Настоящие родители

Был обычный весенний день. Снег уже практически растаял, остались только небольшие сугробы в тени, но и те с каждым днём становились всё меньше, проседая из-за плюсовой температуры днём. Ночью ещё подмораживало, поэтому таяли сугробы медленно. Лидия вышла из дома в 7 часов утра, как обычно, вместе с мужем. Они спешили на работу. Женщина перед выходом, как всегда, заглянула в спальню: дочь ещё спала. У Юли только начались каникулы, и она уговорила родителей оставить её на пару недель дома. Обычно девочка проводила первый месяц каникул у бабушки, в июле ездила в лагерь, а в августе мать брала отпуск и проводила время вместе с дочерью. Они ходили в парк и на речку, на пару недель ездили на море. В этом году Юле исполнилось 12 лет.

 

— Мам, я уже взрослая! — заявила девочка, — Можно, я хотя бы 2 недели дома побуду? А потом уже к бабушке поеду, как и договаривались.

— Юлечка, ты же знаешь: мы с отцом работаем. Как ты будешь дома одна?! Я буду волноваться! — вздохнула Лидия.

— Мам, ну ведь я уже не маленькая! Я же каждый день возвращаюсь домой со школы одна, жду вас, убираюсь, учу уроки, хожу на танцы — и ничего! Ничего ведь не происходит! Все мои подружки остаются на каникулах дома, а их родители тоже работают. Они гуляют, развлекаются… У Кристины День рождения на следующей недели… Мне бы так хотелось к ней пойти! Они в ТРЦ собираются… Мам, ну можно мне остаться хотя бы на пару недель?! Пожалуйста! Кстати, ты ведь можешь мне звонить! — Юля умоляюще смотрела на мать. Она очень хотела быть такой же взрослой, как её подруги. Даже Кристина, её лучшая подружка, не верила в то, что Юля останется:

— Вот посмотришь: снова твои родители тебя в деревню отправят! Ты для них ещё малявка!

— Не отправят! Мои родители — самые лучшие, они всегда учитывают мои желания, всегда делают так, как лучше для меня! — твёрдо сказала Юля, — Мама обязательно услышит меня и разрешит остаться дома!

Так, в принципе, и получилось. Лидия пошла навстречу дочери и оставила её дома. Правда, только на неделю:

— Бабушка ведь тебя ждёт, скучает… Она обидится, если ты не приедешь! — примирительно проговорила женщина.

— Конечно, мамуль, я тоже скучаю по бабуле! Всего неделя — и я поеду в деревню! Я тебе обещаю! — благодарно взглянула Юля на мать. Та грустно улыбнулась: её маленькая девочка взрослела. А как хотелось остановить каждое мгновенье её детства!

Каждое утро, уходя на работу, Лидия целовала дочку и поправляла ей одеяло. Она заботливо оставляла ей на столе бутерброд и горячий чай. Конечно, не факт, что Юля пила его горячим, но так Лидии было спокойнее. В холодильнике стояло несколько блюд: на выбор. Юле нужно было лишь выбрать блюдо, положить себе в тарелку и разогреть в микроволновке. Это девочка умела делать. Юля мыла за собой посуду, убирала в квартире, выносила мусор и ходила в близлежащий магазин. И всё же мама старалась облегчить ей жизнь. На вопрос мужа, почему она так делает, Лидия неизменно отвечала, что Юля ещё успеет побыть взрослой. И готовить научится, и полы мыть, и вещи гладить… Но Юля была девочкой рассудительной и доброй, поэтому, несмотря на опеку матери, старалась ей помочь и всему понемногу училась…

… Лидия и Роман обожали свою 12-летнюю дочь. Она была желанным и выстраданным ребёнком. Супруги прожили в браке 13 лет, а детей у них так и не было. Обследования, анализы, поездки по больницам — всё это, казалось, никогда не закончится. И повсеместно Лидии ставили неутешительный диагноз: «Бесплодие». А она так хотела ребёночка!

— Ром, нам нужно развестись! — как-то начала женщина непростой разговор.

— В смысле?! С чего бы это?! — не понял мужчина.

— Время идёт, мы не молодеем. Тебе нужно жениться на нормальной, здоровой женщине, которая сможет тебе родить ребёнка. Я же вижу, как ты хочешь малыша! Было бы не честно тебя удерживать, ведь мы не можем завести ребёнка из-за меня! — тихо проговорила Лидия.

— Из-за тебя?! Но ведь в этом виноваты мы оба! — вздохнул Роман, — Это ведь я уговорил тебя сделать аборт 15 лет назад. Это я был не готов тогда становиться отцом… Если бы ты меня не послушала, всего этого не было бы…

— А я ведь послушала, согласилась, — поникла Лидия, — а ведь могла бы настоять на своём и родить…

— Мы оба одинаково виноваты, — пожал плечами мужчина, — и отвечать нам вдвоём. Никуда я не уйду! А ребёнок… Что ж, если родить не получается, то есть же и другие варианты…

— Ты имеешь в виду усыновление?! Но ведь ты был категорически против… — тихо проговорила Лидия, — У тебя же могут быть собственные дети.

— Мне нужен наш с тобой ребёнок. И, да, я готов к усыновлению, — кивнул Роман, — мы возьмём маленького ребёнка и воспитаем, как своего.

 

В тот же день Лидия начала собирать документы…

— Давай возьмём девочку, — предложила Лидия, — с девочкой проще.

— Я совершенно не против! — легко согласился Роман.

Спустя 2 месяца в семье Романа и Лидии появилась Юля…

Супруги забрали малышку прямо из роддома. От неё отказалась мать.

— Молодая, зелёная! Девчонка совсем! — вздыхал главврач, помогая им с оформлением документов: он был знакомым матери Лиды, — Не местная… Её к нам по «скорой» привезли: прямо в поезде роды начались. Так часто делают те, кто хочет оставить ребёнка в роддоме: садятся в поезд с началом схваток и едут, пока их оттуда на какой-нибудь остановке «скорая» не заберёт. Незнакомый город, незнакомые люди… Документов даже у многих нет! Вот и у этой тоже не было… Хотя с виду вполне приличная девушка, просто слишком молодая… Родила, а на следующий день уже уехала. Слава Богу, что хоть отказ написать успела…

— А почему она от малышки отказалась? — спросила Лидия. Она поверить не могла в то, что кто-то по собственному желанию может отказаться от счастья материнства.

— Сказала, что ребёнок ей сейчас не нужен. Родители не поймут: они, я так думаю, ничего не знали. Сказала, что она только первый курс окончила, ей учиться ещё долго, а ребёнок — это обуза. К тому же, как я понял, отцу младенца этот ребёнок не нужен и даром. Прошла, как говорится, любовь…

— Да уж, странная любовь! — вздохнула Лидия, — А малышка хоть здорова?

— Совершенно здоровый ребёнок. Мать её биологическая молодая, без вредных привычек. Поэтому и девочка крепенькая и здоровенькая…

Так у Юли появился дом и любящие родители, а у Романа и Лидии — маленькая дочка…

Приёмные родители окружили малышку заботой и любовью. Они сделали современный ремонт в детской, накупили Юлечке игрушек, приобрели красивую коляску… Девочка ни в чём не знала отказа. Мать читала малышке сказки на ночь, гуляла с ней в парке, занималась. Отец, возвращаясь домой, приносил мороженное, играл и дурачился с дочерью. По выходным они ходили на аттракционы, ездили за город, на речку и посещали ТРЦ. С появлением Юлии семья Лидии и Романа стала, наконец, настоящей.

Родители Лидии к решению дочери отнеслись с пониманием: они знали, что она не может забеременеть. Юлечку они полюбили, как родную внучку — дочь Лидиного брата. Когда девочка подросла, они часто ездила к ним погостить: у них она проводила часть каникул. Жили они в деревне, поэтому для малышки это был настоящий отдых и оздоровление…

А вот родители Романа приёмную дочь сына признавать не хотели ни в какую.

— Вы о чём, вообще, думаете?! — возмущалась мать мужчины, Тамара Тимофеевна, — О генетике слышали?! О том, каким может вырасти этот ребёнок, вы хоть немного задумывались?! А вдруг она такая же будет, как её биологическая мать: загуляет, в подоле принесёт?!

— Её биологическая мать — просто глупая и молодая. Там, как по мне, больше вина родителей: не доглядели. Вот и получилось так… — попыталась защитить малышку Лидия, — Была бы она постарше – не поступила бы так, я уверена. Просто выхода другого она не смогла найти, к сожалению…Мне её даже немного жаль: не увидит, как будет взрослеть её кровиночка, никогда с ней не встретится… Она очень много потеряла!

— Ну, хорошо, молодая, глупая… Ну, а сколько таких приёмышей, когда вырастают, алкоголиками и наркоманами становятся?! Сколько в тюрьму попадают?! Сколько асоциальный образ жизни ведут?! Неужели вам самим не страшно?! А если вырастет ваша Юлечка и выгонит вас из этой квартиры, а её продаст?! — хмурилась женщина, — Если у неё проблемы с законом будут?! Да, в конце концов, просто воровать начнёт! Я знаю слышала историю, из первых уст, кстати, что приёмный мальчишка вырос и начал воровать. Сначала – в школе у одноклассников, по мелочи. Потом — у учеников начальных классов деньги отбирал. Позже — из дома воровать начал. Деньги и всё, что плохо лежит. А закончил он тем, что ограбил с дружком, таким же отморозком, как он, продуктовый ларёк. Сторожа, который там ночевал, эти нелюди забили до смерти… Вот такая история… Неужели вас такая перспектива не пугает?!

— Детей нужно воспитывать, чтобы подобного не произошло. И свои, родные, могут стать алкоголиками и наркоманами, если родители не занимаются их воспитанием. Так что дело, как по мне, вовсе не в генах, — сказал Роман.

 

— И, тем не менее, мы против! — вскинула голову Тамара Тимофеевна, — Это ж сколько в неё вложить нужно, чтобы она нормальной выросла!

— Ничего Вам в неё вкладывать не надо! Мы сами как-нибудь разберёмся! — вздохнула Лидия. Она прекрасно понимала, что у её приёмной дочери будет только одна бабушка…

Тамара Тимофеевна не сдалась. Она попыталась поговорить со сватьей, чтобы та помогла ей отговорить Лидию и Романа от задуманного.

— Ты же мать, Лена, объясни своей дочери, что ничем хорошим это не закончится! – говорила она, — Пусть своего рожают! ЭКО сделать можно, в конце концов…

— Том, да не получается у них своего-то! — вздохнула сватья, — Где они только не были… Лиде сказали, что не сможет она родить… Даже через ЭКО…

— Так это Лидка бесплодна?! — ошарашено воскликнула Тамара Тимофеевна, — А чего же они мне ничего об этом не сказали?!

— Наверное, расстраивать не хотели, — пожала плечами женщина.

— Конечно! Расстраивать! — хмыкнула сватья, — Лидка бесплодная… Это же всё меняет!..

Тамара Тимофеевна по-хозяйски огляделась по сторонам.

— А Лидка где?! — спросила она сына, поздоровавшись.

— Не Лидка, а Лида, мам! Я же тебя просил! — вздохнул мужчина, — На работе она, где-то через час вернётся…

— На работе… Это даже лучше. Сможем спокойно поговорить, — нахмурилась женщина, — Ты мне скажи, это жена твоя тебя уговорила согласиться на приёмного ребёнка?!

— Предложила Лида, а я её полностью поддержал, — кивнул Роман.

— Но ведь это из-за неё у вас нет собственных детей! Это она во всём виновата! Ты должен её немедленно бросить! Ты ещё успеешь завести ребёнка! Родного ребёнка, понимаешь?! Зачем тебе приёмные дети?! Ты же здоров! – скороговоркой проговорила Тамара Тимофеевна.

— Знаешь, Лида мне то же самое говорила, — хмыкнул Роман, — но я люблю свою жену и тоже виноват в том, что у нас нет своих детей. Поэтому я останусь с ней и буду воспитывать приёмного ребёнка, как своего.

— Это глупо! — проворчала Тамара Тимофеевна, — Это не твои проблемы! Не порть себе жизнь! Ты не сможешь полюбить чужого ребёнка так же сильно, как своего! Когда-нибудь ты очень пожалеешь об этом своём решении!

— Мам, мы всё уже решили! Не нужно лезть в нашу жизнь! — уверенно проговорил Роман.

Тамара Тимофеевна ушла, а у мужчины на душе остался неприятный осадок, от которого он долгое время не мог избавиться…

… Юля росла на удивление тихим и спокойным ребёнком. А ещё очень ответственной и старательной девочкой. За что бы она не бралась — кругом успевала, была первой и лучшей. Роман и Лидия удочерили девочку, поэтому она была записана на их фамилию, с изменённым свидетельством о рождении. Рассказывать о том, что она им не родная, Юля дочери не собиралась. Она строго настрого предупредила всех родственников и знакомых, а соседи и так были уверены, что Юля – родна дочь Романа и Лидии: семья переехала в новую просторную квартиру сразу после удочерения девочки… И только Тамара Тимофеевна смотрела на это всё недоверчиво и презрительно.

— Вы думаете, мало на свете добрых людей, которые всё вашей Юльке расскажут?! Ну, надейтесь, конечно, на чудо: мечтать не вредно! Наплачетесь вы ещё с этим приёмышем!

— Мам, не смей говорить так о Юле! — в конце концов, не выдержал Роман, — Она — наша дочь, запомни это раз и навсегда! Не хочешь этого принимать — просто не приходи…

— Вот ты как заговорил! — подбоченилась Тамара Тимофеевна, — Готов родную мать на приёмыша променять?! Не думала, что доживу до такого: сын из дома выгоняет!

— Я тебя не выгоняю. Но в моём доме ты не будешь плохо отзываться о моей семье и о моей дочери. Надеюсь, тебе это понятно.

 

Женщина промолчала. Однако мнения своего она, конечно, не поменяла. Она каждый раз старалась исподтишка уколоть Лиду, а к Юле относилась, как к совершенно постороннему человеку. Она никогда не гуляла с внучкой, не дарила ей подарков, не приносила гостинцев, старалась не замечать малышку. Лишь в присутствии сына она фальшиво улыбалась девочке и называла «лапочкой». Благо, бывала у них в гостях Тамара Тимофеевна не часто: они с мужем переехали в деревню — женщина всегда мечтала жить вдали от городской суеты. Наблюдая такое отношение свекрови, Лида постаралась ограничить её общение со своей дочерью. Теперь Тамару Тимофеевну стали реже звать в гости, а Юля, подрастая, тоже невзлюбила эту странную злую бабушку. В гости к Тамаре Тимофеевне Лидия с дочерью тоже старалась ездить как можно реже: находила массу поводов, чтобы этого избежать. Роман всё видел и понимал, поэтому не заставлял своих родных общаться друг с другом…

… Юля училась на отлично, была активисткой и спортсменкой. Девочка ходила на танцы и на гимнастику, дополнительно занималась английским языком. Она любила своих родителей и старалась им во всём помогать. Юля даже была чем-то похожа на приёмную мать: те же светлые волосы, похожий разрез глаз, хрупкая фигурка…

— Ты самая лучшая мама на свете! – часто говорила Юля, прижавшись к матери, — Такой, как ты, больше ни у кого нет!

— А ты — самая лучшая на свете дочь! — обнимала её женщина в ответ. Мать и дочь были единым целым. Роман тоже любил Юлю и старался быть для неё хорошим отцом. Никто из тех, кто знал их семью, не поверил бы, что Юля — приёмный ребёнок. Лидия и сама уже не вспоминала, что Юля — не её родная дочь. Для неё она была роднее всех, её кровиночка.

…Лидия вышла из дома в 7 часов утра, как обычно, вместе с мужем. Они спешили на работу. Женщина перед выходом, как всегда, заглянула в спальню: дочь ещё спала. У Юли только начались каникулы, и она уговорила родителей оставить её на пару недель дома. Какая-то смутная тревога не оставляла Лидию: она чувствовала, что что-то должно произойти. Что-то плохое, нехорошее…

— Что с тобой?! — Роман взглянул на жену, — Плохо себя чувствуешь?

— Плохое предчувствие, — вздохнула та, — если бы не отчёты, осталась бы сегодня дома…

— Не накручивай себя! — улыбнулся мужчина, — Это ты переживаешь из-за того, что Юлька дома одна. Не волнуйся: у нас замечательная дочь, ответственная и спокойная девочка. Всё с ней будет нормально!

— Очень на это надеюсь! — вздохнула Лидия. Но тревога её не отпускала…

Кое-как она доработала до вечера. Позвонила около 5-ти, а дочь почему-то не взяла трубку. Лидия позвонила ещё раз, потом — ещё. Тишина…

— Ром, поехали домой! — взволновано кричала она в телефонную трубку, — Юля не отвечает! С ней точно что-то случилось! Я чувствую это!

— Буду через 10 минут! — не стал спорить с женой Роман. Он и сам после слов Лиды заволновался…

Лида и Роман подъехали к своему дому. В окне их квартиры горел свет.

— Может, просто телефон разрядился? – с надеждой проговорил Роман.

— Дай-ка Бог, — вздохнула Лида…

Они взбежали на второй этаж. Дверь в квартиру была не заперта. На кухне хозяйничала Тамара Тимофеевна, выкладывая продукты из сумок в холодильник.

— Мам?! Что ты здесь делаешь?! Почему не предупредила, что приедешь?! — Роман подозрительно смотрел на мать.

— А что я к собственному сыну не могу без предупреждения приехать?! — окинула их взглядом женщина, — Я, вообще, вам овощей привезла свежих, прямо с грядки, а благодарности никакой!

— Где Юля?! — перебила возлияния свекрови Лида, — Где наша дочь?!

 

— Откуда я знаю, где шляется эта девчонка?! Я же вам говорила, что приёмный ребёнок — это огромный риск: гены, наследственность… Чему тут удивляться?! – скривилась Тамара Тимофеевна.

— Юля не такая! Она всегда предупреждает, куда идёт! Что у вас тут произошло?! — подозрительно спросила Лида.

— Ничего не произошло! Нужна она мне! Я приехала, предложила ей мне помочь, а она убежала куда-то! Вон, даже телефон забыла, так спешила! — кивнула женщина на телефон, лежащий на столе, — Никакого уважения к старшим, никакой благодарности… Приёмыш — чему удивляться?!…

— Мама! Прекрати! — повысил голос Роман.

— Ром, что-то здесь не сходится! — проговорила Лида, не обращая внимания на возмущения свекрови, — Юля никогда не уходила без телефона. Уже темнеет — она должна была вернуться! Что-то произошло, Ром!

— Куда она денется?! — хмыкнула Тамара Тимофеевна, — Вернётся, как миленькая!

Но Лида уже не слушала свекровь: она обзванивала подруг дочери. Куда пропала Юля, никто не знал…

— Я пойду её искать! — проговорила Лида, — На улице уже совсем темно! Поздно… Где же моя девочка?!

— Я с тобой! — проговорил Роман, подозрительно глядя на мать. Та по-прежнему делала вид, что ничего не происходит…

Телефонный звонок застал Лиду на улице.

— Лид, а Юлька твоя дома? — поздоровавшись, спросила коллега и знакомая Лиды.

— Нет, мы её ищем, — запинаясь, проговорила женщина, — ты её видела?!

— Видела только что на вокзале похожую девочку. Она быстро куда-то убежала, заметив меня. Я решила, что это не Юля – она в такое время по вокзалам шляться не будет… Я так думала…

Спустя 10 минут Лида и Роман были у автовокзала. Женщина внимательно оглядывалась по сторонам, присматривалась к каждой фигуре. Вдруг в дальнем углу она заметила маленькую хрупкую фигурку своей дочери. Девочка сидела, обняв ноги: она была одета в шорты и футболку, а вечер выдался прохладный. К Юле как раз подошла группа подростков и явно что-то у неё требовали. Лида и Роман бросились к дочке.

— Мама! Папа! — разрыдалась девочка и поднялась к ним навстречу. Подростки хулиганистого вида бросились врассыпную.

— Юля! Что ты здесь делаешь?! Мы с ног сбились тебя искать! — плакала и ругалась одновременно Лида.

— Я хотела уехать к бабушке, — тихо проговорила девочка, — только автобусы будут только завтра с утра.

— А нам ты сказать об этом не забыла?! — строго сказал Роман, — Мы волновались!

— Тамара Тимофеевна сказала, что вы не сильно расстроитесь, если я уеду, — тихо проговорила девочка, опустив глаза.

— В смысле?! — Роман смотрел на дочь, — Что между вами произошло?!

Юля снова разрыдалась. Потом они долго сидели в машине и разговаривали. То, о чём рассказала Юля, привело мужчину в бешенство.

— Тамара Тимофеевна пришла, когда я собиралась к Кристине в гости: у неё День рождения сегодня. Я волосы расчесывала перед зеркалом, а она вошла и начала меня критиковать. Сказала, что я некрасивая, что нос у меня большой и веснушек много… А я ей ответила, что я на маму похожа, а мама у меня самая лучшая… Тогда Тамара Тимофеевна сказала… Она сказала… — девочка замялась. Она не могла произнести то, что услышала.

— Что она сказала, Юль? — тихо спросила Лида. Хотя она уже догадывалась, о чём рассказала свекровь её дочери.

 

— Она сказала, что я приёмная, и что просто не могу быть похожа на тебя! — выпалила Юля, — Я сказала ей, что это неправда. Я, наверное, кричала… — проговорила девочка виновато, — Тамара Тимофеевна разозлилась и сказала, чтобы я убиралась. Я хотела взять телефон и вам позвонить, но она его у меня отобрала… Мама, ведь она меня обманула, да?! — Юля с надеждой смотрела на мать.

— Конечно, обманула! — твёрдо проговорил Роман, — Она просто была в плохом настроении. Больше она никогда тебя не обидит!

Тамаре Тимофеевне пришлось ехать домой среди ночи: Роман вызвал матери такси и попросил больше никогда к ним не приезжать.

— Пока ты не осознаешь, что эта девочка — моя родная дочь, пока не попросишь у неё прощения — ты не переступишь порог нашей квартиры! — заявил он, усаживая мать в такси.

— Ты поверил какой-то чужой девчонке, а матери не поверил! — вскинула голову Тамара Тимофеевна, — Я тебе этого никогда не прощу!

— Не прощай, — кивнул Роман, — не велика потеря…

В эту ночь Роман и Лидия долго не спали. Лида сидела с Юлей, пока та уснёт, баюкая её, как маленькую. Вернувшись в комнату к мужу, женщина задумчиво посмотрела в окно:

— Ром, может, скажем Юле правду? – тихо проговорила она.

— Я думаю, пока не надо. Не время ещё, пусть повзрослеет, ума наберётся… Не нужна ей сейчас эта правда! — ответил муж, обняв Лиду за плечи…

… Юля в своей комнате тоже не спала. Сегодня она окончательно убедилась в том, о чём подозревала уже давно: она не родная дочь своих родителей. Слезинка скатилась по щеке девочки. Как-то совершенно случайно, убирая какие-то документы в ящик стола, Юля наткнулась на справку из роддома. Старая, пожелтевшая бумага, на которой матерью девочки с Юлиной датой рождения числилась совершенно незнакомая ей женщина… Тамара Тимофеевна только подтвердила Юлины подозрения…

Юля вздохнула. Она любила своих родителей, а они — её. Это она точно знала. Ничто и никто не сможет их разлучить! Ведь настоящие родители – это не те, что родили, а те, что воспитали…

Автор: Ирина Б.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,447sec