Отец

Майя шла по ночной улице и ревела, совсем забыв про то, что тушь, нанесённая на ресницы, может потечь. Любимый, ради которого она готова была на всё, отказался от неё сразу после того, как она сообщила ему, что ждёт ребёнка.

– Не уверен, дорогая, что этот плод любви имеет отношение ко мне, – цинично заявил он, фамильярно потрепав её по щеке. Потом нарочито равнодушно зевнул. Но от Майи не укрылось, что его глаза беспокойно забегали.

 

– Как? Ты мне не веришь, что будущий ребёнок наш общий? Разве я давала повод для таких мыслей? – возмутилась Майя.

– Не давала. Но кто знает, что ты делала в другие дни, свободные от наших встреч? – он зло сощурил глаза. Затем, легонько подтолкнув её в спину, проговорил скороговоркой: – Иди домой. Надеюсь тебе теперь ясно, что о встречах со мной можешь забыть.

Губы Майи задрожали:

– Ты просто трус! – крикнула она ему в отчаянии.

– А ты глупая, наивная, безвкусно одетая простушка. И запах твоих слащавых духов, от которых ты без ума, мне никогда не нравился, – он со смехом указал на её старенькое пальто и поношенные сапожки.

Майя хотела ему сказать, что любовь не имеет отношение к модной одежде, но комок подступил к горлу. Хотела напомнить о его заверениях в искренности чувств к ней, но едва не захлебнулась в собственных слезах, градом катившихся из глаз, лишь промычала что-то невнятное. Вобрав голову в плечи и сгорбившись, она медленно пошла прочь. Она надеялась, что он нагонит её и извинится. Она даже несколько раз оглянулась на него. Он стоял на прежнем месте и, засунув руки в карманы своих брюк, насмешливо смотрел ей вслед. Затем, резко развернувшись на сто восемьдесят градусов, зашагал в сторону своего дома.

Майя не знала, что теперь ей делать, как дальше жить со всей этой обидой и унижением.

«Мамы давно нет. А отец? Поймёт ли он меня? Он очень строгий родитель», – печальные мысли роились в голове у девушки.

Уже было за полночь, когда она вернулась домой.

– Где ты была, доченька? Почему так поздно возвратилась? Я волновался за тебя, – её отец бросился к ней, едва она переступила порог своей квартиры.

Он не был сегодня строгим, как это часто случалось раньше. В его глазах было столько тревоги и заботы, что Майя решилась сказать отцу правду.

– Папа, – Майя всхлипнула и, прижавшись к отцу, расплакалась.

– Что случилось, доченька? На тебе лица нет, девочка моя, – он ободряюще погладил её по плечу.

– Я уже не…, – она осеклась и зарыдала.

– Ничего, ничего, – понимающе сказал он и погладил её по голове.

– Как ничего? А если я, если… Я жду ребёнка, – выпалила она и покраснела.

– И это ничего. Вырастим, – отец помолчал, задумавшись, затем добавил: – Без отца вырастим. Или ты любишь его?

 

Отец не сказал кого, но Майя все поняла.

– Уже, – она запнулась, – не люблю. Но что скажут люди?

– О чём это ты, детка? – отец чуть сдвинул брови.

– О ребёнке.

– Что скажут? Ничего не скажут! Мало ли что в жизни случается. Посудачат и забудут. И потом, сплетники не стоят внимания.

– А как назовём ребёнка? – спросила она отца.

– Как захочешь, так и назовёшь, – пожал плечами отец.

– Если будет мальчик. Я назову его в честь тебя – Богданом. Спасибо, папочка, – губы Майи задрожали.

– Тебе лучше не волноваться, дочь. Нельзя в таком положении волноваться. Иди лучше в ванную, умойся. Вода освежает, – он ласково поцеловал дочку в лоб.

– Хорошо, – вздохнула она, почувствовав облегчение после признания, и направилась приводить себя в порядок.

***

Прошло несколько месяцев. Всё это время Майин отец был очень внимателен с дочерью, стараясь даже словом не обидеть ее. И Майя в душе радовалась, что доверилась ему.

Возвращаясь однажды с работы, спускаясь по лестнице в переход, ведущий в метро, она неожиданно увидела своего бывшего возлюбленного. Он шёл в обнимку с какой-то девушкой по тротуару и, разговаривая с ней о чём-то, весело смеялся. Волна обиды захлестнула Майю. Споткнувшись о ступеньку, она кубарем полетела по лестнице.

Когда Майя открыла глаза, увидела, что лежит на кровати в какой-то палате. А рядом с ней сидит её отец. Всё тело девушки болело, как от побоев. А внутри себя она чувствовала какую-то пустоту. Ей казалось, что она чего-то лишилась.

– Папа, – прошептала Майя непослушными губами, – что со мной случилось?

– Неудачно упала с лестницы, – ответил отец.

– Всё тело болит. У меня переломы есть? – спросила она отца.

– Нет, но…, – отец не договорил.

И тут Майя поняла, почему она ощущает пустоту. Она больше не чувствовала комочка жизни, растущего в ней.

– Ребёнка больше нет? – выдохнула она вопрос.

– Нет, – кивнул отец.

Уткнувшись лицом в подушку, Майя заплакала.

***

 

Всё вернулось на круги своя. Через неделю Майю выписали из больницы. А ещё спустя неделю она вышла на работу. За время её отсутствия на работе произошли перемены. В их отделе появился новый сотрудник Алексей. Он с первого дня их знакомства, очень понравился Майе. Весёлый, улыбчивый парень. Он часто смеялся. Рассказывал смешные истории и был балагуром. Но когда смотрел на Майю, глаза его грустнели, и в них почему-то сквозило сочувствие.

«Такое ощущение, что он знает о моей боли. Но я больше никому не доверюсь. Да и история моего прошлого вряд ли кому-то понравится», – думала девушка.

Она и в самом деле, старалась с ним общаться только сугубо по работе. А когда он спрашивал её, что она делает в свободное время, не отвечала и, приняв деланный вид, углублялась в бумаги, лежащие у неё на столе или, ссылаясь на неотложную работу, открывала какое-нибудь окно в мониторе компьютера.

Дома же Майю всегда ждал её все понимающий отец. И хотя он был сама доброта и учтивость, в его глазах сквозила печаль. Майя догадывалась о причине. Её отец мечтал о внуках. Но изменить ситуацию Майя не могла.

Как-то раз, когда рабочий день закончился, и Майя, выйдя из дверей своего офиса, направилась к метро, её нагнал Алексей.

– Можно тебя проводить? – спросил он её.

– Зачем? – вопросом на вопрос ответила она.

– Просто так. Поговорим, пообщаемся. Ты мне нравишься, – вдруг сказал он, глядя ей прямо в глаза.

Она, стараясь изо всех сил, искала в его облике хоть каплю лживости. Но ей это не удалось. Тем не менее, ответила:

– Мне это ни к чему, – она ускорила шаг.

Он тоже ускорил шаг вместе с ней.

– Почему ты сторонишься меня? Почему избегаешь разговоров со мной? Отчего игнорируешь все мои предложения о встрече? Я тебе не нравлюсь? – забросал он её вопросами.

Она остановилась и, вздохнув, сказала:

– Дело не в этом. Но если бы ты знал о моём прошлом, то…, – она замолчала.

– Оно такое страшное? – спросил он.

Она подумала, что он смеётся. Но взглянув в его лицо, увидела: на нём нет и тени улыбки.

– Нет, – покачала головой Майя, – весьма заурядное, но с трагичными моментами.

– Но они осталось в прошлом. Зачем ворошить минувшие события? – возразил Алексей.

– Не хочу, чтобы они повлияли на наши отношения, – сказала Майя.

 

– На настоящее может повлиять только настоящее. А прошлое пусть останется в прошлом, – твёрдо проговорил он и робко коснулся её руки. Она подняла голову. Их взгляды столкнулись. В его глазах плескалась доброта и понимание, как и в глазах её отца.

– Ты уверен? – спросила она его, и надежда лёгкой птицей впорхнула в её сердце.

– Абсолютно, – серьёзно ответил он.

Тогда Майя доверчиво положила голову на грудь Алексею и прижалась к этому незнакомому, но в тоже время такому родному человеку.

***

Когда родился мальчик, теперь уже супруги — Майя и Алексей, решили его назвать в честь деда – Богданом. Правда это была инициатива Майи, но Алексей не возражал. Ему нравилось это имя.

А дедушка Богдан был совершенно счастлив.

Лала Ахвердиева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.88MB | MySQL:68 | 0,386sec