Телефон

-Коль, ты чего такой смурной? — Рита сладко потянулась, наблюдая, как муж надевает футболку. — Случилось что?

-Ничего, так, ерунда. Не выспался.

Николай недовольно поправил часы на руке, схватил бритву с тумбочки и ушел в ванную.

-Свари кофе, я опаздываю! И бутеров сделай с собой, опять толком пообедать не успею! — бросил он через плечо.

-И вот так который день! — обиженно подумала Ритка. — Ни тебе «доброе утро, дорогая», ни «ты прекрасна, любимая», ничего… Только подай-принеси, сделай, собери…

 

Рита и Николай поженились два с половиной года назад, изредка ссорились, но никогда по-настоящему не ругались. То ли темпераменты не те были, чтоб кипели, бурля лавой упреков, испанские страсти, то ли просто не было на это ни сил, ни времени.

Маргарита трудилась на редакторском поприще в издательстве, Коля инспектировал объекты строительства. Оба приходили домой поздно, Рита быстро варганила ужин, а потом ребята садились на диван и смотрели кино. Они нарочно выбирали длинные, многосерийные фильмы, чтобы хватило на целую неделю. А перед сном, уже погасив свет, перебрасывались мнениями о том, что будет дальше, что случится с героями завтра…

Но вот уже который день семейная идиллия нарушена. Коля злится на что-то, но молчит, чем раздражает жену все больше и больше.

Вот он опять молча, задумчиво, расплескивая капли на скатерть, размешивает сахар в чашке, тянется за очередным куском, потом спохватывается, залпом выпив утренний бодрящий напиток, кивает, опять копаясь в телефоне, совершенно не замечая свою жену.

Женщина несколько раз пробовала поговорить с мужем, аккуратно расспрашивала, как дела на работе, не случилось ли чего, как чувствует себя его мама, Божий одуванчик, Вера Платоновна, которая благоразумно не лезла в жизнь сына, схлестнувшись однажды с Ритой на кухне на тему Оливье…

…-Коленька любит, чтоб с горошком, нужно положить! — трепетно возводя глаза к потолку, качала головой Вера Платоновна, глядя, как Рита кромсает вареную колбасу и ссыпает ее в большую миску.

-А я не люблю горошек, значит, его в салате не будет! — ответила невестка, стуча ножом по огурцу. Тот, роняя на доску свои прозрачные слезы, хрустел и охал, будто моля о пощаде.

-А еще, милая, такой салат делают с курицей, а не с колбасой. Вот я Коленьке… — начала, было, опять Вера, но Рита строго посмотрела на нее.

-Знаете, что, Вера Платоновна! Вы мне очень нравитесь, правда! Я почти уже люблю вас, вы помогали с организацией нашей свадьбы, вы буквально вытащили нас из денежной ямы, когда Коля взял кредит, а потом уволился с работы. Вы бесценная свекровь и, надеюсь, бабушка будущих внуков, — Рита перевела дыхание. — Но позвольте уж салат я сделаю так, как хочу сама. Поверьте, когда Коля приходит с работы, он вообще не замечает, что ест! Его стеклянные глаза устремлены куда-то сквозь тарелку. А вот потом, когда наступает время чая, он будто просыпается, оживает, что-то даже спрашивает… Так что колбаса или курица, есть горошек или его нет — вашему сыну сейчас все равно… С этим повышением до эксперта он совсем забегался…

-А, ну, да, ну, да… — Вера Платоновна немного растерянно взглянула на невестку, потом вспомнила себя, когда мать ее мужа, Колькиного отца, учила молодую невестку варить щи, и решила промолчать. — Да я что… Сами разберетесь, не маленькие!…

 

…С того памятного дня свекровь лишь иногда яркой кометой показывалась на горизонте жизни молодых, найдя себе другие занятия. Она увлеклась спортом, много ездила на экскурсии, ходила в библиотеку, дав тем самым Рите полную свободу действий.

И теперь, когда все так хорошо шло, неужели с Верой Платоновной что-то случилось?

-Коль, как мама? Что-то она давно не звонила, — как будто просто так поинтересовалась Маргарита. — Все хорошо у нее?

Николай моргнул, словно проснувшись, уставился на жену, потом покряхтел.

-Да все вроде нормально. Я ей давно не звонил… Ой, слушай, а ведь я матери обещал кран на кухне починить…

Он схватился за голову. Отец прочно вбил в голову Николая, что мать — это святое, что ее слово закон и просьба равна приказу, который «умри, но выполни». А тут такой промах…

-Ничего, ты когда к ней собирался? В субботу? — Рита пожала плечами.

-Да… — Коля чертыхнулся. — В прошлую…

Ритка даже присвистнула. Был за ней такой грешок — свистеть в минуты удивления. Это от старшего брата, амбала Григория…

-Ну… Ну, я позвоню ей ,скажу, что замотались мы совсем… Что… — старалась подбодрить она мужа. — Ты вот последнее время какой-то рассеянный, что происходит? А?

Коля только вздохнул, махнул рукой и, чмокнув жену в щеку, без всяких там «сюсю-мусю», стал собираться на работу.

Он даже не заметил, что Рита сегодня надела новое платье и сменила прическу, что макияж ее безупречен, а аромат духов стал более дерзким и манящим…

Так посоветовала сделать Ритина подруга, Маша.

-Знаешь, ну, бывает, может, поднадоела ты ему! — Мария замялась, будто подыскивая слова. — Ну, кризис у вас… Надо возродить былую страсть. Иди после работы по магазинам, выбери что-то — новую одежду домашнюю, аромат чарующий, прическу смени, в конце концов!

-А что с моей прической? — обиделась Ритка. — По-моему, мне идет.

-Чего там идет?! — Маша усмехнулась. — Ты меня, конечно, извини, но гнезда на голове давно уже не носят.

-Какие гнезда?! Я не виновата, что у меня начальник строгих правил и старой закалки, что ему так нравится! Чтоб волосок к волоску, так сказать… Ну, на лысо, что ли, бриться теперь?!

-Нет, надо просто покороче, с мягкими локонами, обрамляющими твое милое личико…

 

И вот стояла теперь Рита с этими локонами, щелкая ножом по колбасе, и грустно вздыхала, пока Николай гремел замком в прихожей.

-Ушел, даже не попрощался… — подумала она.

Но вдруг замок снова лязгнул, входная дверь скрипнула.

-Вернулся! Понял, что забыл про меня, и вернулся! — радостно улыбнулась Рита и выглянула в коридорчик.

-Что такое? — приподняв бровь, поинтересовалась она у мужчины.

-Бутерброды забыл! — выдохнул он. — Неси скорее, опаздываю!

Маргарита нахмурилась, вернулась на кухню, положила хлеб с колбасой в контейнер и вынесла в прихожую.

-Удачного дня, Коль! Ты позвони, как освободишься! — ласково сказала она.

-Ага! Все, пока! — Николай выхватил коробку из рук жены, бросил бутерброды в сумку и, кивнув, ушел…

…-Маш, ничего не помогает. Я уж и так к нему, и этак. Молчит, смотрит поверх меня, все вздыхает и думает о чем-то… Обидно! Да, устает, я понимаю, но надо как-то уметь оставлять работу за порогом…

Рита еще что-то говорила, а Маша, слушая, только поддакивала.

-Ну, что ты угукаешь?! — разозлилась Маргарита. — Тебе плевать, да? У подруги семья летит к чертям, а тебе плевать?!

-Нет, мне не плевать… Не плевать мне, Риточка…. — протянула Маша. — А вот про семью — это ты верно сказала. Я думаю, у него кто-то есть.

Повисла долгая, с прерывистым дыханием, пауза, потом Ритка сглотнула и решила уточнить.

-Думаешь, другая женщина? Не похоже… Ну, звонил бы ей, прятался по комнатам, шушукался… Ну, словом, никаких признаков!

-Ха! Сейчас все сообщения пишут! Что она, не знает, что ли, что он женат?! Шифруется! Ты телефончик-то проверь! Аккуратненько так посмотри, что там да как…

-Неудобно! Это неприлично! — строго возразила Рита. — Я никогда…

-Ах, раз никогда… Ну, гадай дальше на кофейной гуще, а я подожду. Потом будешь локти кусать, да уж поздно будет!

-Маш! Маша, подожди!…

Но та уже отключилась, а Риту ждали на совещании…

 

…Вечером, когда Коля уснул, Маргарита, поворочавшись, аккуратно, чтобы не задеть мужа, потянулась, отодвинула чуть в сторону стакан с водой, что стоял на Колькиной тумбочке и, взяв телефон мужа, провела пальцем по экрану.

-Введите пароль! — вспыхнула надпись.

-Как пароль? Не было раньше никакого пароля! — нахмурилась Рита.

Еще каких-то несколько месяцев назад муж разрешал Ритке пользоваться своим телефоном, если нужно было позвонить матери или вызвать такси, никаких паролей не вводил. А теперь…

Рита наугад тыкнула несколько цифр.

-Пароль неверный! — кричала надпись. — Повторите попытку или воспользуйтесь отпечатком пальца.

-Вот ведь! — расстроенно закусила губу Рита. — Еще и палец надо! А какой…

Она задумчиво посмотрела на свои ухоженные руки, потом на пятерню мужа, высовывающуюся из-под одеяла, и осторожно приложила его указательный палец к датчику.

-Отпечаток не совпал. Телефон будет заблокирован. Для разблокировки введите код…

-Да что ж такое! — Рита испуганно положила телефон обратно на тумбочку. Руки тряслись, сна теперь не было ни в одном глазу.

Коля заворочался, застонал, потом сел и удивленно посмотрел на жену.

-Ты чего не спишь? — спросил он, потер глаза и протянул руку, нащупывая стакан с водой. Рука пошла не по нужно траектории, стакан разлился холодной кипяченой водой. Заискрила розетка, ночник на подоконнике ярко вспыхнул и погас, пряча в темноте широко раскрытые Ритины глаза.

-Да чтоб тебя! Ритка, я просил не ставить у самого края! И розетку подвинула, ну, что это такое! Три часа ночи, ты сидишь и страшно смотришь на меня, потом электричество ломается… Могу я хоть немного отдохнуть!

Он уже не просто говорил, он шипел, как змея, которую неумелый факир больно ущипнул за хвост.

-Я вытру! Я сейчас все вытру! — засуетилась Рита, вскочила и побежала на кухню. Света не было во всей квартире, видимо, выбило главный автомат…

-Коля, я ничего не вижу. Коль, подойди, пожалуйста! — жалобно простонала Ритка. Она до смерти боялась темноты, еще с детства, когда старший брат случайно запер ее в подполе у бабушки на даче. Просидев там в кромешной тьме три часа, пока девочку не хватились к ужину, Рита навсегда испугалась, и теперь спала только с ночником и носила в сумочке маленький фонарик…

-Фонарик… Надо фонарик, надо пойти! — зашептала она, натолкнулась на кого-то в темноте и вскрикнула.

-Да чего ты орешь? Это я, твой законный муж, — зло сказал Коля. — Сейчас телефоном посвечу.

 

Он нажал на кнопку сбоку экрана, но аппарат обиженно сообщил, что заблокирован.

-Это что за ерунда! Код какой-то требует! — Николай ткнул телефон Рите в лицо. — Как это понимать?!

-А я откуда знаю! — обиженно отвернулась Маргарита, но далеко от мужа не отходила. — Сам себе придумал коды какие-то, пароли! Как будто с чужими людьми живешь, вот теперь сам и разбирайся! Или тебе есть, что скрывать? — разошлась не на шутку Рита, вытаскивая из шкафа свечи. — Вот я чиста перед тобой, вот мой телефон, бери, пожалуйста! Хоть обчитайся! А ты двуличный, нашел себе другую женщину? Скажи, да?

Она чиркнула спичкой по коробку, та поломалась, чиркнула второй, но, видимо, спички были влажными, зажигаться не хотели.

-Ну, вот! Еще и они! — в сердцах женщина бросила коробок в мусорку. — Что не так? Что я делаю не так?! А, Коль? Ходишь хмурый, меня не замечаешь, даже перестал целовать! Ты скажи все как есть, я постараюсь понять… Хорошо, хоть детей у нас пока нет, так легче…

Она еще что-то говорила, отвернувшись от мужа, а тот испуганно слушал, вытаращив глаза.

-Чего? Какая женщина, Ритка? Что ты несешь?! При чем тут это, у меня в телефоне куча информации, по работе, по нам с тобой! Карточки банковские, реквизиты всякие! Я поставил защиту, это нормально! А ты истеричка! Дура ты, вот ты кто! А, вот почему телефон заблокировался, ты в него лазила! Фу! Отвратительно, Ритка! Это просто отвратительно! Да, ты права, хорошо, что у нас нет детей! Может, никогда уже и не будет!…

Он выругался, ударил кулаком по дверному косяку и вышел в коридор.

Щелкнул тумблер, кухня озарилась тусклой подсветкой под шкафчиками.

Рита увидела свое отражение в оконном стекле. Огромные, черные глаза, размытые, как из фильма ужасов, бледное лицо в обрамлении сомнительно-мягких локонов, которые уже давно раскрутились и висели двумя палками, щекоча скулы, тонкая линия губ, дрожащий подбородок.

-На! На вот, смотри! — Николай вернулся на кухню, бросил телефон на стол и, обиженный, вышел. — Эх….

Маргарита оттолкнула сотовый и хотела, было, уже пойти лечь спать, хотя бы попытаться, но тут телефон завибрировал от полученной СМС-ки.

-Коль, — жалобно, виновато прошептала жена. — Коля, тебе сообщение пришло… На, прочти!

Она взяла сотовый и, словно хрупкую вазу, понесла его в спальню, положила на тумбочку, вытерев поверхность полой своего халата, и взглянула на мужа.

-Сообщение тебе… Так поздно… Может, случилось что? — прошептала она, погладив Колю по плечу.

-Да! — буркнул он. — Мы обесточили весь дом, и теперь должны миллион управляющей компании! А все из-за тебя! Читай сама, мне скрывать нечего!

-Нет! Нет, Коля, ну, прости меня! Ну, просто ты последнее время сам не свой, я уж подумала… Читай сам…

-Нет, давай-давай! — он ткнул ей в руки аппарат. — Пароль введи.

 

Он назвал цифры, какую-то дату.

-И что это за странный набор цифр? — удивилась женщина.

-Странный? Ну-ну! Это день, месяц и год, когда мы с тобой познакомились. Я все помню, Риточка, в отличие от тебя. Читай уже! Я спать хочу.

-Так, хорошо, сейчас! — Рита засуетилась, сердце в груди стучало бешеным метрономом. — Вот, новое… Это из какой-то лаборатории, Коль!

Мужчина хотел, было, выхватить телефон у Риты, но остановился и кивнул, мол, продолжай.

-Так, ваши анализы… Гистология… Я ничего тут не понимаю! Коля, что это? Ты болен? Без патологий… Без…

Николай судорожно сел, схватил сотовый, перечитал, произнося слова одними губами, потом зарычал, сгреб Риту в охапку и повалил на кровать, целуя и щекоча небритой щекой.

-Ритка! Без патологий! Дорогая моя девочка, все хорошо! Ох, прямо камень с души!…

Маргарита барахталась, вырывалась, потом, поправив сосульки-локоны, села и строго попросила все ей объяснить…

…Уже через пять минут ребята сидели на кухне и пили чай с медом и чабрецом. На столе танцевали тонкими белыми лилиями две свечи, пахло воском, жженой спичкой и новыми Ритиными духами.

Николай, обхватив чашку руками, тихо рассказывал, как он ходил в бассейн, как там, в зеркале, в раздевалке, увидел у себя на спине родинку. А ведь ее там раньше не было!

-Ты себе не представляешь, как я испугался! — шептал он. — Ведь у отца была онкология, я уж подумал, что я следующий! Я долго тянул, а она, родинка эта, казалось, все росла, прям каждый день! Ужас какой-то… Недавно я решился, сдал все анализы. Ну, вот результаты… А я уж думал завещание писать, чтобы тебе потом легче было… Ох!

Он схватился за сердце, откашлялся и улыбнулся.

-А ты — любовница.-любовница…Телефон полезла проверять…

-Извини… — Рита виновато потупилась. — Что ж ты мне все раньше-то не рассказал? Вместе и горе не горе… Себя напугал, меня напугал, голову совсем потеряла… Прости, пожалуйста! А про телефон — это Маша посоветовала… Это не оправдание, но…

-Вот ваше женское царство! Вот вечно учудят что-то! — ударил кулаком по столу Николай. — А расскажи я тебе, ты матери моей бы обязательно позвонила! Ну, из лучших же побуждений! Как обычно… И пошло бы, поехало!

 

Он немного помолчал, а потом, прищурившись, сонно добавил:

-Рит! Я тебя очень сильно люблю и никогда не стану обманывать! И ты у меня самая красивая, самая лучшая, хоть мешок на себя надень! Запомни и больше никогда не сомневайся! Понятно?

Рита кивнула, бросилась, было, обнимать Кольку, но тот отстранил ее руки.

-Но, хотя, для честности, неси свой телефон. Посмотрим, что там у тебя!

Маргарита застыла. Мозг стал судорожно соображать, что там у нее есть в телефоне такого, чего Коле знать не положено, закусила губу и прищурилась.

-Коль, я…

-А! Напрягло?! То-то же! У каждого есть свои тайны, надо их уважать! Пошутил я, не буду твои сообщения смотреть. Пойдем уже спать!

Рита облегченно вздохнула, убрала со стола, задула свечи и, схватившись за руку мужа, попросила проводить ее в спальню. Электричество там до сих пор не работало.

Николай подхватил ее на руки и осторожно понес по коридору, а она, обняв его за шею, тихо прошептала:

-У меня в телефоне есть одно очень важное сообщение! Прям тайное, очень личное и сокровенное! Интимное даже! Я тебе его покажу!

Усевшись на кровать, Рита быстро нашла нужный файл и повернула экран к мужу.

Тот прищурился, пробежал строчки глазами, потом оторопело посмотрел на Маргариту.

-Ты уверена?

-Главное, что врачи уверены! — хихикнула она…

-Нет, ну, а кто? В какой цвет красить комнату? — растерянно прошептал Николай.

-Я пока не знаю, — улыбнулась Рита. — Такого сообщения еще не приходило. Ждем-с…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.93MB | MySQL:68 | 0,445sec