Одна сижу

— Неблагодарные! — выговаривала мать Нине. — Забыли, как я вам помогала? А теперь всё к ним мотаетесь, а я одна сижу…

Мать заплакала. Она очень обижалась на дочь Нину, на зятя Максима и, особенно, на его родителей.

Нина и Максим поженились, когда обоим было по двадцать пять лет. В то время им приходилось трудно. Жили на съёмной однокомнатной квартире, получали небольшие зарплаты и мечтали о лучшем будущем. Постепенно Максим смог добиться некоторых успехов на работе и стало полегче. У Нины тоже всё складывалось удачно, не совсем так, как у мужа, но всё же намного лучше, чем в прошлые годы. Стали супруги копить деньги и вскоре смогли приобрести небольшую квартиру.

 

— Маленькая, да своя, — улыбаясь, говорила им мама Нины, Галина Борисовна, когда дети пригласили её на новоселье.

Нину она растила одна, без мужа. Так вышло, что Галя забеременела от парня, который учился вместе с ней в институте в одной группе. Девушка она была молодая, наивная, верила в любовь с первого взгляда и ни капельки не сомневалась в том, что они поженятся. Но вышло по-другому. Едва получив диплом, Галя обнаружила, что беременна. Парень, узнав новость «зашифровался» и никто не знал, где его найти. А Галя, как оказалось, даже адреса его не знала, потому что встречались они у неё дома. Решила Галя родить: на этом настояла мама. Она очень волновалась за дочь, за её здоровье в будущем. Обещала ей полностью взять заботы о малыше на себя, потому что сама была ещё молодая и полная сил. Определённую роль в этом сыграло ещё и то, что мама Гали когда-то очень мечтала о втором ребенке, но муж рано ушел из жизни, а другого мужчину полюбить она не смогла.

Мама Гали, уволившись с работы, три года сидела с малышкой Ниной и была просто счастлива, окунувшись в заботы о внучке, казалось, она даже помолодела. Мама Гали была неплохой портнихой и когда внучка немного подросла, она стала брать заказы на дом. Галя же в это время старательно работала, параллельно пытаясь устроить личную жизнь. С работой всё более-менее сложилось, а с личной жизнью нет. Так и не встретила Галя свою судьбу. Прошли годы. Матери Гали не стало, Нина выросла, вышла замуж, родила ребёнка.

Так же как и когда-то её мать, Галина Борисовна самоотверженно помогала дочери, семья которой переживала трудный период. Максим был вынужден искать новое место работы, потому что на старом дела были совсем плохи. Его тщательно выстроенная карьера пошла прахом. На новом месте снова пришлось начинать всё с начала. Нина же находилась в декрете и не могла работать, поэтому денег не хватало. Галина Борисовна предложила сесть в декрет вместо дочери, но Нина отказалась. Тогда Галина Борисовна с утроенной энергией бросилась помогать всем, чем только можно.

— Вот, мои дорогие! — говорила мама Нины, приходя в гости с огромными сумками. — Едва прибежала с работы и сразу к плите! Приготовила, всё свеженькое. В этой банке борщ, здесь жаркое, салатик порезала… Так… где же гуляш? Батюшки, гуляш-то так и остался в лотке на столе у меня на кухне! Ну как я могла его забыть?!

— Мама! Спасибо тебе, но не надо так много, — улыбаясь, говорила Нина, качая на руках малышку Яну. Дочка росла очень беспокойная и почти не слезала с рук. Нина никак не могла её приучить спать в кроватке.

— Тебе готовить некогда! Да и денег у вас сейчас нет совсем. А мне в радость вам помочь. Тем более что живем мы в двух остановках друг от друга. Как хорошо, что вы купили квартиру в нашем районе!

— Да. Хорошо, — соглашалась Нина.

— Ну вот. Придёт Максим с работы, будет ему ужин. Как у него с кстати дела?

— Да вроде получше. Только пока платят всё же не столько, сколько на прежнем месте. Но он говорит, что надо сначала себя показать. Старается, задерживается сверхурочно. Вроде бы есть перспективы…

— Отлично, дочь. Я очень за вас рада! А родители Максима что же не помогают вам? Хоть бы денежку подкинули или приехали когда, — спросила Галина Борисовна.

— Мам. У них у самих проблем выше крыши. Дом строят, деньги все туда уходят. Да и живут они от нас дальше, чем ты, не наездишься.

— Раз строят, значит есть на что! Не все способны коттеджи себе отгрохать, кое-кто всю жизнь живёт в тесных квартирках и на другое не замахивается даже, — проворчала мать. Ей было немного обидно за дочь, за то, что родители Максима совсем не участвуют в жизни семьи сына.

— Мама, не надо, они хорошие… Зато ты нам помогаешь! Просто у тебя есть возможность, а у них нету…

Галина Борисовна не стала продолжать разговор и засобиралась домой. А сама всю дорогу до дома злилась и мысленно вела беседу с дочерью. На самом деле ей хотелось, чтобы дети больше ценили её старания. Ну, в самом деле, не все же родители такие, как она! А Нина как-то без особого энтузиазма принимала её заботу. А ведь ей нелегко бегать, словно девочке, по магазинам, потом у плиты стоять, потом всё это привозить. А куда деваться? Совершенно не понятно, как дочь без неё бы справлялась?!

 

А Нина всякий раз после ухода матери погружалась в грустные размышления. Зачем она так рвётся помогать, ведь они не жалуются и ничего у неё не просят? Мать словно бы пытается показать, что она лучше родителей Максима и её нужно больше любить и ценить. Так они любят. И ценят. А такое чрезмерное внимание, наоборот, смущает саму Нину. Будто бы она сама ни на что не способна…

— Мамуль, Яночка опять заболела, поможешь? — Нина позвонила матери с просьбой. Как только она вышла на работу, а дочка пошла в садик, без помощи Галины Борисовны стало совсем не обойтись.

— Конечно, помогу. Посижу с ней на больничном, — согласилась мать.

— Спасибо тебе огромное! Пока!

— А… погоди, погоди, Нина! А родители Макса разве не могут вам помочь? Взяли бы Яночку к себе на месячишко. У них же дом достроен? Или нет? Там хорошо, природа, сейчас лето как раз ребенку было бы полезно на свежем воздухе находиться.

— Мам, не достроен у них дом, — вздохнув, объяснила Нина.

— Да сколько же можно его строить? — ахнула Галина Борисовна. — Всё-то у них причины и отговорки находятся, чтобы не помогать! Они хоть внучку видели вообще?

— Видели, мам. Не начинай, пожалуйста, всё же хорошо, — увещевала Нина.

— Наивная ты душа, — огорчилась Галина Борисовна и отсоединилась.

Всё и в самом деле было хорошо. Просто Галину Борисовну раздражали сваты, которые держались особняком, в гости не приглашали сами не приезжали и вообще «задирали нос». Ишь, важные какие, мнят из себя, — считала Галина Борисовна.

Тем временем, старания Максима не прошли даром и постепенно на работе дела у него пошли ещё лучше, чем на прежнем месте. Они с Ниной и Яной вскоре смогли переехать в более просторную квартиру в новом доме, который был недавно построен буквально через дорогу от дома Галины Борисовны. Купили машину, сначала одну, для Максима, потом другую, для Нины, стали регулярно ездить на отдых, а так же помогать своим родителям. Первым делом мама Нины полностью вылечила зубы в платной клинике. Несколько раз Галина Борисовна ездила на отдых в санаторий, лечила свою больную спину и была очень благодарна детям за такие «царские подарки», как она выражалась.

— Галина Борисовна, давайте мы поможем вам в квартире ремонт сделать, — предложил как-то Максим тёще. — Вы у нас пока поживёте, а мы рабочих наймём, и они быстренько всё вам обновят. Вы не против?

Нина посмотрела на мужа с благодарностью. Такое предложение и для неё было сюрпризом, а уж Галина Борисовна и вовсе прослезилась.

— Спасибо, Максим! Конечно, я не против! Кто же от такого отказывается? А как дела у твоих родителей? — спросила Галина Борисовна.

— Отлично! Мама на пенсию вышла, отец пока работает. Наконец-то они достроили дом! Мы с Ниной им помогали: бойлер купили, септик и так по мелочи… Крышу им пришлось переделывать. Прежние рабочие напортачили, она текла жутко, пришлось новую бригаду нанимать, а это снова деньги, расходы, в общем, опять мы помогали. Но зато теперь там всё в порядке, красота! — улыбнулся Максим.

«Сначала, значит, им помогали, а потом мне, по остаточному принципу, — расстраивалась, вспоминая этот разговор, Галина Борисовна. — Конечно. Как всегда…»

Всякий раз мама Нины находила причину для того, чтобы злиться и расстраиваться и всякий раз ей казалось, что дети к ней недостаточно внимательны.

Как только родители Максима достроили дом, они стали часто приглашать сына с семьёй в гости на праздники и просто на выходные дни. Приглашали они и Галину Борисовну. Но она гордо отказывалась, выговаривая потом дочери:

— Что я там буду делать? За столом сидеть, лясы точить? Дома дел полно…

 

Нина же напротив очень любила ездить к Инне Петровне и Игрою Леонидовичу. Они были милыми людьми, и общаться с ними было приятно. Всякий раз, когда большая семья усаживалась за стол, свекровь принималась нахваливать Нину, делая упор на то, что сыну с ней повезло.

— Ах, какая у нас умница Ниночка! Золото прямо! И красавица, и хозяйка замечательная! Благодаря тебе, девочка, наш сын добился таких успехов на работе и теперь у вас, да и у нас (при этих словах Инна Петровна засмеялась) всё хорошо!

— Да что вы, он сам всего добился, я тут не при чём, — смущаясь, отвечала Нина.

— А это ты зря, Ниночка. За каждым успешным мужчиной стоит надежный тыл — любящая женщина. Именно её поддержка имеет решающее значение. Мудрая жена знает, что, когда и как сказать мужу, как приободрить его и утешить. Хорошая жена может дать ценный совет. И кроме того, при такой женщине мужчина вдохновляется на новые достижения, чтобы радовать свою любимую… За тебя, дорогая! — сказала раскрасневшаяся от своей пламенной речи Инна Петровна и подняла бокал.

Чего греха таить, Нине было очень приятно слушать такие речи. Максим на неё смотрел с большой любовью и гордостью, Яночка тоже восхищённо обнимала маму. Просто идиллия! «Любо-дорого смотреть» — как любила повторять Инна Петровна.

— Спасибо вам, ребята за то, что помогаете нам! — добавил Игорь Леонидович и тоже поднял бокал.

Приезжая в гости, Нина с мужем всегда привозили подарки, которым родители Максима очень радовались. Они в свою очередь тоже дарили в ответ, и особенно много гостинцев доставалось любимой внучке Яночке. Конечно же, финансовые возможности у них были больше, чем у мамы Нины и потому эти подарки девочка ждала с особым благоговением…

Галина Борисовна тем временем сидела дома и злилась. А потом звонила дочери и выспрашивала, что да как было у сватов, кто где сидел, что говорил и какие подарки подарил.

— Всё к ним таскаетесь. Все выходные у них. Нет бы, ко мне пришли в гости! — ворчала мама Нины.

— Мам, мы же с тобой через дорогу живем, и так видимся часто. То я к тебе забегаю, то ты заходишь… — при этих словах Нина подумала о том, что забегать к матери в последнее время ей хотелось всё меньше. Приходилось то и дело выслушивать её жалобы и упрёки.

— Мать на презенты и комплименты променяли. И ты, и внучка. Я же вижу, с каким кислым видом Яна принимает мои подарки. Да. Я хоть и работаю, а не могу позволить себе покупать дорогие вещи, уж извините.

— Зачем ты так, мама? Яна любит всех твоих кукол, и играет с ними, просто…

— Просто, да не просто. Когда вам помощь была нужна, никого рядом не было. Все разбежались. А я помогала. А теперь мать на последнее место задвинули, забросили совсем… — сказала Галина Борисовна и всхлипнула.

Нина грустно посмотрела на мать. Она не понимала, на что та обижается, а главное не понимала, как дальше быть.

Однажды Галина Борисовна всё же согласилась поехать в гости к сватам. Ей выделили самую лучшую комнату, окружили вниманием и заботой, однако когда все сели за стол обедать, вышла неловкость.

Игорь Леонидович, как всегда, поблагодарил сына за помощь: недавно Максим приобрёл родителям газонокосилку.

— А уж за кофемашину отдельное спасибо! — добавила мама Максима. — Я теперь, когда хочу, наслаждаюсь любимым напитком! Даже неудобно мне за такие дорогие подарки, сын.

— Ну что ты, мама! Мы можем себе позволить радовать вас, — ответил Максим.

После этих слов Галина Борисовна молча поднялась из-за стола и отправилась в свою комнату. За столом возникла напряжённая пауза.

 

— Нехорошо получилось… — сказала, наконец, Инна Петровна.

Нина, извинившись, тоже поднялась из-за стола и пошла за матерью. Через пять минут они вышли вместе из комнаты и стали вызывать такси.

— У мамы ужасно разболелась голова, — сказала Нина, отводя глаза. — Я ей вызвала такси и она уехала.

— Жалко, что она так рано собралась домой, — вздохнула мама Максима. — Может ей стоило просто полежать? Когда у меня начинаются мигрени то я…

Инна Петровна снова оживилась и принялась громко рассказывать про свои мигрени и как с ними бороться. По обыкновению именно она больше всех говорила за столом и все любили её слушать. Она была замечательным рассказчиком.

— Я не знаю, что делать! Мама постоянно треплет мне нервы! Я уже устала от её закидонов! — гневно сказала Нина, когда они с мужем остались одни.

— Нина! Ну что ты! Так нельзя, это же твоя мать, — упрекнул её Максим. — Я думаю, что она такая из-за того, что ей просто одиноко и не о ком заботиться. И у меня есть идея.

***

…Рано утром в субботу Нину разбудил телефонный звонок.

— Ниночка, зайка моя, помоги. Я записала Ричи на прививку, ты не могла бы меня отвезти в ветеринарную клинику, это не долго.

— Хорошо, мам, — сказала Нина, включая чайник, чтобы налить себе чаю. — Через полчасика буду у тебя. Как ты?

— Отлично, доченька, спасибо, — ответила мать и отсоединилась.

Нина улыбнулась. С тех пор, как они с Максом подарили ей щенка лабрадора, мать стало не узнать. Она постоянно пребывала в хорошем расположении духа, ни на что больше не жаловалась и совсем перестала ворчать.

В тот разговор с мужем Максим напомнил Нине о том, как она рассказывала ему когда-то, что у них с матерью давным-давно была собака, лабрадор, которая прожила много лет, и не стало её почти перед самой свадьбой Нины. Галина Борисовна её очень любила и тяжело переживала потерю любимого питомца.

— Давай подарим ей щенка! — сказал тогда Максим, и Нина удивилась, как ей самой не пришла в голову такая идея!

— В самом деле, мама скоро выйдет на пенсию, что она будет делать? А так она окунется в заботы о щенке и не будет грустить! — обрадовалась Нина.

Так они и поступили. Съездили в питомник и приобрели маленького щенка. Яна была в восторге. Она пищала от радости и прижимала к себе «шоколадного пёсика» — как она говорила.

Едва увидев щенка, Галина Борисовна влюбилась в него без памяти.

— А как на нашего Ричи похож! — всё повторяла она. Можно я назову его Ричи, в честь нашей собаки?

— Конечно можно, мам! Это же теперь твой пёс, — улыбнулась Нина.

— Бабушка, а можно я к тебе буду приходить и играть со щенком? — спросила Яна, заглядывая в глаза Галине Борисовне.

— Можно, конечно, девочка моя, приходи хоть на целый день, — на глазах у мамы Нины показались слёзы. Она прижимала к себе щенка и была счастлива.

 

***

— Наши родители — самые близкие и дорогие нам люди, и они у нас одни, других не будет. Мы не должны забывать об этом, — сказал Макс, когда они вышли от Галины Борисовны и пошли домой.

— По-моему папа прав, — важно сказала Яна. — И учительница наша тоже так говорит. А ты как считаешь, мама?

— Конечно, прав, — улыбаясь, согласилась Нина. Она обняла Яну и поцеловала её в макушку. Был теплый летний вечер. Легкий ветерок тихонько шелестел листьями деревьев. Нина, Максим и Яна шли по дорожке и вспоминали, как обрадовалась Галина Борисовна, когда увидела собаку. На душе у них было тепло и приятно.

Жанна Шинелева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:68 | 0,362sec