«Доброжелательница»

На эту беременность, которая была третьей, Наталья с Сергеем возлагали все свои надежды. В прошлом было достаточно преждевременных родов и выкидышей, которые физически и морально истощили молодых супругов. И, чтобы предотвратить нежелательные неприятности, Сергей привез Наталью к ее родителям в областной центр. Мол, здесь и врачи лучше, и родное родительское плечо будет рядом.

 

…Поженились они почти три года назад, когда были студентами. Сами попросили направление в передовой в то время колхоз – Сергей был инженером-

механиком, а Наталья закончила пединститут. В перспективном селе все складывалось хорошо: молодых супругов радостно встретили и руководство колхоза, и директор школы. Колхозу требовались дипломированные инженеры, а в школе за последние два года сменилось пятеро учителей иностранного языка. Работа была интересная. Жить их устроили в семейное общежитие.

Наталья, приступив к работе, сияла от радости, увидев среди своих коллег много сверстников. Они были единомышленниками, хорошей командой под руководством талантливого директора – женщины, которая своим творческим энтузиазмом и трудолюбием вдохновляла весь коллектив. В общежитии молодые специалисты жили дружно. Бывало, что и деньгами, и куском хлеба делились. А какие праздники устраивали в коллективе! Все молодые, талантливые, энтузиасты в любом деле.

Жили в общежитии и врачи и работники культуры. Так что скучать было некогда. На сельской площади стоял красивый Дом культуры. Там работали кружки художественной самодеятельности, был хороший хор. Жизнь бурлила, село развивалось.

Но среди этого молодежного разнообразия жила в общежитии пожилая учительница младших классов, Вера Ивановна. Говорили, что она никогда не была замужем, с презрением относилась к мужчинам (видимо, за то, что смолоду ее обделяли вниманием) и часто вмешивалась не в свои дела. Любила высказать осуждение по откровенному вырезу на платье или короткой юбке какого-то из молодых коллег. Иногда просто подслушивала под дверью молодых их семейные ссоры (кто же в супружеской жизни их не имеет?), а потом несла в школу эти «горячие новости» и искала среди пожилых коллег благодарных слушательниц, падких на лакомые деревенские сплетни. Эту женщину раздражала музыка, звучавшая почти из всех комнат молодых жителей общежития. А о беготне детей по длинным коридорам или вобщем о ребятишках, вообще нечего было говорить – Вера Ивановна устраивала настоящие словесные баталии с родителями, которые «уже умудрились обзавестись лялькой, не научившись ее смотреть». Ее неутомимая работа на «поле боя» с молодежью просто вызвала недоумение и удивление.

Наталья с Верой Ивановной никогда не конфликтовала. Но и та ее не задевала, потому что детей, которые мешали пожилой женщине, у них не было. Музыку громко они с мужем тоже не включали. Правда, не раз «наставница» пыталась добавить ложку-другую дегтя в супружескую жизнь новоселов: то напомнит, что их очередь мыть пол в коридоре (хотя Наталья следила за графиком и никогда не пропускала своего дежурства), то, словно нечаянно, зайдет без стука в комнату, а молодые неодетые. А то начнет поучать Наталью, чтобы та проследила, на самом ли деле Сергей так поздно в колхозе задерживается, или он развлекается, пользуясь ее безграничным доверием.

В то время в селе работала заочная школа, и все жители села, которые не имели среднего образования, должны были в обязательном порядке его получить. Ученики-заочники пытались овладеть теми знаниями, которые не удалось получить в молодости, потому что одним помешала война, другим – послевоенные трудные времена. Наташе очень нравилось работать со взрослыми. Они были такими приветливыми и искренними, что она невольно вспоминала своих родителей.

 

Одно только омрачало счастливую жизнь молодоженов – у них не было детей.

Когда Наталья забеременела впервые, она старательно скрывала свое «интересное» положение. Стесняясь признаться, что беременна, она поехала с учениками в поле на грузовике. Вот и расплатилась за свою стеснительность. Или, может, судьба испытывала чувства молодоженов на крепость…

Наталья после этого случая на некоторое время уехала к родителям. Там она чувствовала себя хорошо. Директор школы с пониманием отнеслась к создавшейся ситуации: она оформила девушке плановый отпуск с таким расчетом, что по его окончании молодая учительница сразу уйдет в декрет. Подруги-коллеги писали ей, рассказывая о последних школьных и сельских новостях.

Отсутствие у Натальиной мамы телефона в те времена несколько усложняло дело. Но Наталья ходила в почтовое отделение и оттуда звонила своим коллегам в школу. Имея достаточно времени, она писала им письма, интересовалась их делами и своими учениками. Она просила девушек присматривать за Сергеем, ведь лето в колхозе – горячая пора. А Сергей работал на важной должности: под его ответственностью было электро- и водоснабжение всей деревни. А еще – работа в тракторной бригаде. Так что работал с утра до позднего вечера. Хорошо, что механизаторов в те времена кормили в тракторной бригаде хорошо, и в поле обеды вывозили. Да и сам Сергей не был белоручкой: за шесть лет учебы в институте, проживая в съемной городской квартире, овладел кулинарным искусством не хуже любой женщины. Умел и приготовить, и постирать, и в доме навести порядок. И вообще, ради будущего ребенка молодые были готовы вытерпеть разлуку и трудности, связанные с этим.

Сергей приезжал к жене, как только выпадал случай: то выходной дадут, то за запчастями или на семинар в областной центр отправят. Редко случалось, что мог заночевать в городе, потому что работа не ждала. Но если оставался, то Наталья до поздней ночи расспрашивала его обо всех новостях общежития. Девушки передавали ей письма, фотографии своих малышей. А она, в свою очередь, заваливала всю кабину новыми журналами или книгами для них. Так и курсировал Сергей туда-сюда почти месяц.

…День выдался пасмурный, накрапывал дождь. С самого утра Наталье почему-то было очень грустно. Сердце рвал какой-то ужас, которому не было объяснения. Болела голова, и на душе было как-то тревожно. Пробовала читать, но что-то не очень читалось. Немного поиграла с маленьким племянником, порисовала с ним, пока малыш не лег днем спать.

Решила пойти на почту и позвонить по телефону в село. В школе секретарша Люба ответила, что сейчас идет совещание, приехали из районного отдела образования, поэтому пригласить кого-то из учителей к телефону нет возможности. Поговорив с Любой, Наталья уже собралась идти домой, но тетя Нина, почтальон, ее задержала. Мол, видела для Наташи письмо среди почты. Почерк на конверте был каллиграфический, женщина подумала, что кто-то из детей написал, но обратного адреса не было. Зато на штемпеле прочла, что это письмо из села, где они работают. По дороге читать не стала, не хотела портить удовольствие от прочитанного. Уже дома взялась за чтение.

 

В письме каллиграфическим почерком (таким пишут учителя начальных классов, его не спутаешь ни с каким другим) излагалось очень основательно все, что, по мнению автора, должна была знать Наталья. А внизу подпись: «Доброжелательница». А писала «доброжелательница» вот о чем: «Ваш мужчина уже долгое время изменяет вам с молодыми девушками, даже вашими ученицами. Они бесцеремонно приходят к нему в общежитие. Его не раз видели на реке, когда он купался с одной, другую возил на машине. А совсем недавно какая-то блондинка не из нашей деревни жила у него целых три дня. Она и готовила на вашей кухне, и рубашки ему стирала, и в клуб в кино вечером с ним ходила. Настолько опозорить вас мог только такой подлый и коварный человек, как ваш муж. Приезжайте немедленно, если вы не хотите, чтобы он вас бросил. Ибо не будет у вас тогда ни ребенка, ни мужа…»

Мир в глазах Наташи пошатнулся. Словно какая-то удавка сомкнулась вокруг шеи Натальи и давила изо всех сил, не давая ни плакать, ни дышать. Ей стало плохо: внезапно начались схватки, ее отвезли в областную больницу. Девочку, родившуюся раньше нужного срока, врачам спасти не удалось.

Мама сразу же позвонила Сергею, он бросил все дела и примчался в больницу. Глотая слезы, зашел в палату и стал утешать жену как мог. Мол, еще не все потеряно, надо только полечиться, поехать в санаторий – и все будет хорошо, молодые ведь еще. Но Наталья лежала, молча отвернувшись к стене, горько плакала и не произнесла ни слова в ответ. Это была катастрофа. Разрушенные надежды на счастливое материнство и тяжелые мысли о возможной измене мужа настолько прижали ее к земле, что, казалось, невмоготу было поднять голову.

Выписавшись из больницы, она не торопилась ехать к мужу. Конечно, она не верила в то, что написано в письме, на все сто процентов. Но ведь думала, как и все женщины, что дыма без огня не бывает. Возможно, действительно не нужно было молодого человека оставлять одного. Но ведь ребенок был нужен им обоим! Все ничего, но почему девушки, ее подруги-коллеги, обо всем молчали и не обмолвились ни словом в письмах или по телефону? Наверное, не хотели ее огорчать в таком состоянии. Они – люди сознательные. Наталья сразу догадалась, что та загадочная «доброжелательница» – ни кто иной, как Вера Ивановна. Ибо и высказывания ее Наталья знала наизусть, да и стиль написания указывал на нее.

Родителям она не говорила ничего о своих семейных проблемах, они и так беспокоились по поводу потери, жалели дочь. А она в следующий приезд Сергея решила поговорить с ним прямо. И если он примет его предложение, предоставить ему полную свободу. Пусть, если уж нашел себе другую, не скрывается от людей, а определится, с кем ему жить. Та, другая, родит ему кучу детей. А она, Наталья, и одна проживет со своим горем.

 

Только услышала шум двигателя Сергеевой машины, вышла со двора и отдала ему анонимное письмо – чтобы не читал его в доме, где были родители. Прочитав его, он побледнел, как лист бумаги. Первые его слова были: «Я ее убью, эту старую клячу». Наташа наблюдала за тем неподдельным мужским гневом и пыталась понять: он сердится, что разоблачили его похождения, или его действительно оболгали? Особенно Сергея поразила в письме «новость» о том, что с ним в общежитии жила блондинка аж три дня. Только и смог сказать, что приезжала его младшая сестра. Мама прислала Галю (она была студенткой института), чтобы отвезла брату продукты из дома и постирала-погладила, если нужно. Понимала же, что сын, как и его отец – тоже механизатор колхоза, все время занят.

Поговорить не удалось – мешали слезы. Но главное – Наталья поняла, что мужу она нужна и в, что было в том письме – сплошная ложь.

Возвращались в деревню они вместе. Девушки-коллеги ее встретили с пониманием, поддержали. Она за это была им благодарна.

Уже не за горами было начало нового учебного года. Некоторые учителя разъехались на время отпуска к родным, и общежитие было почти пустым. Неслышно было детского крика, беготни. Только Вера Ивановна, как всегда, была дома. Узнав, что Наталья вернулась, вышла в коридор и, пряча глаза, протянула ей книгу в тонкой обложке: «Вот, Наташа, «Зимняя вишня», не хотите почитать? Это сейчас такая редкая книга»…

Автор:Маргарита Данилова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.85MB | MySQL:68 | 0,406sec