Неожиданный звонок на юбилей

Ну почему Юля не отключила телефон вчера вечером? Ведь знала же, что с утра начнется вот это вот – дзынь, бринь. Телефон, кажется, уже раскалился от смс сообщений. Странные люди, позвонить боятся, потому что не хотят разбудить юбиляршу, а шлют поздравительные сообщения, которые все равно брякают в телефоне звуковым сигналом. А у Юли чуткий сон и тонкий слух, она начинает просыпаться уже от этого «дзынь», «бринь». В общем-то она сама виновата – не выключила телефон, люди ведь ей добра желают, но она так хотела выспаться!

 

Юля протерла глаза, потянулась и взяла телефон. Кто там ее поздравил уже?

«Юлечка, с днем рождения, желаю счастья и здоровья!». Это одна из подружек, как всегда лаконична и сдержана в словах, будто они у нее на вес золота.

«Дорогая моя внученька Юлечка, с тридцатилетием тебя, моя хорошая, всего тебе хорошего, семейного счастья, добра, благополучия и пусть твои мечты сбываются. Люблю, целую». Это любимая бабушка. Она далеко живет, старенькая уже, но четко помнит все даты.

«Сеструха, с юбилеем!». Это двоюродный брат, тоже скуп на слова.

«Дочь! С юбилеем, счастья, любви и всего наилучшего!». Это папа, и тут же следом прилетел денежный перевод.

Так, кто там еще? Друзья, коллеги, знакомые, родственники с разных городов. Приятно! Юля только и успевала писать «спасибо», закрепляя это слово различными смайликами. Сегодня пятница, Юле дали отгул по поводу ее юбилея, вечером придут гости, муж Паша сейчас на работе, отвел сына в садик, а около кровати в вазе стоит букет цветов. Так приятно! Даже раннее пробуждение не испортило настроение. Казалось, его ничего не испортит, все пока радует. Позвонила Паше, поблагодарила за цветы, он подобрал красивые слова для поздравления. Все чудесно!

Ладно, надо подниматься. Вчера вечером с Пашей нарезали салаты, надо их к вечеру только майонезом заправить. Утку с яблоками в духовку, картошку почистить. Из гостей будут только свекровь и друзья – две семейные пары, самые близкие люди. Родня тоже близкая, но все далеко живут. Чуть позже позвонила Зоя Ильинична (свекровь) и тоже от души поздравила.

Опять какой-то звонок. Юля глянула в телефон и обомлела. «Тамара Максимовна» — именно так Юля записала в телефоне свою мать. Хотела вообще вычеркнуть из телефона и внести ее номер в черный список, но, почему-то оставила. Ответить или нет?

— Але, — небрежно сказала Юля.

— Юлечка, поздравляю тебя с юбилеем. Искренне желаю всего хорошего, добра, счастья, здоровья.

— Стандартный набор фраз. Будешь дальше лицемерить? Ничего такого ты мне искренне не желаешь.

— Это неправда, и ты это сама знаешь.

— Неправда – это твое поздравление. Как-то помнится, ты меня послала куда подальше.

— Ладно, что только в сердцах не скажешь. Я в общем-то даже не поэтому звоню, я тебе деньги привезла.

Юля сделала паузу – этого не может быть. Мать в ее городе? И деньги привезла?

— Которые ты у меня украла?

— Я не крала, ты это знаешь, по закону они мои.

— А по совести?

— По совести и хочу их вернуть. Можно я к тебе приеду? Поговорим заодно. Я ведь с миром.

Если бы не новость о деньгах, Юля бы отказала матери в визите. Немого подумав, она согласилась, но только днем, пока гости не пришли.

Что это с матерью случилось? Чего вдруг у нее проснулась совесть, и она так расщедрилась? Юля с ней не виделась восемь лет, ровно с тех пор, пока мать не продала квартиру своих родителей, а дочери свернула дулю, не дав ни копейки. Впрочем, все началось гораздо раньше, чем эта злосчастная квартира, обида на мать кипела в ней еще с детства, когда мама развелась с отцом и решила сразу устроить свою личную жизнь. Жизнь не удавалась, потому что кавалеры быстро сбегали после нескольких ночей. Юля тогда была школьницей и ей неприятно было слышать те громкие звуки, которые раздавались с маминой спальни. Да и о матери пошли дурные слухи, а отражалось это и на самой Юле – мягко сказать, ее называли дочерью блудницы. Ну что это такое – вчера был один, сегодня другой, а через неделю третий, и каждый кавалер приносит с собой бутылочку.

— Мам, не позорь меня, пожалуйста.

— Тебе стыдно? Отправляйся жить к своему папаше с его матерью.

 

Юля и отправилась жить к бабушке в другой район города, даже школу пришлось поменять. Папа часто уезжал на своей фуре, работая дальнобойщиком, нашел себе потом подругу в другом городе, женился на ней и звал Юлю к себе. Но она не захотела – с бабушкой роднее, школу уже менять не хочется, да и к маме есть еще привязанность, не хотелось далеко уезжать. К маме она заходила как в гости, здоровалась с очередным ее ухажером, проверяла – не спилась ли мама. Нет, не спилась, работает еще, на вид ничего так, но какая-то равнодушная к дочери. Сладко закатывает глазки только глядя на своего кавалера, на Юлю – ноль внимания, хоть перед ухажерами она и делала вид заботливой матери. Показывала, так сказать себя во всей красе.

Мать жила в двухкомнатной квартире, унаследованной от своих родителей и была единственным собственником. Юля была прописана у бабушки, но все равно мама на словах говорила:

— Юля, это наша с тобой квартира, приходи, живи, когда хочешь. Ты же моя дочь.

Это тоже при вероятных женихах говорилось, показывая, какая она щедрая и заботливая. Когда Юле исполнилось 20 лет, у мамы появился Валера, причем он предложил ей руку и сердце. Мама была на седьмом небе от счастья и притащила Валеру в дом, несмотря на то, что у него самого была захудалая однокомнатная квартира. А чуть позже замуж собралась и Юля.

— Я тебе хороший подарок к свадьбе сделаю, — сказала мама. – Решила я продать нашу квартиру, Валера продаст свою и хотим мы купить общую двушку в новостройке. Разумеется, с продажи нашей квартиры часть денег достанется тебе.

Сделка состоялась накануне Юлиной свадьбы, на нее были приглашены и мама с Валерой, но они не пришли, даже на звонки не отвечали. Дело было даже не в деньгах, а в уважении молодых. Юля дозвонилась маме только на второй день.

— Мам, почему вы не пришли?

— Ой, столько дел, мы закрутились тут, гуляйте там без нас.

На этом разговор был закончен. Мама как-то странно стала себя вести – избегала дочь, увиливала от разговоров и ни слова про деньги. Юля еще раз упрекнула ее за то, что она не пришла на свадьбу, и тут мать сама выдала:

— А что – так сильно деньги ждали? Нет этих денег – все ушли на покупку загородного дома. Мы так решили с Валерой, а это нам в копеечку влетело.

Мама говорила это зло, будто оборонялась, пытаясь оправдаться.

— Ну как же так? Ты же обещала, мы планы строили!

— А потому что не надо было меня изначально предавать. «Мама, не позорь меня, пожалуйста», и к бабке убежала. Я была брошена твоим отцом, и ты такая же предательница.

— Да, я от бабушки узнала, почему ты была брошена, сама виновата – не надо было личную жизнь устраивать еще живая в супружестве. Папа тебя застукал!

И тут начался такой поток грязи! Мать не стеснялась в выражениях, ругала бывшего мужа, бывшую свекровь и саму Юлю, слова нельзя было вставить, чтобы ей что-то ответить. В конце своей тирады она послала всех дружно подальше, в том числе и Юлю, и сказала, что видеть больше никого не желает, начинает новую жизнь. Это был настоящий шок! Отлично Валера накрутил мать! С тех пор и не общались. Юля делала некоторые попытки позвонить матери и по-доброму, но та отклоняла звонок.

После свадьбы решено было уехать в город, где жила Зоя Ильинична, хоть и в той же области. Какое-то время пожили у свекрови – доброй и мягкой по характеру, потом она продала дачу, как-то подзаработали, взяли кредит, получилась двухкомнатная квартира на окраине. Обычная семья, благополучная, шестилетний сын Васька, друзья, работа. О матери Юля не знала до сей поры вообще ничего – крепче спалось, она даже не вспоминала о ней, и тут (о, чудо), явилась!

Мама была худая до неузнаваемости. Впалые щеки, морщинки. Надо же так измениться за восемь лет! Мать и дочь не обнялись, между ними была большая пропасть. Тамара Максимовна присела на краешек стула, достала из сумки бумажный сверток и сказала:

— Вот. Я дом продала, купила однокомнатную квартиру. Немного денег себе оставила, остальные – твои.

— Это откуда такая щедрость? С чего бы вдруг? Валера не заругается?

— Валеры нет, он умер год назад. И я сразу стала болеть, вот – исхудала вся. Врачи пока ничего не находят, но всякое может случиться. На тебя перепишу свою квартиру в случае чего. В церковь хожу. Ты уж прости меня, дочка.

 

Тамара Максимовна растерянно встала. Юля поняла — она хочет ее обнять, но не решается. Ну что ж, можно и обняться. Что почувствовала в это время Юля? Да ничего, кроме легкой жалости.

— Ну, я поеду, скоро электричка.

— Если хочешь – останься отпраздновать, внука Ваську увидишь, с моей свекровью познакомишься.

— Нет-нет! Ну какая из меня бабушка? Даже мать я непутевая. Не хочу оставаться.

Так и расстались. Юля смотрела в окно ей вслед. Совсем изменилась, как старушка стала. А вечером отметили юбилей. Все гости удивлялись такому повороту событий, а Юля сидела задумчивая, прокручивая в голове каждый яркий момент в своей жизни, связанный с мамой – и хорошее, и плохое. Плохого, почему-то больше. А, впрочем, они стали с мамой созваниваться, хоть и изредка. Мама говорит, что до сих пор не очень хорошо себя чувствует, но врачи ничего серьезного не находят.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.91MB | MySQL:68 | 0,359sec