Новая соседка по даче. Рассказ

Этой весной Тоня впервые в жизни приехала на свою дачу одна.

Раньше всегда ездили с мужем Василием на машине. А последние пять лет машину пришлось отдать брату мужа. Он и возил их на дачу и с дачи. Тонин муж Василий после инсульта так и не оправился, мог только в инвалидном кресле передвигаться.

А ведь какой был всегда заводной, да весёлый. В юности Тоня была уверена, что Вася любит только её, а на других и не смотрит. Детей у них не было. У Тони был выкидыш на позднем сроке. Девочка.

Сказали, что выкидыш может повториться, и тоже на том же сроке. И Тоня поняла, что не сможет это опять перенести.

— Ты моя девочка!, — Василий был старше Тони на десять лет, — нам и так хорошо вместе. Не всем бог деток даёт, что ж поделаешь. И Тоня согласилась, видно, так тому и быть.

 

 

А потом муж загулял. Тоня бы и не догадалась, да соседка по даче ей глаза открыла:

— Ой, Тонечка, а на тех выходных твой-то на дачу с другом приезжал. Баню топили, гулевали.

— Да знаю я, Валентина Васильевна, сама его с Серёгой отпустила. Теплица зимой у нас от снега рухнула. Вот и поехали они ее поправить, ну и баньку протопить, что ж тут такого, — Тоня всегда мужу доверяла.

— Ты прости, Тонечка, что говорю тебе, но они не вдвоем приезжали! Девки с ними были, и в баню ходили. Визжали, бегали, думали, что дачников ещё нету. А я то уже приехала, видела все.

Не поверила тогда Тоня соседке.

Василий с дачи весёлый вернулся, рассказывал, как они с Серёгой все починили:

— Теплица как новенькая, ждет твоего приезда, — миловал он жену, — Тонька, люблю тебя, девочка моя, красавица. Ты краше всех молоденьких.

Но со временем Тоня поняла — точно, погуливает Васька. Сначала думала, может дитя на стороне хочет завести.

Но нет, видно просто натура такая, любвеобильный он мужик.

На всех его любви хватало, но застать Тоня ни разу его не застала. Обидно было, но она как-то смирилась, даже тему эту не заводила. Не хотелось ей ничего в своей жизни менять.

И вот в пятьдесят восемь она осталась совсем одна. Ни мужа, ни детей.

Даже соседка ее, Валентина Васильевна, с которой они столько лет дружили, на дачу уже не ездит. Сил мол нет, зимой ещё ей сказала, что дачу продавать будет.

Прошлась Тоня по пустому дому, шторы раскрыла. Вспомнила, как осенью уезжали вдвоем. Василий, хоть и в кресле инвалидном, да все было с кем словом обмолвиться. А теперь одна. Выглянула Тоня в окно — надо же, по соседскому участку люди новые ходят. Видно, и правда, продала Валентина Васильевна дачу свою. Странно, не сказала ничего даже…..

А чуть позже и в дверь постучали:

— Здравствуйте, можно к вам на минуточку?, — девушка молодая заглянула, — Мы ваши соседи новые, я познакомиться зашла. Меня Таня зовут, мужа Костя, а дочку Вика.

— Антонина Павловна, — представилась Тоня, — очень приятно.

Девушка ушла. А Тоня в окно и мужа её, и дочку увидела. Эх, были бы у нее дети, не была бы и она одна. Да что теперь думать об этом, поздно уже.

Всё поздно.

 

Таня оказалось очень общительной. Забегала к Тоне по пять раз на день. За неделю они с ней даже сдружились.

— Знаете, Антонина Павловна, а я детдомовская. Мама то моя меня в семнадцать родила, да и померла родами. А отца и не было никогда. А однажды мне цыганка нагадала, представляете, такое! Даже поверить не могу.

— Ну, расскажи, — Тоня с улыбкой смотрела на Татьяну. Когда-то и она сама была такой.

— Я подала денежку цыганке с ребенком. Никто не давал, она шла в электричке и на руках у нее была малышка. У меня тогда тоже уже Вика была, мне стало ее жалко, я и дала ей немного денег. Про цыган разное говорят, но у нее были очень грустные глаза. Она взяла меня за руку и сказала:

— Давай, погадаю

Я и согласилась. И она мне сказала, что знает, что у меня нет мамы. Но что я должна была родиться совсем у другой женщины, но так вот получилось. И я ее, эту женщину, возможно скоро встречу.

Но только она живёт в другом мире. Представляете? Вы верите в такие вещи?

Наутро, выглянув в окно, Тоня удивилась, увидев на крыльце соседнего дома Валентину Васильевну.

— Валентина, привет, ты что, приехала посмотреть, как новые жильцы на твоей даче обживаются?, — крикнула ей Тоня в открытое окошко.

— Привет, Тонечка, какие жильцы? Я решила ничего не продавать. Ко мне братец приехал на все лето. Он вдовец, вот тебя хочу с ним познакомить,- улыбнулась ей соседка, — а что за жильцы? Может воры? Да нет, все на месте, да и следов никаких нет.

 

Рассказала Тоня Валентине о том, как всю неделю она с Таней и ее семьёй общалась. — Ну и дела, — удивилась Валентина Васильевна, — кому другому не поверила бы, а тебе, Тоня, верю! Это, видно, и правда дочка твоя из другого мира приходила к тебе. Семью свою показала, утешить тебя хотела. Никто не одинок в этом мире. А каждый один на один и перед судьбой, и перед Создателем. Ладно, Тоня, хорошая моя, пойдем-ка, я тебя лучше с братом познакомлю.

За чаем с пирогами и вареньем Тоня то и дело ловила на себе взгляд Александра, брата Валентины.

Одиночество, это не когда ты теряешь близких, а когда близкие становятся чужими. Но и чужие могут стать близкими.

Переверни страницу, книга твоей жизни ещё не прочитана до конца.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.83MB | MySQL:68 | 0,329sec