Надоевшая жена

— Не люблю я тебя больше, понимаешь ты?! Не люблю! Не держи ты меня!

При этих словах лицо Олега некрасиво кривилось, изо рта вылетали слюни, глаза расширились.

Дарья испугалась. Он так тужился в этом крике, что запросто мог получить инсульт или — не дай Бог! — инфаркт.

— Успокойся, прошу… Я тебя не держу, не думай. Олег… Ты только успокойся. Иди куда хочешь, но не кричи, пожалуйста.

 

 

Дарья уже, наверно, смирилась… За полгода до своего шестидесятилетия она осталась брошенкой, как говорили во времена её молодости.

Осталась одна.

А муж ушёл к другой женщине, младше его на десять лет. Далеко не красавице — Дарья видела её. Разлучница была, мягко говоря, так себе. В свои пятьдесят выглядела старше Дарьи из-за нависших век и мешков под глазами, волосы красила в розовый цвет, завивала их и укладывала в пышную причёску («я упала с самосвала, тормозила головой»)…

Но что-то, вероятно, было в ней притягательное, раз мужики вились вокруг и готовы были сцепиться рогами за внимание странной барышни.

Её Олег тоже попал в это сообщество. И оказался в лидерах! Благосклонная женщина с розовыми волосами избрала его в свои ухажёры.

Ну, потому что Олег был военный пенсионер, обеспеченный по самую макушку, трудился на неплохой должности и имел высокий достаток.

Конечно, Олег не был безупречным мужем — Дарья знала про его интрижки и измены. По молодости, когда ещё сын был совсем маленьким, а сама она была красива и стройна, Дарья устраивала Олегу грандиозные скандалы и сцены ревности, требовала от него клятв в верности, пыталась угрожать разводом.

Всё это имело действие. Блудный муж прекращал свои интрижки. Семья для него была дороже всех любовниц и поклонниц!

С годами Олег и сам перестал смотреть налево, остепенился и направил все свои усилия на обустройство семейного быта — сделали ремонт в квартире, купили бытовую технику, чтобы облегчить Дарье хлопоты по хозяйству, потом купили земельный участок, за два года построили хороший дом, обставили его.

— Мы с тобой, Дасик, будем перебираться в дом. Пусть сын в квартире живёт. Он не сегодня — завтра женится, вот и будет им подспорье, — сказал однажды Олег, когда они сидели вдвоём на веранде нового дома и пили чай. На столе пыхтел самовар — гордость их семьи. На тарелочках были разложены пирожные, печенье, мармелад.

— Да я и не против, — ответила Дарья, — на работе меня ничего не держит. Могу в любой момент уйти. Буду за домом ухаживать и вязать вам тёплую одёжку.

Олег тогда впервые за долгое время обнял её, взял за руку и прижал к себе. И так они сидели, обнявшись, чувствуя тепло друг друга, глядя на звёздное небо и слушая пыхтение самовара.

Это был счастливый день в их жизни.

…Сын неожиданно женился. Прямо вот так — неожиданно!

Его девушка забеременела, и они просто расписались.

 

По настоянию Дарьи молодые стали жить в их квартире, а Дарья с Олегом планировали переехать в дом. Но поскольку срок беременности уже был большой и через три месяца после регистрации появился пухленький Данька, Дарья решила погодить с переездом. Надо было помочь молодым родителям.

Она настолько погрузилась в эти чудесные хлопоты с малышом, что заметила всё слишком поздно.

Олег стал редко бывать дома, ссылаясь на дела в доме. Где он, собственно, с его слов, и проживал в последние недели. Но во время их редких встреч Дарья стала замечать его отчуждённость и… старые привычки, свидетельствующие о появлении другой женщины.

Дарья поняла, что у мужа очередной виток в жизни. Но побоялась заводить разговор в ультимативной форме — не в её положении пожилой дамы ставить загулявшему мужу условия. В конце концов, это он её содержит и от него зависит благосостояние всей семьи.

Дарья умом понимала, что ругань не приведёт ни к чему хорошему.

И, скрепя своё сердце и гоня прочь чёрные мысли, решила дать Олегу возможность отгулять напоследок. Тот вечер на веранде постоянно был у неё в мыслях. И ей хотелось, чтобы он непременно повторился… Нельзя ругаться. Нужно поберечь друг друга.

Но когда прошло несколько месяцев, Олег не только не прекратил свои похождения, но, наоборот, вдруг стал вести себя неадекватно — требовал документы на бытовую технику, на машины, на дом. Всё это он собирал и уносил в дом, как хомяк в свою норку.

Потом он стал переносить в дом свою одежду, личные вещи…

Потом потребовал у неё свидетельство о заключении брака.

— Олег, а зачем тебе это свидетельство в доме? — удивилась Дарья.

Муж, пряча глаза, пробормотал что-то про молодую семью. Мол, в квартире сын с семьёй будет жить, а их документы лучше пусть в доме хранятся.

А однажды заболел Данька. Невестка легла с ним в больницу, сын постоянно находился при них. И Дарье стало одиноко в большой квартире.

И она решила поехать к Олегу в дом. Передохнёт от многочисленных хлопот, с мужем побудет.

Накупила сладостей, взяла сырокопчёной колбасы, сыр, оливки. Подумала немного и всё же захватила бутылочку красного. Посидят у камина, молодость вспомнят…

Однако дом встретил её пустотой и явной заброшенностью. Здесь никого не было уже как минимум больше месяца.

Включив электричество и отопление, Дарья прошлась по комнатам. Следов проживания мужа не было нигде.

Сердце заколотилось. Она ещё не осознала, но сердце подсказывало, что на этот раз «загул» мужа оказался серьёзным.

Набрала его.

 

— Дасик, что случилось? Я на работе, ты же знаешь, — голос немного визгливый, словно он виноват.

— Ты приедешь сегодня домой?

— Фу ты! Напугала даже… — в голосе послышались нотки облегчения. — Нет, я в доме останусь. Там к весне надо готовить всё. Ты же знаешь.

— Знаю…

Дарья не стала ему говорить, что она сейчас в доме. Что она знает правду.

Испугалась.

Ей вдруг стало стыдно. За то, что она воочию увидела ложь мужа.

Быстро собралась, отключила электричество, дождалась, пока все радиаторы остынут, и уехала в квартиру. Как будто и не была здесь.

С мужем общалась теперь только по телефону — у него на работе аврал, проверки, вообще никак не поговорить и не приехать, а в доме дел по горло, надо к переезду его готовить.

Дарья слушала, как Олег выдумывает, и понимала, он уже зашёл настолько далеко, что возврата может и не быть.

Хотелось его увидеть. Поговорить. Посмотреть в глаза.

Она тогда первый раз увидела их разлучницу. Когда решила встретить его после работы.

Женщина с розовым коконом на голове шла под ручку с её мужем, весело щебеча. А затем она привычно уселась на переднее сиденье их с Олегом машины. И продолжала щебетать и улыбаться, занимая Дарьино место во всех смыслах — и в машине, и, пожалуй, уже в жизни Олега.

Неухоженная, с одутловатым лицом и с нелепой причёской… И это та женщина, ради которой её муж забросил дом, семью?..

Она тогда не стала устраивать разборки и сцены со скандалом. Просто подошла к машине, посмотрела на сконфузившегося вмиг мужа, развернулась и… ушла.

Она надеялась, что Олег прилетит домой, в квартиру, в семью. Что бросится на колени, обнимет её и станет молить прощения. Ведь они уже столько лет вместе.

Но когда часы уже показывали два часа ночи, она поняла — муж не вернётся.

И тогда она дала волю своему женскому горю.

Боясь разбудить сына с невесткой, а ещё больше — Даньку, она беззвучно рыдала в ванной, прикрыв полотенцем рот.

 

Она вдруг осознала, что её Олега, ТОГО Олега, которого она знала и любила, больше нет! Тот мужчина в машине был не её Олег!

А наутро он явился и потребовал развода.

— Олег… Опомнись! Какой развод? У меня юбилей скоро, вся твоя родня приедет, — не выдержала Дарья. — Что ты творишь?

И тогда он закричал, брызгая слюной и тараща глаза. Он испугал её своей одержимостью.

И она отпустила его. Даже не так — выгнала.

…Когда сын узнал правду, он, глава своего семейства, молодой отец и муж, замкнулся на родительской теме. Не разрешал произносить имя отца. Вычеркнул его. Не смог простить.

Олег подал на развод.

В суде он избегал не только взгляда жены, но и её присутствия — постоянно прятался в коридоре.

Дарья не узнавала своего мужа — он был словно чем-то одурманен. И постоянно твердил: «Ты мне надоела… Надоела!»

Словно сам себя убеждал.

Свой юбилей Дарья не стала отмечать. Родственников заранее предупредила — праздник отменяется по причине ухудшения её состояния здоровья.

Ну не могла она им сказать, что развелась с мужем после тридцати трёх лет брака! Стыдно было.

Потом она обнаружила в почтовом ящике письмо. Судебное.

Олег пошёл на раздел имущества. И как оказалось, квартира, в которой они жили уже столько лет, не была их совместной. Олег купил её на личные деньги, которые ему, якобы, подарили родители…

От такого известия Дарья лишилась речи. В буквальном смысле!

Сын вызвал скорую, ей был диагностирован инсульт, срочная госпитализация.

В неврологическом отделении больницы был карантин. И к Дарье никто не приходил. Но она общалась с сыном, внуком и невесткой по телефону. Благо речь потихоньку возвращалась.

И именно невестка рассказала ей странные вещи про разлучницу.

Якобы, эта женщина с розовыми волосами привораживает мужчин искусственно, поит их каким-то зельем. И мужики теряют волю, подчиняясь ведьме.

Дарья поначалу даже посмеялась над этим. Но потом задумалась — а ведь разлучница-то, хоть и моложе, но на вид совсем не презентабельна. А у мужчин такой успех имеет. И Олегом вон как крутила. На развод подбила, на раздел имущества…

 

А потом сын ей сообщил, что отец вместе с ней лежит. Тоже с инсультом.

Собралась Дарья с силами, пошла мужа искать. Хоть и бывший он ей.

Нашла.

Состояние Олега было тяжёлое, врачи только-только из реанимации его перевели. Он лежал на кровати весь бледный, осунувшийся, с какими-то болячками на лице. Но всё равно — такой родной.

Дарья гладила его по голове, плакала, шептала молитвы… Она его давно простила — а как иначе? Ведь всю жизнь прожили.

А если болезнь одолеет? Как она без него останется?

…Несколько дней ходила она к мужу, который пока находился в тяжёлом состоянии. Её саму уже выписывать должны были, и она очень боялась, что не успеет посмотреть в глаза Олегу. Ведь после выписки она не сможет с ним увидеться.

Но Олег словно услышал её желание. Когда Дарья сидела рядом, он, не открывая глаз, схватил её за руку и с трудом произнёс: «Ты почему так долго не приходила? Я по тебе скучал…»

Невестка по телефону счастливо вопила и утверждала, что это действие зелья разлучницы прекратилось.

А Дарье было всё равно.

Олег вернулся. Тот самый, которого она знала и любила!

…Когда он выписался из больницы, то физически ещё был слаб, тело не подчинялось мозгу. Но своё желание вернуться домой Олег очень чётко выразил одним словом.

— Домой!

И они поехали в квартиру, где сын с невесткой уже подготовили всё к их возвращению.

Дома было здорово. Весело. Данька заливисто смеялся. Невестка хлопотала у плиты, готовя вкусный ужин, сын помогал отцу устроиться в кресле поудобнее.

Дарья смотрела на мужа. Болезнь изменила его черты, в глазах застыло усилие, с которым ему теперь приходилось жить. Но он был прежним.

Ей самой требовалось время, чтобы восстановиться после болезни.

Вот же ирония судьбы! Оба почти в одно время слегли с одной и той же болячкой!

Дарья взяла руку мужа, прижалась к ней щекой и подумала: «Никому не отдам. Никому! Не отпущу больше ни на минуту! И никакие женщины с розовыми волосами мне не страшны»

И она знала, что так и будет.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.93MB | MySQL:68 | 0,332sec