Нельзя же быть такой идеальной

Рая говорила своей восемнадцатилетней дочери:
— Олеся, ну, нельзя же быть такой идеальной. Молодость пройдёт, а вспомнить нечего будет. Я в своё время неплохо покуролесила, даже в милицию забирали, ночь там провела. Потом осторожнее куролесила. А ты какая-то идеальная.

 

Господи, что мы только не делали. Курили за углом школы. Нас ловила класснуха, были разборки у директора, вызывали родителей, позорили перед всей школой. Думаешь, мы перестали курить? Просто дальше от школы уходили. Курить я, конечно, бросила, не втянулась, но это уже после суровой беседы отца.
Лазили по чужим огородам, больше пакостили, чем рвали фрукты, ягоды. Могли всю ночь просидеть у костра на берегу реки. Под утро зализала в окно, чтобы родителей не разбудить. Но, оказывалось, что родители ждали меня, и мне снова попадало.
Выпускной с подружкой до сих пор вспоминаем – напились так, что нас буквально принесли домой. А дед твой до сих пор мне вспоминает, как я на его недоумения ответила: «Директор школы сказал, вступайте во взрослую жизнь. Вот мы и вступили». Голова наутро болела – жуть, с тех пор спиртного в рот не беру. Но всё я познавала с помощью проб и ошибок. А ты всё это не пережила.
Боюсь, что захочешь попробовать во взрослой жизни, когда уже не будет родительского контроля, и некому будет «наставить на путь истинный».

Дочь на такие разговоры матери только улыбалась.

Раиса действительно переживала за дочь. В школе она хорошо училась, занималась дополнительно, участвовала в жизни школы. Её всегда ставили в пример другим детям. После школы Олеся поступила в институт на бюджет, окунулась в институтскую жизнь с головой.

В то время, когда подруги Раисы жалуются на своих детей — то пьяное дитё пришло, то учится кое-как, то в плохую компанию попал, Раиса рассказывала, что её дочь денег у матери не просит, сама старается заработать. Друзья у неё положительные, то в собачьем приюте помогают, то агитационные листовки раздают. Ратуют за здоровый образ жизни, агитируют против курения и беспорядочных половых связей. Отвергала все ухаживания парней, говорила, что ещё рано.

В этот день дочь не пришла домой в привычное время. Сначала Раиса решила, что Олесю задержали общественные дела, но со временем тревога начала нарастать, и Раиса безответно звонила дочери.

Поздно вечером, наконец-то, ответили на звонок. На том конце незнакомый голос сообщил, что Олесю сбила машина, когда она переходила улицу на красный свет. Олеся сейчас в больнице без сознания. Попросили привезти документы и чистую одежду.

 

Раиса мчалась на такси и думала: «Как же так? Её девочка, её положительная девочка и на красный свет. Да лучше бы курила или гуляла до утра, чем на красный свет».

Олеся бледная лежала под кислородной маской и с капельницей в руке.
— Сейчас смысла нет сидеть около неё. Приходите утром, — сказал врач.

Дома Раисе не спалось. Она решила постирать вещи дочери. Запачкано было всё и куртка, и джинсы, и сумка. Когда мать вывернула все карманы и опустошила сумку, то обнаружила сигареты, травку, презервативы и тест на беременность.

— Внезапно! – произнесла Раиса. – Я совсем не знаю свою дочь.

Олеся выздоровела, жизнь продолжается. Вот только Раиса больше не говорит, что её дочь слишком положительная.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.84MB | MySQL:68 | 0,399sec