Особенный гость

Отступив на шаг от стола, Екатерина еще раз все оглядела. Аккуратная нарезка из трех сортов сыра. Четыре салата. Ваза с фруктами, между прочим — есть даже экзотические манго и это посреди осени. Хлеб. Шоколадные кексы.

Газировка и соки, это обязательно — потому что будут дети. А на кухне, в духовке доходит до готовности замечательная курица, фаршированная грибами. Екатерина кивнула собственным мыслям — гости точно будут довольны! А она… Сможет успокоиться наконец-то.

 

Не то, что она была не гостеприимной. Просто одно дело — когда на чай заглянули приятели, с которыми вы и без того видитесь часто и совсем другое дело, когда на неделю приезжает проездом двоюродная сестра мужа с двумя детьми.

Вообще, Федя повёл себя адекватно и осторожно, он сам предложил, что в принципе, семейство его сестры может и в гостинице остановиться, могут они снять посуточную квартиру. Только Катя знала — она бы при таком раскладе чувствовала себя крайне неловко! Потому что… Ну, как это? Как близкий, такой важный для мужа человек будет ютиться непонятно где, когда мог бы разместиться со всем комфортом?!

Дело было в том, что Фёдор рано осиротел. Опекунами его и его старшей сестры Веры стали дальние родственники, которые в целом были неплохими людьми… Но всё-таки самым родным человеком для Феди, до того, как он познакомился с Катей, была Вера. Старшая сестра заботилась о мальчонке, как умела — с первых заработков на каникулах летних подростковых, баловала его подарками, например — ролики ему купила. Она следила за тем, чтобы Фёдор хорошо учился и даже, между прочим, отказалась от мечты — учёбы в другом городе на архитектора и осталась поближе к брату, выучилась на юриста. В общем, не стоило недооценивать, какой человек Вера. Наконец, в дверь позвонили и Екатерина кинулась открывать — приехали!

— Проходите, добро пожаловать!

Сказала она, улыбаясь приветливо Вере и обеим её дочкам — старшей Мариночке, которая в свои четыре года была эдаким резвым оленёнком и двухлетней Алёнушке, которая, кажется, была очень пугливой — Вера предупреждала по телефону, что дочка часто плачет, потому что нервная система у неё слабая.

Следом за сестрой с племянницами вошёл Фёдор. А потом… Мир перед глазами Екатерины вдруг закачался, пошёл мутными пятнами и она упала бы, если бы не уцепилась за косяк.

— Катя! Ты чего?! — обеспокоенный голос мужа выдернул из туманного ступора, в котором сперло дыхание и мурашки покатились по спине.

Потому что последним в квартиру вошел муж Веры… И это был человек, которого Екатерина надеялась больше никогда в своей жизни не увидеть!

— Всё… Всё хорошо, — отозвалась она бесцветным голосом, выдавила из себя кривую улыбку. — Так, голова что-то… Наверное, просто переутомление. Вы проходите!

В узком коридоре толпились люди. Нужно было снять верхнюю одежду. Убрать в отведенную для гостей комнату — одну из трех в квартире, сумки… Екатерина наконец-то сумела взять себя в руки. Она сказала: «Здравствуйте!» мужу Веры, а потом засуетилась — ведь у хозяйки дома всегда найдется тысяча мелких дел, когда гости наконец-то приехали! А потом, наконец-то, собрались за столом. Но только взрослые — девочки заснули, потому что очень устали в дороге — автобус, на котором ехали из другого города, успел дважды сломаться и соответственно, приходилось ждать…

 

— Ой, столько всего! Зачем? Тут на десяток человек минимум!

Шутила Вера, когда садились за стол. Похоже, ей всё очень, очень нравилось! Она нахваливала курицу. И в обычной жизни Екатерина бы просто светилась от довольства — что её блюда так высоко оценивают, ведь это был её собственный оригинальный рецепт! Но сейчас… Она едва ли чувствовала вкус этой курицы!

И она старалась не встречаться взглядом с Сергеем. Муж Веры. Высокий брюнет. Эффектный мужчина. По словам Веры — хорошо образован, хорошо воспитан, надежный. Екатерина знала — манеры у Сергея действительно отличные. Он умеет быть очаровательным! А ещё, когда она всё-таки разик-два за этот вечер с ним встретилась взглядом, то поняла… Он, как и она, всё отлично помнит! Ничего не забыл.

***

…Это случилось, когда он и она были так молоды! Правда, она была чуточку младше — только-только исполнилось восемнадцать, только-только выпорхнула со школьной скамьи и напоминала ещё птичку, которая не представляет толком — а что же делать со всей этой свободой, когда ты, только научившись летать, покинула гнездо?!

Екатерина была, что называется — домашней девочкой. Возвращаться домой не позже девяти. Знакомить родителей со всеми своими друзьями. А с друзьями мальчиками… Ну, держаться с ними примерно так же опасливо, как с дикими волками!

Что до Сережи, то относительно его персоны ни у Кати, ни у её близких, никаких отрицательных мыслей не возникало. Потому что… Ну, во-первых, он происходил из семейства дальних знакомых, где все сплошь были такими интеллигентами, что почти аристократы! А во-вторых, у него была безупречная репутация. Чистая, как только что сменённый с летней шубки мех горностая! Как первый снег! Как лепестки ландыша! Вот как-то так… Сергей тогда учился на искусствоведа, был уж на третьем курсе и Екатерина на него смотрела снизу вверх. В переносном смысле — потому что он казался ей таким взрослым, обаятельным, шикарным, а также в прямом — потому что ростом едва доставала ему до плеча.

Их отношения, начавшиеся с танца на каком-то празднике в кругу общих знакомых, развивались без спешки, красиво, романтично… И хотя Екатерину воспитывали весьма строго, но в голове ее уже роились всякие мысли о том, что это, наверное, самая настоящая любовь, при которой выходят замуж и заводят кучу детей, а еще живут долго и счастливо! Только… Только вот она упустила тот дивный момент, когда Сергей, вдруг совсем как оборотень из старинной сказки, явил своё другое лицо… И в какой-то момент Катя узнала, что он, оказывается, способен быть жестоким.

 

— Прости! — сказал он и в голосе его, во взгляде его было столько мольбы, что она, испуганная, с полыхающей, будто огнем тронутой щекой, тут же его простила.

— Ты сама меня провоцируешь! — сказал он и во взгляде и голосе заместо мольбы теперь была насмешка. В эту вторую их ссору Екатерина не испытала физической боли, но глубоко, во всё сердце прочувствовала, каково это — оказаться во всём виноватой дурой, которая не ценит такого мужчину!

Уже намного позже, после того, как они расстались, она услышала это выражение «эмоциональные качели» и решилась примерить кое-что из того, о чем рассказывал один психолог, на минувшие отношения. И она поняла, насколько же они были неправильными!

Расстались они, кстати, просто… Нет, слово кошмарно было бы для этого самым мягким определением! Потому что тогда… Екатерина совершила такой поступок, в котором до сих пор не нашла сил признаться ни родителям, ни тем более мужу! Потому что… Это было уже неважно! И ничего бы не изменило. Это была только ее боль…

— Катя, ты слышишь? — голос Фёдора вывел женщину из вязкой задумчивости и она, вздрогнув, виновато улыбнулась.

Фёдор спрашивал о том, хочет ли она составить компанию гостям, когда завтра они всей семьей пойдут в зоопарк, одну из главных достопримечательностей их города? Екатерина, тяжело сглотнув, сказала, что к сожалению, никак не получится — у неё на работе срочный проект, его обязательно нужно закрыть. И вообще то, отчасти это было правдой — в компании, где Екатерина работала в рекламном отделе, на неё в последнее время навалили обязанностей, но конкретно сейчас это был скорее ловкий предлог…

Вообще, она не представляла, как она это выдержит — ещё несколько дней с ними в одной квартире?! Точнее говоря — с ним! Но… Разве был иной выход?! Конечно, не было…

И как-то прожила ещё один день. А потом — ещё один! И мило общалась с родней мужа, как и положено то было доброй хозяйке… А потом…

Просто Вера с девочками ушла в магазин — сказала, что нужно купить кое-каких вещей, раз уж поблизости от хороших магазинов оказалась, а то надоело всё заказывать через интернет… Федя — был на работе. А она, Катя, затеяла готовить ужин пораньше, потому что сегодня у неё как раз был выходной. И вот, нарезая кабачки, она задумалась… Невольно и совсем непрошеными пришли воспоминания.

…Какой же она была наивной тогда! Она думала, что он будет так же счастлив этому сюрпризу, как и она! Но он… Его лицо с таким правильными чертами, когда он услышал её новость, исказилось и стало холодно-суровым. Он отцепил от себя её руки и стиснул до хрусткой боли тонкие запястья. И Катя тогда вдруг почувствовала себя рядом с ним такой маленькой, уязвимой! Вот только это было не то чувство, которое перемешано с восторгом — вот, рядом такой мужчина, защитит, позаботится! Нет, совсем нет… Скорее это было чувство, замешанное на страхе — вот, рядом такой мужчина, которому ничего не стоит, если захочет, причинить вред.

 

— Мне это не надо, — сказал он четыре слова, а потом оттолкнул её от себя. — Надо было тебе раньше сказать. Мы расстаемся!

— Но… — Катя словно падала в бесконечность. — У тебя… Есть другая?

— Нет, — он пожал плечами и усмехнулся. — Мне нравится сейчас быть свободным. И поясню на всякий случай — нет, я тебя не люблю и никогда не любил. Не знаю, что ты там себе напридумывала…

Это расставание, разрыв первых по-настоящему серьезных отношений в её жизни, стал отправной точкой, после которой… Ну, Катя как-то изменилась. А как — и сама не могла понять толком… Может быть, стала более прагматичной, циничной, пессимистичной? Возможно… Она как будто заморозилась немножко тогда. И ничего не сказала родителям.

Она… Решила свою проблему одна. Просто обратилась в клинику и… Ей помогли стать одинокой. Женщиной, которая больше не ждёт ребёнка. А потом…

Все кругом думали, что они — просто расстались, но остались друзьями! И Екатерина как-то не собиралась противоречить этому мнению своего окружения. Зачем? Это ведь ничего бы не исправило! А ещё ей казалось мучительно, что это — только бы сделало её плохой в глазах его друзей и её родителей. А ей… Просто так отчаянно хотелось покоя и свободы! Они расстались… Разошлись… Потом Сергей уехал куда-то и она о нём не слышала…

И вот, оказалось, как повернулась судьба! Значит, он оказался мужем сестры Фёдора… Какой сюрприз! И что, спрашивается, с этим делать?!

— Привет, — услышав этот голос в тишине квартиры, когда только под руками шуршала зелень, промываемая в проточной воде, Екатерина вздрогнула. — Извини, — он улыбнулся. — Не хотел тебя напугать… — он прошёл на кухню.

— А я думала, ты с женой… — сказала она тихо.

— Не люблю ходить по магазинам, — он пожал плечами. — А ты, значит, готовишь ужин… Ты всегда умела вкусно готовить!

— Спасибо, — она сдержанно улыбнулась. — Будет пастуший пирог. Ещё быстрые творожные булочки… И салат Греческий!

— Что с тобой?

Екатерина как подавилась воздухом и застыла, будто за спиной у нее притаился хищник.

— Ничего…

— Правда? — он усмехнулся. — А мне показалось, ты очень удивилась, когда меня увидела… Что тебя так встревожило?

 

Она понимала, что лучше всего тут было бы ответить вежливыми фразами о том, что он ее как-то неверно понял, что ничего ее не встревожило и вообще все отлично! Но вместо этого Катя, стиснув зубы почти до скрипа, повернулась к нему. Зелень петрушки, укропа и кинзы изумрудно-зеленым пучком была стиснута в ее пальцах. На пол капала вода.

— Зачем тебе это?! — спросила она с горечью. — Как ты… Вера не заслуживает такого…

— Ты о чем? — склонил он голову набок в задумчивости. — Хотя… Погоди! Ты наверное думаешь, что я такое чудовище, что удерживаю бедняжку в браке против её воли? Выходит, ты до сих пор на меня обижаешься…

— Да ничего подобного! — это было странно, но когда она отступила от него на пару шагов, то разговаривать как-то сразу стало легче. — Просто…

— Ты не ожидала меня увидеть в качестве… Мужа и отца? Потому что лично тебе в этом я отказал? — он выдержал паузу — позволяя ей отмолчаться.

Он как будто читал её мысли. Екатерина просто не могла понять — а как же так вышло? Как человек, одурачивший её притворной любовью и причинивший ей такую боль, вдруг оказался женат на такой славной женщине как Вера? Да, сестра мужа пару раз приезжала в гости, она была и на свадьбе Кати и Феди… А вот с супругом Веры случилось познакомиться лишь в этот раз! И теперь… Екатерина просто не знала, как ей быть! У неё даже, сейчас уже она в этом призналась, были мысли о том, чтобы рассказать Вере все… Про то, какой на самом деле Сергей человек!

— Тебе нужно понять только одно, — тихо сказал он. — Иногда нужно время… Чтобы понять что-то очень важное. И порой с одними людьми становится возможно то, что невозможно с другими… Знаешь, — добавил он и посмотрел на неё… без тени угрозы. Почти с нежностью. — Мне кажется, ты тут ничего не изменишь, как бы сильно не хотела… Поверь, если ты решишься о чем-то говорить с Верой… То какие бы добрые побуждения тебя к этому не вели, но, поверь мне — ты сделаешь только хуже! Знаешь, — он улыбнулся. — Пожалуй, я пойду и присоединюсь к своей жене — как бы они с непривычки, да в незнакомом городе, не заблудилась в торговом центре!

К тому времени, как Фёдор и гости вернулись домой, Катя успела многое. Приготовить еду. Поплакать, размышляя о том, как же ей всё-таки поступить… И она приняла решение!

И она говорила себе, что, конечно, может о нем рано или поздно пожалеть… Но она решила ничего не говорить Вере. Потому что… Вера и Серёжа женаты не первый год! Две дочки родились! А значит, Сергей не смог бы так долго с ней лишь играть, не показывая себе настоящего, правда? А значит… Какой бы сложный человек он ни был, а Веру это вполне устраивает и она, Катя, не должна в это вмешиваться… А уж о том, что она едва не стала матерью и до сих пор несёт на себе этот груз… Ну, об этом Вере совсем не обязательно знать было бы, верно? А Феде — тем более!

Следующие несколько дней… Прошли непросто. Но Екатерина держалась! И даже сумела убедить всех, что она в полном порядке! А потом, когда Вера с семьей уезжали уже, Катя набралась смелости сказать ей, что если получится, то конечно, пусть приезжают ещё!

 

— Спасибо, — тихо сказал ей оказавшийся рядом Сергей. — Спасибо, что смогла всё отпустить.

Екатерина кивнула. Всё отпустить! К несчастью, это едва ли возможно… Она не могла отпустить дурной опыт прошлого, но, кажется, нашла способы как будто запирать его в шкатулки.

— Здорово, что ты с ними познакомилась со всеми! — сказал Фёдор. — Может, мы тоже как-нибудь у ним в гости заедем, да?

— Всё возможно, — улыбнулась Катя. Но про себя отметила — нет, это было бы уже слишком, этому не бывать!

А потом они с Федей пошли домой. И впервые и вдруг Катя по-настоящему почувствовала, что он — ее семья, её защитник, её самый любимый и лучший мужчина, на которого она может рассчитывать в любой ситуации.

Автор: Анна Антонова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.94MB | MySQL:68 | 0,397sec