Порванные штаны и все из-за жены

Бригадир Иван Васильевич или просто Иваси, так его называли все в деревне, нагнулся за ключом. Подозрительный треск и хохот подчинённых, заставил его подскочить. — Ни фига себе, четвертые штаны за неделю. И все на одном и том же месте — расстроенно сказал он, прикрывая рукой зад.

Припустив спецовку пониже, он огородами добрался домой на обед. — Ванечка, пришел — обрадовалась Зина, жена Ивана — А я как чуяла , оладушек напекла , со сметаной. Садись скорее, пока горячие — ворковала она.

 

Иван вместо слов повернулся к ней задом и наклонился и тыкая пальцем в прореху, зарычал — Вот все твои оладушки, пироги и тортики. Хоть каждый день новые покупай — Зина вытаращила глаза — Ой, опять? Какое качество плохое стало, правда? Ткань дрянь, нитки гнилые. Ну снимай , сейчас подштопаю —

Иван затопал ногами — Ты меня своей сдобой раскормила, как порося. У тебя дел других нет что-ли? В зеркало посмотри. Мы с тобой ,как две кадушки смотримся — Зина обиделась — Тебе не угодить. То сам стряпаного просишь, то теперь я виновата. Ещё раз спрашиваю, оладьи будешь? Нет? Я тебе заверну, мужикам отдашь, они не откажутся —

— Да, Иваси, повезло тебе с Зинкой. А ведь я первый с ней гулять стал. А ты отбил. Жил бы сейчас , не тужил — мечтательно сказал Егор, старый друг Ивана — Моя то все похудеть хочет. Супы из травы жру, как скотина —

— Нашел о чем говорить. А я зарплату на новые штаны трачу. Скоро шаровары буду носить, которые мне Сергеевна сошьет — отозвался Иван, стараясь не наклонятся.

А Зина , когда муж ушел, подошла к зеркалу. Подёргал себя за бока, осмотрела платье. Опять придется расширять. Сергеевна и так смеётся, что ей скоро шатер придется сшить. Она открыла шкаф и пригорюнилась. Свадебное платье было так мало, что даже на плечи не налезло .

-С этим надо что-то делать- вслух сказала она, откусывая вчерашний пирог и запивая чаем с огромной кружки. Отряхнула крошки и прямиком направилась к Тасе, жене Егора. — Ой, Зин, да тебя ещё больше разнесло — хохотнула Тася, вместо приветствия. Зине стало обидно, но она сдержалась. — Я к тебе , Тась, за советом . Похудеть хочу, а ты у нас вроде как эксперт в этом деле —

Тася придирчиво оглядела Зину, повертела со стороны в сторону — Да, тут работы не на один месяц , даже года мало будет. Ну пошли в дом, я тебе примерно распишу твой рацион —

Села за стол и отняла у Зины печенье, которое она намеревалась засунуть в рот. — А вот этого категорически нельзя . Это для сына лежит. Ему фигуру держать не надо — И забубнила , записывая — Жареное, соленое, копчёное, категорически нельзя. Я тебе пару рецептов запишу . Готовь и не бойся. На себе проверено — погладила она себя по бокам. — Спасибо , Тася, тебе огромное. Что получится, отблагодарю — сказала Зина. Тася махнула рукой — Иди уже. Удачи тебе —

Иван третий день ел постные супы, прикусывая свежими огурцами. Спал он теперь плохо, по утрам ленился вставать. И в животе поселилась мелодия. Желудок звонко пел на разные голоса. Даже стыдно перед мужиками было. А они ещё и подначивали — Сейчас бы Зинкиных пирогов, да , Иваси ? Или блинчиков с вареньем — Он злился и отвечал — Зато штаны целы —

Через неделю такого питания, он не выдержал . Шел домой и думал, как бы намекнуть жене, что хочет и блинов, и пельменей и пирожков с мясом.

Зашёл в дом. Зина что-то мешала в кастрюле. Грустная, прегрусная. — Что на ужин — спросил Иван. — Суп щавелевый — ответила Зина и украдкой вздохнула.

Иван умылся , переоделся и сел за стол . Нерешительно сказал — Зин, а Зин. Я знаешь, что я подумал. Да ну их эти супы пустые. Я пирогов с мясом хочу — Зина засмеялась — А я как будто чуяла — и выскочила в сени. Оттуда она принесла большую миску с пирогами. — Вот это другое дело — потёр Иван руки. В эту ночь он спал , как младенец.

 

А утром обнимая Зину , сказал — Я люблю тебя такой какая ты есть. Ведь дело не в полноте, а в душе. А она у тебя прекрасная. В выходные поедем в город и купим себе одежду. Хватит латать , да штопать. Хорошего человека должно быть много. Ты согласна?- А Зина только кивала, вытирая слезы. А когда муж ушел, она отвела душу. Порезала ножницами все малые ей вещи. И на душе стало так легко, как будто кирпичи с плеч свалились.

Мы всё не модели. Иногда смотришь, идёт пухленькая женщина. Румянец на щеках, глаза светятся, ну чем не красавица. Так что идеальных людей нет. Мы же не куклы, чтобы быть друг на друга похожи.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.81MB | MySQL:70 | 0,403sec