Помощницы. Рассказ.

Среднего роста, с всегда красиво уложенной прической, неброским, но очень подходящим ей макияжем теплых, нежных оттенков, Маша никогда не была обделена вниманием противоположного пола. Но все как-то не складывалось. Хотелось необычных встреч, романтических совпадений, порывов сердца…

-Гляди, опять Маша не одна идет! — тихо переговаривались баба Полина и баба Лида, сидя на старенькой скамейке у дома. Сирень, свесив свои лохматые, чуть растрепанные ветром гроздья цветов, словно подслушивала их тихую беседу. Две старушки, улыбаясь, щурились от яркого, нагловато снующего по лицу солнечного лучика и улыбались молодой соседке.

 

Маша любила этих женщин. Кажется, они, эти старушки, жили в многоэтажке вечно. Никто из соседей не мог вспомнить, когда они тут поселились. Весь дом привечал бабу Полину и бабу Лиду. Каждый житель, возвращаясь с работы, здоровался с ними, интересовался, как прошел день и почему-то улыбался.

Маша не знала причины столь трепетного отношения соседей к этим женщинам, но верила, что это неспроста…

Когда Мария очередной раз оставалась одна, решив, что отношения не слишком романтичны, Полина Викторовна и Лидия Михайловна грустно качали головами, сочувственно смотрели ей вслед.

-Жалко девчонку! Вся в мать, вот и мучается. Вот, помнишь, одно время Боренька к ней ходил? — сказала Полина Викторовна, обращаясь к подруге.

Та, подрыгав ногами и размяв ступни, задумалась.

-Боря? Боря… Это какой же? Что нас к зубному возил, что ли?

Полина Викторовна утвердительно кивнула.

-Да… — протянула Лидия Михайловна. — Хороший мальчик. А у него что было не так?

-По-моему, он не поздравил ее с Днем Рождения…

Обе вздохнули.

-А Виталик, помнишь? Романтичный такой! Всё цветы ей носил… У него, кажется, была какая-то мерзкая привычка… Вот память-то девичья… — Лидия Михайловна взъерошила тугие кудельки на голове. — А! Вспомнила! Он курил…

-Ах! Да-да… А Машенька кашляла…

Старушки осуждающе поцокали языками.

-Извините! — услышали они вдруг рядом с собой мужской голос и подскочили от неожиданности.- Где тут корпус 9?

-Что? — растерянно переспросила Полина Викторовна и прикрыла глаза рукой, солнце не давало рассмотреть стоящего перед ними мужчину.

Говоривший шагнул ближе. Его тень, огромная, внушительно-плотная, заслонила женщин от потока света.

Полина Викторовна надела очки и присмотрелась.

Молодой человек, высокий, какой-то немного грозный, с широкими плечами и лихо надвинутой кепке ждал ответа.

-Я говорю, корпус 9 где? Извините, если напугал…

-Ой, да что вы! Мы нисколько не испугались, — Лидия Михайловна улыбнулась и томно махнула рукой вправо. — Там, там девятый. Высотка с оранжевыми полосами.

Баба Лида смотрела вслед удаляющемуся мужчине. Вдруг память отбросила женщина на много лет назад, в такую же буйствующую красками весну, в душный вечер у их с родителями дома, когда Иннокентий вот также подошел к ней, поинтересовался, как пройти на почту, а она, Лидка, в форме маляра, с кистью на большой палке, потеряв дар речи от нахлынувшего восторга, только тыкала пальцем куда-то вперед, мычала, пытаясь ответить на его вопрос…

На скамейке воцарилось молчание.

-Ты думаешь о том же, о чем и я? — тихо, чтобы не спугнуть мысли, спросила Полина.

 

Лидия Михайловна с сомнением пожала плечами. Обе проводили взглядом мужчину.

-Не знаю даже. Надо разрешение спросить…

-До семидесяти лет дожили, а все спрашиваться бегаем! Давай хоть разочек сами все сделаем! Ведь такой шанс у них выпал! — воинственно вскочила со скамейки Полина Викторовна и тут же схватилась за подлокотник. От резкого вставания закружилась голова.

-Да стой ты, не мечись. Надо все обдумать. А вдруг ошибемся?

-Нет, я чувствую, это то самое! Он подходит.

-Ладно, так и быть. Только осторожно…

Обе встали и, шушукаясь, направились к подъезду…

Стемнело. Маша лихорадочно ходила по квартире, готовясь к завтрашнему дню.

В этом дне все должно быть прекрасно! — твердила Полина Викторовна, ложась спать. Рядом с ее кроватью стоял неприметный то ли приемник, то ли какой-то древний аппарат со множеством кнопочек. Женщина уверенно нажала большую клавишу синего цвета с надписью «бешеные осадки», повернулась к стенке и мгновенно уснула.

Ночью лил дождь. Дело дошло до того, что по тротуарам текли целые реки, смывая пыль, окурки и бумажки в водосточные канавы.

Встав сегодня пораньше, Маша собиралась на работу особенно тщательно. В конце рабочего дня сотрудников везут на банкет, где Маша, переживая по поводу уходящей молодости, надеялась-таки поймать свое счастье за хвост. Вот только лужи на асфальте были очень не кстати, от них столько грязи! Может быть, стоит вызвать такси?

-Нет, еще в пробку попаду — Маша тряхнула головой и смело вышла из квартиры, повернув ключ в замке.

И вот уже Мария в красивом платье вышла из подъезда и направилась к автобусной остановке. Прическа выше всяких похвал, в сумочке косметичка, в пакете — запасные туфли на высоченном каблуке. Маша шла на встречу со своей судьбой…

Андрей, в строгом костюме, при галстуке и в начищенных ботинках сидел за рулем своего автомобиля и, то и дело отвлекаясь на сообщения в телефоне, вел машину по улице. Он не спешил. Сегодня мужчина ехал не из своего дома. Пришлось эту ночь провести в квартире, жильцы которой жаловались на шум с верхних этажей. Ночь, действительно, выдалась беспокойной. Наверху, постоянно кто-то ходил туда-сюда, вроде бы даже двигали мебель.

-Да что они там, в самом деле! Десять вечера, а они беготню развели! — ворчал Андрей, укладываясь спать. Выходит, жалобы жильцов были правильными, а обещания фирмы, которая продала им квартиру, лишь красивой картинкой… Шумоизоляция, конечно, подкачала, в этом мужчина убедился.

 

И вот теперь, не выспавшийся, раздосадованный, Андрей ехал на работу, не ожидая ничего хорошего.

Тут, откуда ни возьмись, стая голубей решила приземлиться прямо на проезжую часть. Пшено, брошенное Полининой заботливой рукой, веером разлетелось по асфальту, покрыв его яично-желтым, с проплешинами, ковром. Птицы ринулись на откорм, Андрей крутанул руль и ударил по тормозам. Голуби, они ведь тоже живые…

Машина юркнула в тротуару, въехав колесом в огромную, глубокую, коричневую лужу. Брызги разлились широким, словно хвост павлина, полукругом. Проходящая мимо Маша успела только ойкнуть. Платье, волосы, красивые туфли из замши, что лежали в пакете, сумка — все теперь приобрело неопределенно коричневый, «лужный» цвет.

Маша попыталась закричать, топая от злости ногами, но голос куда-то пропал. Она только раскрывала губы, шевеля языком, но звуков не было.

Андрей, увидев, что натворил, в ужасе припарковался у обочины и выскочил из автомобиля.

-Извините! Простите меня, ради Бога! — заглядывая в заляпанное лицо Маши, лепетал он. — Но тут голуби, понимаете?! Они прямо под машину ринулись, я — в сторону, а тут эта лужа и вы…

Мария мычала, кряхтела, сжимая кулаки, но немота, судя по всему, нахлынула на нее прочно и надолго.

Внутри себя она кричала, что этот мужчина совершил ужасный поступок, что так не водят машину, что он испортил ей весь день, что в жизни ее не было столь ужасной ситуации и плевать ей на голубей…

А Андрей удрученно смотрел на нее, принимая за инвалида.

-Вот уж влип, так влип… — мелькнула мысль.

-Может быть, вас отвезти куда-то? Вы напишите мне на листочке, я сейчас дам!

Но девушка мотала головой. Развернувшись, она побрела домой. На работу она опоздает, на банкет ее не возьмут, так уж чего и спешить… Баба Лида заволновалась. Она метнула на девушку строгий взгляд. Каблук вдруг сломался и Маша подвернула ногу. Боль пронзила щиколотку, не давая шагнуть.

 

Андрей, все еще пытаясь хоть как-то загладить свою вину перед этой немой, шел чуть сзади, потом подхватил несчастную под локоть. Маша кряхтела, терла горло, пытаясь вернуть голос, морщилась от боли..

-Давайте, я вам заплачу! В целях возмещения, так сказать…

Баба Полина и баба Лида, заняв свой пост на лавке, внимательно следили за молодыми людьми.

-Ох! Что же вы наделали! — вдруг заголосила Лидия Михайловна, хватаясь за сердце и качая головой. — Нашу Машеньку так покалечили! Такая красавица вышла, а вы…

-Полицию! Полицию нужно вызвать! — вторила ей Полина Викторовна.

-За что? Да я случайно! Я ж никого не сбил! — Андрей в смятении размахивал руками. — Она просто ногу подвернула!

-Неизвестно. Пусть люди разбираются! А ты лучше отведи нашу Машеньку домой. Мы проследим! — женщины встали и бодро зашагали рядом, показывая дорогу и охая.

-Сюда! Сюда! — руководила Полина, открывая дверь квартиры на восьмом этаже в корпусе с оранжевыми панелями на фасаде.

-Посадите ее на диван! Хотя, нет! Давайте сюда, — Лидия Михайловна пододвинула стул поближе к страдалице. Тушь давно растеклась по лицу, превратив Машу в грустную панду, губы пересохли от тщетных усилий что-то сказать, нога болела.

-А вы, молодой человек, садитесь рядом и пишите объяснение! Пока полиция не приехала!

-Да что вы придумали, какое объяснение?! Ничего не произошло!

Полина Викторовна строго, «по учительски» взглянула на мужчину, тот сразу почувствовал себя маленьким мальчиком, запустившим мяч прямо в «Ауди» директора школы. Внутри все похолодело, руки сами взяли карандаш и лист бумаги.

Но через несколько минут, когда старушки продиктовали Андрею адрес проживания потерпевшей, он вдруг отложил карандаш и выпрямился.

-Извините, Мария… Федоровна, кажется.

Он сверился с бумагой.

 

-Да, Мария Федоровна. А вы знаете, что на вас соседи жалуются?

-Да что вы такое говорите, мужчина? Наша Машенька такая хорошая! Врете вы все! — вступились за немую старушки.

-Нет, не вру. Шум постоянный от вас по вечерам. Соседи снизу жалуются! Даже службы вызывали!

Андрей сгущал краски. Их фирма занималась звукоизоляционными работами, давала консультации, только и всего…

Маша замерла, на миг забыв о грязи и больной ноге. Соседи снизу были людьми новыми, купили квартиру месяц назад, чем она им помешала???

-А что не так-то? — вдруг прорезался у потерпевшей голос.

-Топаете, скрипите, двигаете мебель. Вы знаете о законах, к конце концов?!

Андрей распалялся, чувствуя, что перестал быть виноватым. Вернулась уверенность, плечи расправились.

-Ничего такого нет! Я просто…

-Что? — грозно спросил мужчина.

Полина и Лидия, тем временем, копошились в углу прихожей.

-Вот они, деточка! Вот! Теперь только продавать! — Лидия Михайловна победно поставила на пол перед Машей ролики.

-Почему? — Маша в испуге смотрела на старушку.

-Ну, как… Перелом у тебя, не меньше! Срастется все криво, это точно. Никаких роликов, покой и еще раз покой!

Девчонка, напуганная и растерянная, с надеждой взглянула на мужчину. Может быть, хоть он скажет что-то ободряющее!

А Андрей молчал. Он вдруг вспомнил эти ролики. Красные, с желтыми шнурками и разноцветными колесами, вызывающе крутые и яркие, они постоянно были чуть впереди него. Тогда, на аллее парка, он все пытался рассмотреть лицо владелицы коньков, но она словно специально отворачивалась, ускорялась, терялась в толпе. Тогда она еще обронила браслет. Простой, дешевенький браслетик «под серебро», с подвесками в виде игральных карт, до сих пор лежал в бардачке машины Андрея. Он и сам не знал, зачем его хранит…

 

-Ладно, не пугайте человека. Просто растяжение. Нужно приложить холод.

Андрей стал командовать.

-Принесите из морозилки что-нибудь, пожалуйста!- кивнул он бабе Полине.

Та, покопавшись на полках, вынула большой, смерзшийся комок соцветий брокколи и подала мужчине.

-А ничего посолиднее там нет?

-Еще есть баклажаны… — Баба Полина смущенно опустила глаза.

-Значит, вы еще и вегетарианка? — вздохнул Андрей, посмотрев на Машу.

Та осторожно кивнула и утонула в его темных, смеющихся глазах…

-Ну, мы пойдем, пожалуй, — женщины, переглянувшись, засеменили к выходу. — Дальше уж как-нибудь без нас…

Дверь квартиры тихонько скрипнула, и время замерло. Сейчас должна была родиться любовь. Вдруг, из неоткуда, вспышкой взметнувшись в потолок Машиной квартиры.

А старушек тем временем у подъезда ждал дворник, Петр Николаевич.

Полина и Лидия виновато потупились, отводя глаза. Петр грозно поставил метлу к стене и подошел к женщинам.

-Опять за свое? Все уже от вас стонут! Вы на пенсии, вы это помните? Бюро вас уволило! Вы больше не имеете права соединять кого-то!

 

-Но, Петя… — Лидия закусила губу.

-Никаких «Петя»! Начальство вас вызывает, пойдемте-ка!…

Через час у руководства Любовной канцелярии состоялся пренеприятнейший разговор с двумя неугомонными старушками, жаждущими соединять сердца.

-Ну, они ж должны были встретиться. Мы просто ускорили процесс…

-Полина Викторовна! Уж от вас-то мы не ожидали! Такая вы вроде серьезная женщина… У нас ведь на Марию были совсем другие планы! На банкете она должна была познакомиться с интересным мужчиной… А Андрей, между прочим, должен был не жениться еще семь лет! Что вы нам все карты спутали, так хорошо все распланировали. Ведь целый отдел работал!… Кого теперь этому иностранцу с банкета и блондинке с работы Андрея?…

Серьезная женщина опустила голову и кивнула. Мол, виновата, каюсь…

А в мыслях уже крутились идеи, на ком бы женить дворника Петра, чтобы не мешал старушкам делать то, что они хотят. Первой в списке кандидатур была подруга Лидия…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.97MB | MySQL:68 | 0,342sec