Женщина – это сила

Никто не переубедит сейчас Федора, что жизнь мужчины во многом зависит от женщины. Кто-кто, а он знает наверняка, без женщины нет нормальной жизни. Несмотря на то, что женщины народ хрупкий, но внутри у них есть такая сила, от которой многие мужчины меняют свой привычный уклад жизни и недобрые привычки.

 

Федор жил со своими родителями, был единственным ребенком, все лучшее для него. Повзрослел, учиться после школы не хотел, почему-то не было у него тяги к обучению. Школу-то кое-как окончил. Устроился на завод и работал. Работал хорошо, в этом отношении он действительно был старательным и рукодельным, работал не жалея сил, и даже его поощряли премиями. Жениться Федор тоже не спешил, удобно было, жил на всем готовом, ответственности ни за кого не нес.

— Хоть бы ты женился уже, сынок, — часто говорила ему мать. — Тебе уже тридцать лет, у твоих знакомых уже по двое детей, а ты все один.

— Мам, успею еще, какие мои годы. Нет у меня на примете, на ком бы я мог жениться.

Внешне Федор обыкновенный молодой человек, общительный, аккуратный, вежливый. Можно даже сказать, симпатичный, женщины на него поглядывают, знают, не женат и никогда не был. Алименты не платит. Но он сам особо не увлекался женщинами. Нет, были у него встречи, свидания, но до женитьбы дело не доходило.

И вдруг в течении трех лет один за другим умерли его родители. Вроде бы и не старые еще, но мать всегда болела, даже когда работала, часто уходила на больничный, лежала в стационарах. А вот отец вроде бы и не жаловался на здоровье, но ушел первым, сердце подвело. А через два с лишним года ушла мать.

Федор горевал конечно. Остался один в тридцать четыре года. С одной стороны — взрослый мужик, а с другой — все эти годы жил с родителями, вроде, как и не самостоятельно.

Оставшись один, растерялся мужик и что-то с ним случилось. Стал часто прикладываться к стакану, а через год его уже было не узнать. На работе его несколько раз предупреждал начальник:

— Федор, заявляю тебе совершенно серьезно, больше тебя не стану отмазывать, если не перестанешь пить, уволю. Сколько можно смотреть на твои выкрутасы, утром приходишь с тяжелой головой, до обеда уже успеваешь где-то похмелиться, а дальше какая работа? Да и технику безопасности на производстве никто не отменял. Не хочу из-за тебя переживать. Мне не нужна головная боль! Прекращай.

— Ну я чё, я больше не буду, я обещаю, Иваныч. Не увольняй только, — ныл Федор.

Но ничего не менялось, уволили его. Пропил полученные при увольнении деньги, причем быстро, потому что вокруг да около такие же друзья. Квартира на это время превратилась в проходной двор. Опустился Федор так низко, дальше уже некуда. Денег нет, нужно как-то жить, это до него доходило, когда он вдруг трезвел на несколько дней. Начинал уборку в квартире, выносил мусор и пустые бутылки.

 

Однажды принял его какой-то бизнесмен к себе в соседний поселок на ферму. Кормит коров, убирает, деньги ему хозяин выплатил за десять дней, как и обещал, на какую сумму договаривались. Возил на работу бизнесмен его сам на своей машине и утром и вечером. Как только получил деньги на руки, Федор тут же побежал в магазин, а там по пути друзья, ну и пошло — поехало. Утром за ним заехал хозяин фермы, а Федор и встать не может.

Правда разговаривал с ним тот бизнесмен, увещевал:

— Ты посмотри на кого похож? Превратился в бомжа, лучше бы продуктов купил. Если так дальше будет продолжаться, я тебя уволю.

И уволил, потому что это были бесполезные увещевания. Прошло некоторое время, Федор вновь просился на работу на ферму:

— Возьми меня обратно, честное слово не буду пить. Денег надо, умираю с голоду, и никто не принесет мне поесть.

Пожалел бизнесмен Федора, работал он, терпел, пока вновь не появились в руках деньги. Вновь то же самое. Уволил его хозяин фермы. С тех пор Федор больше не работал, продал из квартиры все, что можно было, вплоть до розеток.

Как-то соседка Зинаида, что напротив, вышла из своей квартиры, а у Федора и дверь настежь. Вошла она:

— Федор, ты дома? Федор?

Увидела его лежащим на полу, растормошила, поняла, что не проспался еще. У неё возник план. Все-таки помнит она родителей его — хорошие люди и соседи. Дружила с его матерью. Закрыла дверь и стала наблюдать в окно из своей квартиры. Увидев его так называемых «друзей», они вдвоем пробирались к ним в подъезд такие же, как и Федор. Встретила с деревянной скалкой их на площадке:

— А ну быстро отсюда, или сейчас настучу вам скалкой. Не побоюсь, что мужики, да и какие вы мужики, так тряпки.

Увидев воинственно настроенную Зинаиду, они опешили, что-то пытались сказать, но она их развернула обратно, и они поплелись восвояси, матерясь на весь подъезд. А Зинаида тем временем позвонила своей племяннице в деревню Насте. Той тридцать восемь лет, живет со старенькой матерью, старшей сестрой Зинаиды, и пригласила приехать «по делу».

 

— Настя, у меня к тебе безотлагательное дело, приезжай. Зачем-зачем, приедешь и узнаешь, давай, жду.

Настя была замужем один раз за деревенским мужиком Егором, но прожили всего полгода. Егор был трактористом и по весне перевернулся на своем тракторе, так получилось, что обрушился хлипкий мост через реку, а выбраться не смог, вода ледяная, да и трактор завалился на бок, прижав Егора. Горевала Настя по нему, была у них любовь со школы. С тех пор не везло ей, пыталась еще было раз замуж выйти, но что-то там не срослось. И живут они вдвоем в деревне с матерью в доме, у которого уже и крыша почти провалилась.

Настя приехала. Зинаида рассказала ей о Федоре.

— Понимаешь, Настюха, он мужик хороший, покладистый, но не самостоятельный. Нельзя ему деньги в руки давать, сразу бежит в магазин, а там дружки. Сегодня я уже двоих выгнала. Возьми мужика в оборот, я помогу. Жаль мне Федора. Родители хорошие были, с его матерью мы дружили. Тут во сне она мне приснилась, просила за Федором присмотреть. Я даже проснулась от этого посреди ночи. Вот и пришло мне в голову, познакомить тебя с ним.

— Теть Зин, а зачем мне этот алкаш? У меня мать на руках, да еще с этим мучиться? — искренне удивилась та.

— Настя, я знаю твой крутой норов, крепкий характер. Возьмешь его в «ежовые рукавицы», он поймет. Он просто не может справиться сам. Давай поможем мужику. Пошли к нему. Только не пугайся, там бардак. Но он иногда приводит квартиру в порядок, когда приходит в себя. Я тебе тоже помогу, а Настюх, давай мужика приведем в порядок. Жаль мне его, молодой еще, почти как тебе лет-то ему.

Взялись Зинаида с Настей за Федора, он только диву дается, откуда такая женщина деловая появилась. Зинаида пригласила его к себе, вечером душевно посидели.

— Вот Федя, это Настя, моя племяшка, в деревне с матерью живет. Если она тебе нравится, наведет она у тебя порядок и тебя выведет на светлую дорогу. Очнись уже от своей темной стороны жизни. Оглянись вокруг — жизнь кипит.

Согласился. Всю неделю наводили в квартире порядок, клеили обои, заменил он сантехнику. Зинаида дала денег им с условием, что потом вернут. Заново установил Федор все розетки, заодно и новые выключатели. Руки у Федора на месте. Повеселел Федор:

— Настя, как хорошо мне с тобой. Не зря говорят: «Трезвый беду обходит, а пьяный находит». Нравится мне, как ты командуешь, деловая и домовитая, все у тебя в руках спорится, да ладится. Хорошая хозяйка. Всё, честное слово, я тебе обещаю, пить больше не буду.

 

Устроился на работу на завод. Случаются, оказываются чудеса на свете. Живут Настя с Федором, держит она его в «ежовых рукавицах», а ему того и нужно было. Мягкий он по натуре и слабовольный, а рядом такая Настя, что у неё не забалуешь! В первый две недели сразу отвадила всех его «друзей», сделала так, что забыли они к нему дорогу. Обиделись «друзья» на Федора:

— Нашел себе какую-то суровую бабу. Того и гляди спустит нас с третьего этажа по ступенькам. Боязно, да ну её…

А Федор покорился Насте, она даже и мать свою перевезла из деревни, крыша-то на доме совсем провалилась. Живет теперь то у Насти с Федором, то у Зинаиды, но больше у сестры. Вдвоем им веселей.
Федор превратился в аккуратного и серьезного мужчину, Настю свою расстраивать не хочет, она ждет ребенка. Жена из неё получилась славная, заботливая, Федор никогда не испытывал ничего подобного в жизни, а особенно в последние туманные годы. Зинаида тоже не может нарадоваться:

— Вот ведь как хорошо все получилось, и мать Федора, наверное, там радуется за сына, — поднимает она голову к небу. — Живет теперь он в чистоте, ухоженный и накормленный вкусно, уж Настя умеет готовить.

А Федор любит Настю за её твердый характер, за её внутреннюю силу, которая невидима в ней, скрыта за симпатичной внешностью, за круглолицей хохотушкой с ямочкой на подбородке. Он часто удивляется, откуда жена берет столько энергии и силы. Вытащила она его с самого дна. Совершенно удивительно, как за такое короткое время произошли такие глобальные изменения с ним.

Повезло и Насте. Потому что ей с матерью трудно жилось в деревне в старом доме. А Федор предложил жене:
— Вот родится скоро у нас малыш, потом поедем в деревню, отремонтируем дом и будет у нас там дача. А что, мне нравится в земле копошиться, да и так по хозяйству.

— Ах ты мой, хозяйственный, — смеется Настя и треплет его короткую стрижку.

А Федор уверен и даже дает совет:

— Женщина — это сила! Если хочешь протрезветь и жить нормальной жизнью, нужно жениться на строгой и серьезной женщине. Ну как я, например.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:68 | 0,377sec