сидели за столом в комнате и долго разговаривали. Нина понимала всю нелепость и комичность ситуации, но почему-то вопреки своим правилам не могла выставить за дверь этого ласкового и обаятельного парня.

— Как ты осмелел за этот вечер, — сказала она при расставании.

— Этому есть причина, — ответил Саша, держа Нину за руку.

— Какая ещё причина? – спросила Нина.

— Очень уважительная…

Саша упросил Нину разрешить ему прийти завтра на ужин с продуктами, вином, как он обещал соседям.

— Не могу не выполнить, раз обещал. Разреши, пожалуйста. Я помогу накрыть стол, и сам почищу и отварю картошку, — говорил он.

— Ладно, только в шесть вечера. Не раньше. С утра я пойду маму и бабушку поздравлять, — кивнула Нина, и Саша ушёл.

А наутро Нину разбудил звонок в дверь. Звонили дважды, именно ей.

— Нинка, ты что, оглохла? – крикнула из-за двери Марина.

На пороге стоял Саша с букетами цветов.

— Это что такое? – поразилась заспанная Нина, — мы же договорились на вечер. И зачем такое количество букетов?

— Мы же идём поздравлять маму и бабушку, — просто ответил Саша, — или я что-то перепутал? А вот этот, самый большой букет – тебе, Ниночка… С праздником тебя!

Они вошли в комнату, и оттуда послышался счастливый смех Нины. Марина, ошарашенная таким количеством цветов, подглядывала из-за своей двери и думала: «Вот везёт же дурочкам! А прикидывалась монашкой. За один вечер окрутила мужика. Да как ловко! Вот это дааааа…»

Елена Шаламонова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.95MB | MySQL:68 | 0,393sec