Слишком сладко

— Ну, куда ты поедешь, Ефимна? Какое тебе море? — с издевкой спросила Антонина. — А внуки?

— С родителями останутся.

— А рассада твоя? На меня не рассчитывай, — не хотела отставать соседка.

— Вот внуки и польют. На тебя я и не рассчитываю.

 

Злая соседка очень завидовала 65-летней Степаниде Ефимовне. Сама Антонина была на пять лет моложе и всегда этим хвасталась, ну, потому что больше — нечем. Внуков у нее не было. Дети, два сына, выросли лоботрясами. Один целыми днями в компьютер играл в тридцатилетнем возрасте да харчи материнские ел. Второй же отдыхал в местах не столь отдаленных, за кражу со взломом. По пьяни связался с плохой компанией, да потом сам там предводителем стал. Уговорил своих новых друзей квартиру местного олигарха обобрать, пока тот в отпуске пузо греет. Сделали они свое грязное дельце, только когда технику продавать стали, тут-то полиция их и накрыла.

В общем, непутевые сыновья у Антонины были, не давали ей никакой надежды на внуков. Конечно, ей завидно было, когда отпрыски Степаниды Ефимовны с радостью после школы к бабушке на обед бегом мчались. Антонина же у окна сидела, во двор смотрела, надеялась, чтобы они поскользнулись и упали или хотя бы водой из грязной лужи обрызгались. Степанида Ефимовна тоже в окно смотрела, потому что хотела суп вовремя на плиту поставить подогревать, чтобы обед был теплый к приходу внуков.

Разные женщины, разные жизни. А жили они на одной лестничной клетке. Сплетница Антонина всегда все про всех знала. Вот и про предстоящую поездку Степаниды на море каким-то образом узнала. Не исключено, что она просто-напросто подслушивала под дверью. Теперь две недели оставалось до морского путешествия. Степаниду Ефимовну дочь в Сочи отправляла — гулять, отдыхать, морским воздухом дышать. Почему в межсезонье? Скидки были хорошие, да и в сезон там народу слишком много. Степанида, конечно, долго-долго сопротивлялась.

— Мам, ну поезжай, отдохнешь, проветришься, — говорила дочь Степаниды.

— Нет-нет, Сонечка, спасибо. Дорого это. Ты лучше эти деньги отложи пока, потом пригодятся.

— Мам, я потом еще заработаю. Я хочу, чтобы ты отдохнула.

— А я не устала. С чего мне уставать? Я на пенсии.

— Как с чего? Да ты со своими внуками постоянно возишься. Обеды готовишь, на секции водишь, на больничных сидишь, — перечисляла дочка.

— Ну да, — не могла не согласиться Степанида.

— Там хорошо будет. Сделай мне приятное, поезжай, — упрашивала Соня.

И такие разговоры случались по два раза в неделю. В последний раз дочка сказала: «Если ты не поедешь, я буду долго на тебя обижаться». И Степанида Ефимовна сдалась. Тем более, что акция заканчивалась, и надо было принимать решение в конце концов.

На следующий день Софья пришла к матери с путевкой в руках.

— Вот, мам, держи. Тут и билет, и ваучер на проживание в гостинице. Не шикарный номер на берегу, извини, но тоже хороший отель. Там только завтраки будут, а обедать и ужинать в кафе можно. Там и столовых много.

— Спасибо, — поблагодарила дочь Степанида. — Да я и сама приготовить могу. Что-ж я по кафе-то ходить буду. Сама себе кашу или суп сварю.

— Брось, мам, где ты там сваришь? Это же отель, не апартаменты. Там готовить негде. Ничего, может, найдешь подружку там, будете вместе в кафешки ходить.

—Ладно, разберусь, — ответила Степанида. Она вспомнила, что в молодости в голодные времена покупала батон и молоко и была весь день сыта, так что точно не пропадет. Ну, это все-таки крайняя мера.

— Ты потихоньку собирайся. Вылет через две недели. Подумай, что тебе может понадобиться, может что докупить надо — ты скажи.

— Я вот только за внуков волнуюсь. Кто их кормить будет? Да и рассада моя. Будете заходить поливать?

— Ты ни о чем не думай. Цветы польем, детей накормим. Будем с мужем по очереди с работы пораньше приходить.

— Волнительно, конечно. Какое мне море?

— Мам, не начинай, — сказала Соня. — Все, мне пора.

Дочь поцеловала мать на прощание и выскочила в дверь, чуть не сбив с ног соседку.

— А, Антонина, здрасьте, — поздоровалась она.

— Здрасьте, — хмуро ответила соседка, потирая ушибленное плечо.

 

Антонина, конечно, не просто проходила мимо квартиры Степаниды. Все пыталась подслушать. Двери тонкие, все слышно в коридоре. Тогда она и поняла, что скоро ее соседка в отпуск отправится. Зависть ее еще больше душить стала. Стала она думать, как ей жизнь испортить, а то больно хорошо живет.

Эх, не знала Антонина, какая на самом деле сложная жизнь была у Степаниды.

В пять лет Степаниду отдали в школу, потому что родителям казалось, что девочка их слишком умная. Действительно, она знала все буквы, могла читать, писать и даже складывать и вычитать. Однако за школьной программой для семилеток сложно было угнаться пятилетней девочке. Она довольно быстро стала отставать, в классе ее дразнили и обижали. Дети и так жестокие, только дай повод, а обидеть малолетку — святое дело, только ленивый не обидит. Родители все время работали, им было некогда свою Степашку, как они ее называли, защищать. Классная руководительница старалась девочку подбодрить и помочь ей, но не справилась, слишком молодая и неопытная была. Директор решил исключить Степаниду, и ее снова отправили в детский сад. Там она уже была как чужая, дети считали ее слишком умной всезнайкой. Росла девочка вроде и в обществе, да только сама по себе. Сама себя развлекала чтением и рисованием.

В семь лет снова пошла в школу. Поначалу, конечно, все легко было. Других ребят, одноклассников, Степанида сторонилась. Сказывался предыдущий опыт: она боялась, что ее снова начнут обижать, поэтому ни с кем не общалась. Росла Степанида, понемногу стала заводить дружбу с ребятами. Один мальчик даже защищать ее стал в классе, когда учительница ошибочно решила, что Степанида списала контрольную работу. Артем, так звали мальчика, очень убедительно доказал, что Степанида сама все написала. Как ни странно, учительница поверила Артему и «обвинения» со Степаниды были сняты. Конечно, девочка не могла не оценить поступок героя, поэтому в восьмом классе они стали гулять вместе. Он провожал ее после уроков, а один раз даже хотел поцеловать, но девочка застеснялась и убежала в подъезд. Больше Артем не хотел с ней гулять.

В институт Степанида поступила с первого раза, но и там были некоторые сложности. Несколько профессоров почему-то невзлюбили ее и всячески старались испортить девушке жизнь. Ей одной задавали кучу дополнительной домашней работы, поэтому она сидела допоздна над книжками, тетрадками и рефератами в то время, как другие девчонки гуляли с молодыми людьми и строили личную жизнь.

Возраст все же взял свое, и после очередной сессии на ее пути встретился Роман, с которым у них случился роман. Яркий, страстный, вплеснувший в жизнь девушки ярких красок, но короткий и с несчастным концом. Роман изменил Степаниде через два месяца после их знакомства. Девушка узнала это от однокурсницы, которая на одной из лекций сообщила ей эту новость. Степанида сначала не поверила, а когда спросила у Ромы, то он, как ни странно, не стал отрицать. Не чувствовал никакой вины и не видел никаких обязательств перед девушкой со странным именем.

Степанида была раздавлена, потеряна, долго была в депрессии. Закрылась ото всех, спасалась учебой. Никого ей больше не хотелось видеть в этой жизни. Она страдала, горевала и проживала боль от измены как умела. В конце концов институт она закончила с красным дипломом, несмотря на козни невзлюбивших ее профессоров.

Позже, когда она стала дипломированным социологом, Степанида устроилась на работу в кадровое агентство. Однажды к ней на интервью пришел мужчина, который нисколько не пытался ей понравиться. С интересом она смотрела на то, как он хорошо говорит: по делу, интеллигентно. И тут она заметила, что у нее появился тот самый интерес к противоположному полу, которого не было уже несколько лет. В общем, с этим молодым специалистом у них закрутился роман, который продлился… больше двадцати лет. Евгений стал хорошим мужем, отцом их единственной дочери Софьи. Началась у Степаниды белая полоса в жизни, все было хорошо, только финансовые трудности возникали. Но в то время они у всех были, поэтому Степанида не сильно переживала. Вот только грустно все закончилось — Евгений погиб в ДТП при невыясненных обстоятельствах. Водитель другой машины скрылся с места преступления и не был найден.

Тяжело мать и дочь переживали потерю отца, но время, как все знают, лечит. И вот прошло много лет, и Софья сама стала мамой, дважды. У Степаниды Ефимовны были двое внуков: мальчик и девочка с разницей в два года. Оба сейчас учились в средней школе, а после уроков бегали к бабушке на обед.

Скоро наступал день отъезда Степаниды на море. Антонина места себе не находила. Каждый раз спрашивала соседку: «Что делать-то там будешь? Гулять, на море ходить? И не слишком сладко будет?». Видимо, она считала, что «слишком сладко» должно быть от хорошей жизни: дочь заботливая, внуки чудесные, на моря можно ездить отдыхать.

 

И пришел в голову злой соседке подлый план.

На второй день отпуска Степаниды дочь зашла к матери полить растения. Антонина тут как тут, у двери дежурит.

— Сонечка, — начала она сладким голосом, — ты чего пришла?

— Да вот, рассаду у мамы полить, — ответила Софья. Ей не понравился елейный тон соседки, которая обычно разговаривала абсолютно по-хамски, но Соня решила, что у всех людей могут быть перемены настроения и иногда — к лучшему.

— Рассаду, говоришь? Какая ты молодец! Заботишься о маме. А у меня как раз удобрение есть хорошее. От него помидоры и огурцы так и прут. Я тебе сейчас дам.

— Ой, Антонина, не надо, спасибо, — стала сопротивляться Соня.

— Мне совсем не сложно, подожди-подожди, — соседка побежала в свою квартиру и уже через секунду выскочила обратно с бутылочкой в руках. — На, держи. Поливай каждый день. Степанида вернется из отпуска, а у нее — джунгли, — противно засмеялась Антонина.

— Ну, хорошо, спасибо, — поблагодарила соседку Соня.

Софья вошла к матери в квартиру и полила посадки с удобрением, полученным от Антонины. На следующий день она не смогла прийти, поэтому пришла только через день. Каково же было ее удивление, когда она увидела завядшие кустики. Вся рассада, которую она полила с удобрением, поникла. Только несколько комнатных цветов, которые она полила обычной водой, стояли как ни в чем не бывало.

Догадалась Софья, в чем дело. Выкинула бутыль сразу в помойку. Сбегала в цветочный магазин, купила свежей хорошей земли. Пересадила каждый кустик и тщательно полила. Все сорняки удалила. Рассада все еще выглядела плачевно, но была надежда на то, что к маминому приезду растения оклемаются. Соня ушла и пришла на следующий день перед работой, чтобы проверить рассаду. К счастью, листочки снова стали подниматься. Софья попросила детей заходить каждый день к бабушке и поливать рассаду и цветы до ее приезда. Внуки послушно заходили.

Как-то их подкараулила Антонина.

— Ну как там, рассада бабушкина? — спросила соседка в надежде услышать, что все кустики гибнут.

— Хорошо, растут, — доложили дети.

— А вы удобрением поливаете, которое я вашей маме дала?

— Поливаем, поливаем, — ответили они. Мама Соня заранее проинструктировала детей, что нужно говорить соседке.

— Странно-странно, — хмыкнула Антонина. — Ой, то есть хорошо, говорю, что растут. Бабушке вашей приятно будет.

В этом злая соседка не ошиблась. Степанида Ефимовна вернулась через неделю из своего небольшого морского отпуска. Привезла внукам чемодан подарков.

— А это вам за то, что присматривали за моей рассадой, — говорила она, вытаскивая из чемодана очередной сувенир.

— Спасибо, бабушка! — радовались дети.

— Мам, ты, наверно, голодала. Все деньги на подарки потратила! — с упреком сказала Софья.

— Ну, что ты! Скажешь тоже! Я не голодала, просто я не транжирила. Ходила в простенькую столовую. Кстати, кормили там очень душевно. В кафе я побывала один раз, но там было дорого и невкусно.

— Море тебе как?

— Море хорошо. Синее, безбрежнее. И чайки, чайки. Кружат и кричат, кричат, — стала вспоминать Степанида.

— Мам, мы тоже хотим! — закричали дети.

— Ну-ну, съездим, конечно, на летних каникулах.

 

Потом Соня отвела мать в сторону и рассказала о кознях Антонины. Степанида развела руками:

— Вот тебе на. А я ей баночку меда привезла.

— Не надо ей меда никакого, мама! Она злая противная тетка.

— Ладно, разберусь.

Степанида Ефимовна решила поступить по-другому. Когда она встретила соседку, то подарила ей мед со словами: «вот, сладко было, но не слишком, решила с тобой поделиться». Антонина и слова вымолвить не сумела.

А Степанида ушла и оставила соседку размышлять о человеческих качествах в одиночестве.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.94MB | MySQL:68 | 0,373sec