«Не бойся и жди… »

Вероника возвращалась домой с больницы, жутко ныло всё тело и тянуло поясницу.
-Такое ощущение, что я не ребёнка, я части себя лишилась! — думала она глотая слезы.
Да, она знала, что Родион не любит детей. Он об этом предупреждал её ещё с самого начала отношений.
-Я даже запах их не выношу! — заявил он однажды.
Тем не менее, Ника обрадовалась, когда узнала, что забеременела.
-Ведь мы уже пять лет вместе, а это срок! За эти годы могло что-то и измениться в его сознании. — снова и снова обнадеживала себя девушка.
Но никакого чуда не произошло: как только Родька узнал о зарождении новой жизни, он тут же заорал так, будто его режут:
-Да как ты смеешь навязывать мне какого-то сопляка! Все эти подгузники с какашками, детские вопли по ночам, капризы и слезы… Нет, нет и ещё раз нет! Немедленно, завтра же иди к врачу и удаляй это чудо природы!
Вероника не стала перечить любимому мужчине, ведь он сразу объявил ей, что детей не потерпит, поэтому и сделала то, чему её душа противилась всеми силами. А теперь ругала себя за свою бесхребетность и слабость.
-Зачем? Зачем я послушала его? Правильно мама моя говорила: «мужик — он может быть чьим угодно, а ребёнок навсегда останется твоим»…
Девушка осторожно сползла с водительского места. Жутко тянуло спину. Превозмогая боль и ругая себя: «так тебе и надо», она добралась до квартиры.
Родька, который в это время пил на кухне кофе с тостами, вышел ей навстречу.
-Ну что, все сделала?
-Да! — глотая слезы, кивнула головой Ника.
-Вот и умница! — Родион холодно чмокнул её в лоб.
Этот поцелуй показался Веронике настолько холодным и безразличным, что она даже поежилась, передернув плечами. Всё, что ей сейчас хотелось сделать — закрыться в комнате и плакать, плакать, плакать, пока не выйдет со слезами весь негатив.
Но не успела Вероника переобуться в домашние тапочки, как в сумочке завибрировал телефон.
Звонила мама, голос в трубке срывался от слез: «Никочка, приезжай! Ирочка умерла! »
Что мама говорила дальше, Вероника уже не слышала. Сердце гулко стучало в груди. Ника оперлась на стену, закрыла глаза, слезы потекли по щекам.
-Ник, ты чего? Кто звонил? — из кухни, что-то жуя, снова выглянул Родька.
-Ира умерла! Мне нужно на похороны ехать! — тихо ответила Ника.
-Поезжай! — пожал плечами Родион.
-А ты?
-Я не могу, мне работать нужно.
Веронику очень обижало равнодушное отношение к ней мужа, но мысли сейчас были совсем о другом.
-Ира, Ирочка! Да как же так, милая?! — думала она, устраиваясь на водительском сиденье своего авто. За окном мелькали городские пейзажи, которые потом сменились полями, лесами, перелесками. А Ника вспоминала свою двоюродную сестру Иру.
С Иришкой они всегда были дружны: обе одного возраста, ходили вместе школу, сидели за одной партой. Все их детские шалости пронеслись у Вероники перед глазами…
Потом, когда девочки подросли, жизнь их раскидала по разным уголкам страны.
Иришка вышла замуж, уехала с мужем на далёкий остров Сахалин. А Вероника переехала в город, закончила институт, устроилась там на работу, встретила Родиона.
Несколько лет назад Иришка вернулась в родительский дом, который к тому моменту уже пустовал. Муж ее, Михаил, погиб в тех далёких краях. Да так страшно: пошёл свой участок проверять (он егерем работал) и пропал. Искали его долго, поиски прекратили только тогда, когда нашли его окровавленный рюкзак у реки… и больше ничего.
-Не иначе зверь лесной задрал! — объяснили Ирине. – Нет его! Не ищи его больше.
Так рюкзак и похоронили вместо Миши. А Ира не могла поверить в смерть мужа, даже приехав сюда, в центр России, она каждый раз бросалась к любому телефонному звонку, в надежде, что это звонят с хорошими известиями.
-Наверное, потому и заболела. Ведь правда говорят: все болезни от нервов. И ведь скрывала свою боль от всех до последнего.
Вероника время от времени приезжала в родную деревню и обязательно заезжала к двоюродной сестре. Она успела очень привязаться к двоюродной племяннице, Машеньке. Уж очень милая девчушка росла у Иры: хорошенькая, как котёнок ласковая. Вероника обожала свою племяшку.
А в последний приезд Вероники, как раз на Новогодние праздники, Ирина долго смотрела, как Ника нежно прижимает к себе маленькую Машеньку, и вдруг произнесла:
-Вероника, ты уж, пожалуйста, не бросай Машку! Не дай ей в приюте оказаться!
У Ники от этих слов похолодело на душе, она осторожно спустила малышку с рук и обратилась к сестре: — Ира, что случилось? Ты зачем меня пугаешь, вроде как прощаешься со мной!
Ирина улыбнулась: — Я не прощаюсь, сестрёнка, просто вот сейчас мне только в голову пришло, что если что случится, а у нас с Машенькой кроме тебя и никого больше на свете нет.
«И все-таки прощалась Ира тогда! А я не поняла! » — подумала про себя Вероника, сворачивая с трассы к родному посёлку.
Родительский дом казался каким-то чужим и неприветливым.
-А Машенька где? — прошептала Ника, кинувшейся ей навстречу маме.
-Спит, бедная, умаялась, наплакалась! Трудно ей сейчас очень.
Вероника коротко кивнула и прошла в свою комнату, где на кроватке спала малышка. Она временами дёргалась и слёзки стекали по детской щечке.
-Бедняжка, ты моя! — прошептала Вероника и погладила девочку.
Машенька открыла глаза и мигом бросилась Веронике на шею: — Ты приехала! Ты не бросишь меня? Меня не сдадут в приют?
Женщина прижала к себе малышку: — Машенька, да что ты, кто тебе такие страсти про приют наговорил? Я с тобой теперь буду!
Они долго так сидели обнявшись, пока девочка, наконец, не успокоилась и не заснула.
На следующий день, после похорон, Вероника сказала маме:
-Мам, я решила Машеньку удочерить!
Мама вздохнула: — Это хорошо! Но ты решила, а Родька твой как к этому отнесётся? Он же у тебя только себя любимого любит!
Вероника промолчала, не стала говорить матери, что муж заставил её прервать беременность, и что вообще у них с Родионом всё сложно, вместо этого сказала:
-Попробую с ним поговорить, не зверь же он! Тем более, Машенька уже большая, самостоятельная… Пусть девочка у тебя несколько дней побудет!
-Хорошо, доченька! Дай-то бог! А то ведь так жалко малышку.
Утром, сказав на прощание девочке: « Ты только ничего не бойся, и жди меня! Слышишь? », женщина поехала домой.
Вероника всю дорогу думала как она скажет о своём решении Родику. Она была почти наверняка уверена, что супруг не согласится с её решением. «Тогда нам придётся развестись! » — твёрдо решила про себя женщина. «Значит, мы просто разные люди: ему не нужны дети, а мне нужны… об одном жалею, что послушала его, избавилась от ребёнка! Как я могла! Дура! »
Дома было тихо, как в сейфе. Даже странно. По идее, Родион должен был сейчас сидеть на диване в позе среднего американца с ногами на столе, и попивая пивко смотреть телевизор.
Вероника заглянула в кухню: на столе крошки и остатки недоеденного ужина, раковина полна грязной посуды.
-Нога Родиона сюда не ступала по крайней мере дня три! — подумала про себя Вероника.
В комнате, между недопитой бутылкой пива и полупустой пачкой чипсов лежала записка, написанная корявым почерком супруга.
«Ника, я встретил девушку мечты! Я вынужден тебя покинуть! Мы уже давно друг-друга не понимаем… » Но больше всего Веронике понравилась приписка: «и пожалуйста! Не тревожь меня! Не звони, не зови обратно! Давай, будем уважать друг-друга! ».
-Вот именно: «уважать» — хмыкнула Вероника — разрывая сие послание в мелкие клочки.
Женщину удивляло одно: по всем законам жанра она должна была сейчас упасть в подушку и рыдать без остановки дня три. Поднимать руки к небу и вопрошать: «Господи, почему так? Я же для него всё… »… А Нике почему-то стало легко и хорошо! Будто какое-то счастливое обстоятельство избавило её от чего-то лишнего и чужеродного в её жизни.
Вероника кинулась наводить порядок, очищая пространство от свинства. Затем, сходила к юристу, узнала, как можно взять опеку над девочкой. Ее очень волновал вопрос о том, можно ли это сделать одинокой женщине.
Женщину успокоили, что статус «одинокой женщины» нисколько не помешает ей оформить опекунство, рассказали поэтапно, какие государственные органы посетить, и какие документы собрать.
Из всего сказанного, Вероника поняла, что процесс, конечно не быстрый, и на пути оформления опекунства ей придётся пройти немало, но, по крайней мере, появилась какая-то ясность как подступиться к этому вопросу.
Надо сказать, что органы опеки пошли навстречу Веронике и помогли быстро и без лишней волокиты оформить документы. После оформления всех бумаг она смогла забрать Машеньку к себе.
Ника на всю жизнь запомнила счастливые глаза ребёнка, когда она приехала, чтобы забрать малышку: — Мама! Мамочка приехала! — бежала к ней навстречу девочка, расправив ручонки, как крылья.
Вероника крепко прижала к себе Машеньку: — Да, доченька! Я за тобой!
-Я не боялась и всегда ждала тебя! — глядя прямо в глаза Нике сказала малышка.
Сейчас Вероника чувствует себя абсолютно счастливой. Они с Машенькой — настоящая семья и любят друг-друга. И женщина обожает, когда её маленькая дочка произносит это сладкое слово «мама».
А недавно случилось что-то невероятное: выяснилось, что отец Машеньки жив.
Когда мама Вероники позвонила и сообщила, что в посёлке объявился Миша в поисках своей семьи, женщина буквально дар речи потеряла. Как выяснилось, с Михаилом случилось несчастье в тайге, он сорвался со скалы у реки. А когда очнулся, ничего не помнил: кто он и откуда… Миша долго шёл вдоль речки, пока не вышел к людям. Он долго лежал в больнице, врачи сделали всё, чтобы вернуть ему память, но процесс выздоровления шёл очень медленно. Нужен был какой-то толчок!
И только после того, как одна из медсестёр догадалась выложить фото Михаила в соцсетях, к нему стали приходить знакомые люди. Вот тогда процесс восстановления пошёл более активно. Окончательно Миша всё вспомнил, когда оказался в родном посёлке жены и увидел могилу Ирины.
-Где моя дочь?! — тут же спросил мужчина.
Мама Вероники прокричала в трубку: — Доченька, он к тебе поехал!
Вероника внутренне сжалась: -Ну вот и всё! Сейчас появится человек, который отберёт у неё Машеньку! И она её никогда не увидит.

Первым желанием было схватить ребёнка и бежать, спрятаться… Но Вероника подавила в себе этот порыв, «нужно действовать в интересах ребенка» — приказала она сама себе.
Самое удивительное то, что девочка отца узнала мгновенно. У Вероники сердце упало, когда, девочка, едва завидев Михаила в дверях, со слезами кинулась к нему: -Папка! Ты нашёлся!
Они долго, все втроём не могли успокоиться, и сказать ни слова, — слезы душили.
Наконец, Михаил начал: — Спасибо, Вероника, что не отдали Машеньку в детдом…
Но Ника перебила мужчину: — О чем Вы?! Машенька — моя радость, моё счастье, в ней вся моя жизнь! Я понимаю, что Вы отец, но прошу об одном: не увозите ее, не разлучайте нас с ней, дайте мне возможность видеть её!
-Я и не думал никуда её увозить! Просто позвольте мне приходить к Вам и помогать, чем могу.
Михаил стал частым гостем в семье Ники и Маши.
А однажды девочка вдруг задала вопрос, от которого Михаил и Вероника немного оторопели. Она спросила: — Папа, а почему ты на маме никак не женишься?
Теперь у них хорошая, крепкая и счастливая семья, где все друг-друга любят и уважают.

Автор: Анелия Ятс

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,387sec