Отголосок прошлого

Андрей смотрел на спящую жену и не мог наглядеться. Солнце освещало их красивый номер люкс, за окном искрилось море, переливаясь всеми оттенками голубого и лазурного, а Вика спала. Ее волосы раскинулись по подушке, щеки порозовели на нежном полудетском лице.

Это был их медовый месяц, и он вспомнил, как впервые увидел ее в больнице, в своем неврологическом отделении. Тоненькую, дрожащую, с глазами испуганного олененка. Он в эту ночь дежурил, и она была его пациенткой, от вида которой у него сжалось сердце.

 

Кто же так поступил с этим юным созданием, что она двух слов связать не может, а слезы льются безостановочно? Он, как врач, принял необходимые меры, чтобы успокоить больную, но заснула она лишь под утро.

И потом он лечил ее, лечил исступленно и так вдохновенно, что коллеги заметили: это неспроста! Подшучивали над ним. Но коллеги его не волновали, а беспокоила Инга, женщина, с которой он был рядом уже год и перед ними давно встал вопрос: соединить наконец свои судьбы, съехаться и создать семью.

Но что-то их останавливало. Инга просила подождать немного, а он почему-то был этому рад. А сейчас понял почему: судьба уготовила ему вот этот подарок, эту слабую девушку, кроткую, милую, нежную, над которой совсем недавно нависла какая-то беда. Что с ней случилось, она ему так и не рассказала.

А он лечил ее, приглашал хорошего психолога, но и тот не выдал врачебной тайны. Отделался лишь многозначительным заявлением: любовный треугольник. Подробности он узнал от нее лишь перед самой свадьбой.

Наконец Вика сладко потянулась и открыла глаза.

— Поднимайся, принцесса! Проспишь самые счастливые часы!

— А ты давно встал? – спросила она и протянула к нему свои нежные тоненькие ручки, как веточки.

Андрей обнял ее.

— Вчера, когда ты уснула, я спустился в бар, музыку послушал, выпил хорошего вина. Вернулся, но будить не стал. Думал, с утра пораньше сразу на пляж. А ты и утро проспала, соня!

Он улыбался, глядя на нее. И был счастлив, что вытащил ее из этой трясины, она поверила ему, доверилась его любви и накануне свадьбы призналась, что счастлива. Прошлое отпустило ее.

— Так, дорогая, сотри с лица озабоченное выражение, одевайся по-быстренькому, идем на завтрак и на пляж. А вечером нас ждет ужин с очень приятной парой.

— Когда ты успел, Андрюшка? Только прилетели, а ты уже кого-то подцепил.

Он засмеялась ее юному жаргону.

— Что значит подцепил? Познакомились просто в баре, разговорились. Тоже москвичи, муж с женой. Постарше нас, тебя особенно. Но вполне интеллигентные.

Вика прижалась к мужу своим тоненьким изящным тельцем, и у него закружилась голова.

— Как меня легко сбить с толку! – сказал он, смеясь, и на руках отнес ее в ванную комнату.

Через полчаса они уже пили великолепный кофе с круассанами. Вику восхищало все вокруг: и обстановка, и красивые услужливые официанты. А Андрей вспомнил, как в своей последней поездке с Ингой он намучился от ее капризов.

Все было не так, не по высшем у разряду, не по ее стандарту. Генеральская внучка, арфистка, неженка. Расстались они легко. Она сказала ему:

— Я не знала, как отказать тебе, но ты сам все понял. Найди себе что-нибудь попроще.

Ну куда уж ему до арфы, концертов камерной музыки и органных залов, куда его постоянно водила Инга и требовала восторгов и восхищения. Да, ему нравилось, если бы только не она со своими нравоучительными лекциями о высоте и силе звучания, о сложности аккордов и их ненадлежащем исполнении.

Вот он и нашел попроще, без претензий на исключительность и этакую недосягаемость. До Инги еще дорасти нужно. А нужно ли?

Андрею не хотелось витать в облаках, а хотелось простого человеческого счастья. Такого, как с Викой: искреннего, открытого всем ветрам и чистого, как прибрежный песок, на котором они нежились после завтрака.

Теплое ласковое солнышко после серого московского неба привело их в состояние умиротворённости и благодушия. Андрей не думал ни чем, тихо прикрыв веки под раскидистой пальмой.

 

А Вика размышляла о том, как она счастлива наконец и благодарила судьбу за то, что после всех ее мытарств и несчастий она подарила ей этого замечательного, бескорыстного, любящего человека.

После окончания школы, пренебрегая недовольством родителей, Вика уехала в Москву и поступила в один из гуманитарных колледжей на факультет дошкольного образования. Хотелось ей жить и учиться в столице, посещать театры, найти свою судьбу.

Но после недолговременной эйфории от пребывания в Москве началась нешуточная борьба за жизнь. Родители не могли ей помогать, пришлось найти работу уборщицы офиса по вечерам и разрываться между работой и учебой.

Тогда-то она и познакомилась с… Впрочем, вспоминать об этом ей совсем не хотелось. Все в прошлом, и вся жизнь ее разделилась на «до» Андрея и «после». Он вылечил ее от «детской болезни» первой любви.

Тогда ей казалось, что она этого не переживет. А он помог, согрел в своих теплых руках и оживил искренней заботой и профессиональным подходом врача от Бога.

После пляжа они отдыхали в номере, в прохладе шелковистых простыней, в легкой полудреме, ожидая наступления золотистого вечера и похода в ресторан.

Вика достала любимое голубое платье с пышной юбкой и поясом, завязывающимся на роскошный бант сзади. Собрала свои густые волосы в хвост. Андрей облачился в белые джинсы и летнюю рубашку.

Они устроились на открытой террасе, откуда открывался прекрасный вид на вечернее, немного уставшее от зноя море. Пили шампанское и ожидали эту пару, хотя им и двоим было так хорошо рядом.

Андрей любовался женой, слушая ее приятный тихий голос, серебристый смех и снова вспомнил Ингу, ее немного надменный взгляд и без тени улыбки на лице.

Не комильфо. Смех без причины, излишние восторги и восхищения не были ее качествами, чем и радовала непосредственная, восторженная Вика. Все ей нравилось, всем она была довольна. Андрей обнял ее и тут заметил своих новых знакомых, они искали его глазами.

Увидев наконец, подошли. Андрей встал и представил их Вике. Она, видимо, хотела что-то сказать, но тут закашлялась и вдруг засмеялась так звонко, что на них обратили внимание.

— Мы уже выпили по бокалу шампанского, — смущенно сказал Андрей. – Вика в преподнятом настроении. Познакомься, дорогая, это Валерий и Ольга. Я говорил тебе о них.

— Да, говорил, — ответила Вика. – Здравствуйте. Но мы уже знакомы с Валерием… Алексеевичем. Я работала в его фирме вечерами в студенческие годы.

— Да, припоминаю… здравствуйте, Виктория, — широко улыбнулся Валерий, и вокруг его слегка поседевших висков собрались небольшие морщинки. – Рад встретиться вновь. А это Ольга, моя жена.

Вика кивнула. Они стояли рядом, оба стройные, несмотря на возраст за сорок, подтянутые, красиво одетые. Просто идеальная пара! И ей очень понравилась Ольга, с которой она ранее не встречалась.

— Бывает же! Ну и встреча! — спохватился наконец Андрей, наливая им шампанское. – Вам придется нас нагнать и сейчас сделаем заказ. Меню здесь выше всяких похвал!

«Подумать только, – размышляла Вика, – а я так ненавидела эту красивую женщину, когда узнала о ее существовании…»

Мысли путались, голова кружилась то ли от вина, то ли от шока и неожиданной встречи. И тут она услышала:

— Какая красивая у вас жена, Андрей. Вам нравится отель, Вика? И пляж?

— Да, я в полном восторге, — ответила она намного нервно. – Извините, мне нужно выйти.

 

И резко поднялась со своего места.

— Вика, тебя проводить? – спросил Андрей.

— Нет, не беспокойся. Я на минуточку, — ответила она и положила ему руку на плечо, не дав подняться.

А затем удалилась, чувствуя, как пылает ее лицо, горят щеки и громко бьется сердце.

«Как такое возможно, черт возьми! Когда я напрочь вычеркнула его из своей жизни, вышла замуж за любимого человека, который спас меня, помог закончить учебу, взял в жены, вылечил от этого безумия! А оно опять настигло за тысячу километров от Москвы! Зачем, для чего?»

Вика умывалась ледяной водой, но ее щеки по-прежнему пылали. Ей хотелось бежать отсюда, бежать, не оглядываясь от этого cтepвeцa, этого обманщика. Он целый долгий год морочил ей голову своей любовью, обещаниями и клятвами.

Она верила, думала, что это судьба, надеялась на счастье в его горячих, дурманящих объятиях. Он обещал ей золотые горы за ее поцелуи, ласки и доверчивость.

А потом, когда она поняла, что их любовь достигла своего апогея, он вдруг испугался, как мальчишка. Отстранил ее от себя и сказал:

— Прости, но это не входило в мои планы. Да и в твои тоже. И еще, я женат, Вика. Ну, точнее, не разведен. И обстоятельства складываются так, что мы с женой должны…

Валерий не договорил, она сильно ударила его кулаком в плечо и убежала из маленькой, вмиг осточертевшей ей квартирки, которую он снимал для нее.

И тогда наступили эти мрачные дни с нервным срывом, последующим выкидышем и долгим лечением. Андрей не оставлял ни на минуту.

Немного успокоившись, Вика решила вести себя как ни в чем не бывало и вышла из дамской комнаты, а напротив у большого зеркала стоял Валерий.

— Как ты, моя девочка? – спросил он, взяв ее за руку. – С тобой все хорошо?

Вика усмехнулась:

— Я не твоя девочка. Отпусти меня. Ненавижу…

— Ну, зачем ты так? Я правда не знал, что он твой муж, когда мы познакомились вчера.

— Мне наплевать, знал ты или нет. Пусти!

Но Валерий не сдавался, пытаясь обнять ее и шепча в самое ухо:

— Мы же любили друг друга, Вика.

— Да пошел ты! – сказала она и резко вырвалась из его некрепких, будто робких объятий.

И тут к счастью появился Андрей.

— Все в порядке? – спросил он, переводя взгляд с Валерия на жену.

— Нет, — ответила Вика, — не в порядке. Я хочу уйти.

— Это он? – спросил Андрей, поняв в чем дело, и Вика кивнула.

— Я расплатился за шампанское. Пойдем отсюда…

— А что я Ольге скажу? – крикнул им вслед Валерий.

— Это твои проблемы, дружище. Надеюсь не встретиться с вами больше.

Он крепко обнял Вику и вывел из ресторана. Ночь сияла звездами, ласково шумело море, освещенное золотистой луной. Сердце сразу успокоилось. Она прижалась к мужу и тихо сказала:

— Мне очень жаль, что вечер испорчен, но я так рада, что ты рядом, любимый. Мне с тобой так спокойно.

— Я всегда буду рядом, лишь бы ты была счастлива, — услышала Вика в ответ и облегченно вздохнула.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:68 | 0,452sec