Поздний звонок

Лида закрыла книгу, поняв, что не поняла ни слова из того, что только что прочитала. Она всегда брала книгу в кровать, но, как правило, успевала прочитать не более трёх страниц. Зато быстро засыпала. А иначе долго вертелась, стараясь найти удобное положение. Возвращалась мысленно к тому, что произошло за день, думая, что надо бы сделать, сказать по-другому…

Лида удостоверилась, что включила будильник и потянулась выключить настольную лампу, как завибрировал мобильник. Мама? Она никогда так поздно не звонила.

— Мама?! Что случилось? – взволнованно и торопливо спросила Лида.

 

— Это врач …стной больницы, — сказал неразборчиво мужской голос. – У вашей мамы …ечный приступ. Вам лучше приехать.

— Да, конечно. А она… — испуганно начала Лида, но в трубке уже раздавались короткие гудки.

Она попробовала перезвонить, но никто не ответил. «Если бы она умерла, так и сказали бы. Какой приступ? Сердечный? Почечный?» Лида вскочила с кровати и заметалась по квартире. Она одевалась, одновременно бросая в сумку необходимые вещи. «Главное, зарядку телефона не забыть!» Лида вызвала такси, последний раз окинула взглядом квартиру, выключила свет и вышла за дверь.

Не все проходящие поезда останавливались на станции её родного города. Пришлось целый час ждать на вокзале. Ей достался билет на боковую полку возле туалета в плацкартном вагоне. Не важно, ехать всего четыре часа. Лида в который раз пожалела, что ещё не купила машину.

«Теперь точно возьму кредит и куплю машину. Лишь бы мама была жива. У неё гипертония. Наверное, всё-таки сердечный приступ. Только бы обошлось», — думала она про себя, глядя в ночное окно. Заснеженные белые поля сменила тёмная стена леса. Иногда вдалеке мелькали огни небольших городов. Поезд проносился мимо пустых платформ с дежурными фонарями, свет которых на миг, вспышками освещал спавший вагон.

Взвинченное состояние постепенно уступило место усталости, глаза стали слипаться. Лида, положила руки на столик и уронила на них голову.

***

— Мам, я в кино. Приду к десяти. Уроки выучила. – Лида закалывала волосы перед зеркалом.

— Опять с Сергеем? Смотри, догуляешься. – Недовольно сказала мама, оторвав взгляд от гладильной доски.

— Мам, снова ты начинаешь. Мы просто друзья. Не ворчи. Всё, я пошла. – Лида накинула ветровку, сунула ноги в кроссовки и выскочила за дверь.

— К десяти чтобы дома была! – Услышала она вдонгу.

Выскочила из подъезда и сразу попала в распахнутые руки Сергея.

— Пусти, мама в окно может увидеть. – Отстранилась Лида.

Они жили на первом этаже.

У подъезда стояла старенькая «Лада». Сергей распахнул перед Лидой дверцу.

— Не любит она меня. – Сергей сел за руль. – Твоей маме не нравится, что я учусь плохо, что не буду поступать в институт, верно?

— Все мамы думают, что их дочери достойны принцев. Я твоим родителям тоже не нравлюсь. Твой отец называем нас с мамой умными и нищими, — с горечью ответила Лида.

— Неважно, что думают они, важно, что думаем мы. А мне ты нравишься. Сильно. – Голос Сергея стал низким и приглушенным.

Лида покосилась на его профиль. Он ей тоже нравился. Сергей уже имел права, и отец давал ему свою старую «Ладу». Целыми днями Сергей пропадал в автомастерской отца. Тот платил ему за работу, почти как остальным механикам. Учился он только потому, что отец настаивал. А то давно уже работал бы.

Ребята уважали Сергея и побаивались. Девчонки бегали за ним. А он катал на машине Лиду, ходил с ней в кино, и не позволял себе ничего лишнего. Шёл интересный фильм, но Лида не могла отвлечься от того, что её руку сжимала горячая ладонь Сергея.

После окончания школы Лида поступила в институт в областном центре. А Сергей остался работать в мастерской отца. Звонили друг другу часто. Когда она приехала на зимние каникулы, они уезжали на машине подальше, где их никто не мог видеть, и целовались на заднем сиденье старенькой «Лады». Лида возвращалась домой разгоряченная, с горящими глазами и распухшими губами от поцелуев. Мама с подозрением смотрела на дочь и качала головой.

Весной Сергея должны были забрать в армию. Но в конце марта машина сорвалась с подъемника в мастерской и придавила его. Врачи вынесли приговор, что если и выживет, останется инвалидом, ходить не будет. Телефон Сергея молчал. Лида изводила себя переживаниями, набирая его номер бесконечное число раз, пока мама не сообщила, что Сергей скончался в больнице в Москве от полученных травм.

 

***

Резкий гудок встречного поезда и удар воздушной волной в оконное стекло разбудили Лиду. Она не заметила, как заснула. Сердце гулко стучало в груди, а спину покрыла испарина. Как тогда, когда узнала о смерти Сергея. «Его давно нет. Я еду к маме», — напомнила она себе. Осталось ехать пару часов. Лида прижалась спиной к стенке вагона и прикрыла глаза. И снова замелькали воспоминания перед её внутренним взором. Так происходило каждый раз, когда она возвращалась в родной город.

Отец Сергея продал квартиру, мастерскую, свою дорогую машину, оставив себе только старую Серёжину «Ладу». Они с матерью Сергея куда-то уехали. Тогда ей показалось это естественным. Не смогли жить в городе, где всё напоминало о единственном сыне.

— Хватит горевать. Нужно жить дальше. Сергея нет, – говорила ей мама. – Столько лет прошло. Неужели тебе никто не нравится? Пора думать о ребёнке. Часы тикают. Молодость быстро пролетит. Мне уже надоели вопросы соседей: «Почему твоя Лида не выходит замуж? Что с ней не так?»

Год назад Лиде понравился один молодой человек. Но его по немыслимой случайности тоже звали Сергеем. И называя его по имени, она думала и представляла совсем другого. Не смогла продолжать отношения. Иногда ей казалось, что Сергей где-то рядом, жив. И идя по улице, она вглядывалась в лица прохожих мужчин.

Лида с вокзала поехала сразу домой. Для посещения больницы ещё слишком рано. На тумбочке возле маминой кровати лежала любимая с детства книга «Два капитана». Между страниц торчал листок с номером телефона. Лида закрыла книгу и положила на место. Что-то ей не давало покоя. Вряд ли мама читала детскую книгу. Тогда почему лежит тут? Что за телефон? «Вот и узнаю и у мамы». Лида вымыла затоптанный врачами «скорой» пол, умылась, попила чай с печеньем и поехала в больницу на окраину города.

— Приступ сняли, но мама пока останется у нас. Настоятельно прошу вас не волновать её. С сердцем шутки плохи. Ваша мама просила позвонить вам и уговорить приехать, хотя я не считал, что есть опасность для её жизни. – Объяснял лечащий врач – усталый мужчина средних лет с густыми усами.

— Мама! – Лида сразу увидела её на кровати у окна. — Напугала ты меня. Врач позвонил, я сразу на поезд. Как ты?

Мама накрыла шершавой ладонью руку Лиды и прошептала посиневшими губами:

— Мне нужно сказать тебе… Боялась, вдруг умру и не успею.

— Что сказать? Ты только не волнуйся. Тебе нельзя волноваться. – Лида заметила, как губы мамы задрожали.

— Не перебивай. Я виновата перед тобой. Очень. – Мама прикрыла глаза и глубоко вздохнула.

Лида заметила, как она постарела вдруг, сморщилась. Или так показалось в серой больничной палате? Мама снова приоткрыла истончённые веки с короткими ресницами.

— Врачи сказали, что не выживет. Его долго вытаскивали из-под машины. Шансов почти не было. Я сказала тебе тогда, что он умер.

— Кто, мама? – прошептала Лида, хотя сразу всё поняла.

— Наши врачи не могли ему помочь. Отец продал всё и отправил сына лечиться в Германию. А они с его матерью переехали в старый дом в деревне. Много операций ему сделали. – Мама на миг замолчала и прикрыла глаза. — Кто-то пустил слух, что он умер. Все так считали.

— Считали? Так он жив? — Лида задохнулась.

— Он приезжал месяц назад. Тебя искал. Прости. Я не позвонила тебе. – Мама снова сделала глубокий вдох и поморщилась. – Подумала, что так лучше. Он хромает, с палочкой ходит. Сказал, что в нём килограммы железа теперь. Детей, наверное, иметь не может. Все тазовые кости были раздроблены. По кусочкам собрали. А ты молодая… — Мама вдруг крепко сжала запястье Лиды. – Прости. Мне приснился отец твой. Велел, чтобы я всё рассказала тебе или он заберёт меня к себе. — Мама тяжело задышала. – Вот у меня и случился сердечный приступ. Испугалась. Думала, и правда, умираю.

Лида высвободила освою руку из цепких пальцев мамы.

— Как ты могла, мама?! – прошептала она, глотая слёзы. – В книге на тумбочке его телефон?

— Да. Специально положила в твою любимую книгу, чтобы ты нашла, если бы я не успела рассказать. – Мама не сводила с Лиды умоляющего взгляда.

— Не волнуйся. Тебе нельзя, — напомнила Лида и накрыла ладонью руку матери. – Он ведь сам не хотел тогда, чтобы я надеялась, ждала. Так?

— Да. Он так сказал. А я ему сказала, что ты вышла замуж, чтобы он не искал тебя. Прости меня. – В глазах мамы стояли слёзы, губы дрожали.

 

Лида не могла больше смотреть на неё. Ей нужно время уложить в голове услышанное. Она выскочила из палаты и позвала медсестру к матери. Когда она снова зашла в палату, мама уже не плакала.

Лида вернулась домой, села на кровать и уставилась на книгу. Не могла поверить, что стоит набрать номер, и она услышит знакомый голос. «А может, не звонить? Прошло восемь лет. Мы изменились. Оба. Вдруг я не смогу видеть его таким…?» Она металась по квартире: останавливалась у тумбочки, глядя не книгу, снова отходила, перекладывала какие-то вещи, принималась мыть чистую посуду, снова садилась на кровать. А потом выхватила из книги листок и дрожавшими пальцами набрала номер.

— Слушаю, – почти сразу ответил грубоватый голос Сергея.

«Это его голос! Боже!» Сердце набатом било в грудную клетку, голос внезапно осип, в глазах потемнело. Лида хватала ртом воздух, понимая, что вот-вот потеряет сознание. Из последних сил она выдохнула:

— Сергей…

— Лида? Лида! Я ждал. Я… — кричал он в трубку радостно, а она рыдала, сидя на полу, прижавшись спиной к краю кровати.

— Жи…вой… Жи… — без конца шептала она.

— Ты где? Лида?

— Здесь… — прошептала она.

— Я скоро буду, – крикнул Сергей, и Лида услышала короткие гудки в трубке.

Она ещё долго сидела на полу, не веря, что разговаривала с Сергеем. Живым Сергеем.

Когда она открыла ему дверь, то сразу попала в его распахнутые объятия, как тогда, восемь лет назад. Всю ночь они проговорили, пока в окна не заглянул рассвет.

— Какая же я глупая была. Всему поверила. Ведь чувствовала, что что-то не то. А ты? Как ты мог не позвонить мне? – Она ударила его кулачком в грудь.

Сергей поймал ей запястье.

— Сначала кома, потом я едва успевал прийти в сознание после очередной операции, как мне делали следующую. Я сам не верил, что встану на ноги. Остался бы инвалидом, я не сидел бы сейчас с тобой рядом. Не имел права делать из тебя свою сиделку. Насмотрелся в больнице. У многих жёны не выдерживали. Не плачь. Всё позади. Я люблю тебя. Дальше вместе? Только смерть разлучит нас… Согласна?

– Да! Да! Тысячу раз «да!»

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.97MB | MySQL:70 | 0,440sec