Приехала

— Ты толстая!

— Сам такой!…

— Так прямо и сказал?! — спрашивала Римма у Светы.

— Ага, — шмыгнув носом, отвечала та. — А ведь я стараюсь, а не просто так, взяла и махнула на себя рукой, нет! А он мне же это в вину и поставил.

— Что он там ещё сказал, этот Аполлон недоделанный? — спросила, возведя глаза к потолку, Римма.

 

— Что я много денег трачу на фитнес и на свою диету. Типа ем слишком здоровую пищу, и от того стала такая здоровая, что он меня теперь стесняется! А я разве виновата, что мясо кроликов, которое считается полезным и диетическим стоит, как самолёт?!

— Погоди. Не плачь. На вот, салфетку, — сказала Римма и протянула женщине целую коробку бумажных платочков.

— Где мне жить-то теперь?! К маме возвращаться?.. Уехала… За семь вёрст киселя хлебать! Она мне никогда не простит, не забудет! До конца припоминать будет! Я же заявила ей о том, что сама со всем справлюсь. И работу найду, и жильё. А она смеялась надо мной. А теперь вообще обхохочется. И всё соседям расскажет, что я к ней вернулась с «поджатым хвостом». Нет. Домой мне дороги нету.

— Живи у меня, — тихо предложила Римма.

— У тебя?! Рим, ты серьёзно?

— Вполне.

***

Света уехала из посёлка, где она родилась и прошло её детство, семь лет назад. Едва окончив девятый класс, она рванула покорять большой город. Мать только посмеялась ей вслед. Жизнь у неё самой не сложилась, и у неё был такой же эпизод в биографии, когда она тоже пыталась вырваться из посёлка, но не получилось. Там было всё печально. И результатом «всего печального» явилась Света.

С самого детства девочка знала, что родилась она хоть и от большой любви, но недолгой. Да и не надо было её вообще рожать, часто потихоньку говорила мама. Света слышала такие слова и обижалась. Она подолгу сидела на своей кровати, обхватив колени руками и плакала, повторяя, что рожать её было очень даже надо! Как это не надо?! Она что, таракан? Она человек! И имеет право на хорошую жизнь, а не это вот всё, когда жалеют, что вовремя не избавились! Было очень обидно… Вот и задумала Света рвануть в город, поступать в колледж и жить сама, одна.

И всё у неё получилось. Поступила, выучилась на повара, нашла работу. После общежития, которое ей предоставили в колледже, как иногородней, стала жить в съёмной комнате рядом со старенькой бабулей. Старушка сдавала жилплощадь, чтобы иметь прибавку к пенсии и очень рада была видеть в жиличках такую милую приличную девушку.

А потом закрутилось-завертелось. Встретила Света Антона. Поженились скромно, родственников не приглашали, да и не было их почти. Светина мама жила далеко, да и не поехала она, только усмехнулась опять в трубку, услышав новость по телефону, что мол, я то знаю, что ничем хорошим это не кончится…

А у Антона мамы и папы не было. Так получилось, случай был трагический. И хорошо, что Антону к тому времени исполнилось восемнадцать, а ещё хорошо, что он был не один. У него была старшая сестра Римма.

Квартиру трёхкомнатную, в которой они некогда жили вместе с родителями, брат с сестрой продали и купили две однокомнатные, чтобы жить отдельно. На этом настояла Римма. Она планировала свою жизнь смело и решительно. Брат же, то ли в силу возраста, то ли характера, был совсем не таким.

Первое время он вообще полностью полагался на сестру, а потом заважничал, стал огрызаться и Римму слушать перестал. А та решила, что «мальчик вырос» и пусть сам свои шишки набивает, раз никто ему не указ. Мешать она ему не собиралась.

Не общались целый год, а потом Антон познакомил Римму со Светой. Девушки сразу поладили и стали подругами.

А заважничал Антон после того, как стал работать в местном театре. Он учился в музыкальной школе по классу скрипка и вполне сносно мог играть, и на скрипке, а так же на электрогитаре, которую сестра подарила ему на первый день рождения, после того, как не стало родителей. И вот с этой электрогитарой парень часто стоял в переходе у железнодорожной платформы. Играл он хорошо, с чувством, и ему это дело очень нравилось, а прохожие были довольно щедры. Он даже написал на картонке номер телефона, по которому следовало переводить деньги, если его творчество затронуло чью-то душу.

 

— Римка, народ сейчас в основном без налички ходит, у всех карты, вот и подумал я, а почему бы и нет? Пошёл в банк, завёл дебетовую карту и вот.

Римма только качала головой. Ей такой бизнес не нравился.

— Пойди лучше работу нормальную поищи, трубадур, — говорила она.

— Да искал я, не нужен я никому. Доставщиком пиццы не хочу, это я всегда успею. Да и выходит у меня нормально. На жизнь хватает и на оплату квартиры.

Римма смотрела на него снисходительно и качала головой. Она думала о том, что брат пока не очень умён, оттого и зря глупости делает. Но она ошиблась. Не зря. Именно по этому телефону с картонки позвонил Антону руководитель труппы местного театра. Им требовался музыкант. Срочно. Искать именитого и титулованного было некогда, да и платить ему они много не могли, от того собственно и ушёл предыдущий, вот тут то и пригодился Антон, которого тот руководитель услышал, когда случайно шёл по переходу.

Свой автомобиль руководитель театра только что сдал в автосервис на ремонт и спускался по лестнице перехода, чтобы перейти на другую сторону и сесть на автобус. Как говорят, оказался Антон в нужное время в нужном месте.

Взяли его в театр очень охотно и Антону там понравилось. Он приоделся и стал получать, по его меркам, довольно приличную зарплату. На Римму он теперь смотрел свысока, ведь она была всего лишь парикмахером. Куда ей!

Жизнь артиста оказалась очень насыщенной и довольно весёлой. В труппе все были семейные, кроме Антона и немного подшучивали над ним, что, мол, он не женится никак. А потом он им вдруг заявил, что женился. И коллектив немного обиделся, что Антон не позвал их всех на свадьбу.

Парень даже зажмурился, представив себе такие расходы. Пришлось проставляться. Труппа весело отметила радостное событие.

В отличие от мужа Света жила не так весело. Работа поваром ей нравилась, но она была не на виду, в тени. Как говорила ей коллега Ниночка:

— Это обслуга. Натуральная обслуга. Вот доработаемся до шеф-повара, тогда и можно будет пальцы растопыривать, а так… — она махнула рукой.

Нина мечтала работать в хорошем ресторане, но пока во всех ресторанах, которые она обошла, ей отказали: Ниночка со своим третьим разрядом им была не нужна. Вот и грустила девушка, перемешивая кашу на кухне районной больницы. Света тоже мечтала работать в другом месте, но в принципе она была довольна и этим. А ещё она трезво смотрела на мир и понимала, что нужно прежде наработать опыт, а потом уж замахиваться на хорошие места.

Как то незаметно для себя самой Света располнела. Вся в заботах, стараясь быть замечательной хозяйкой, девушка совсем перестала уделять себе внимание и увлеклась «не той едой». Спохватившись, она кинулась в спортзал, однако килограммы не уходили. Тогда она решила сесть на диету…

Антон за всеми этими метаниями супруги наблюдал равнодушно. Он любил вкусно покушать, о своей фигуре ничуть не заботился и считал себя очень привлекательным. Со Светой ему хорошо жилось: сытно и беззаботно и в один не прекрасный момент, утерев жирные губы после вкусного ужина, приготовленного Светой, он критическим взглядом посмотрел на супругу и заявил, что она пополнела и стала выглядеть хуже.

Света заплакала от обиды и стала оправдываться, говоря, что она уже занимается своим внешним видом, а он вместо того, чтобы поддержать, обижает!

— И да, — невозмутимо продолжил супруг. — Твои занятия пробивают брешь в нашем семейном бюджете. Особенно питание твоё диетическое. Слишком кучеряво! Другие на диетах сидят: просто мало едят или капусту одну, а ты деликатесами питаешься! Потому и не худеешь.

— Да это твои бифштексы пробивают брешь в бюджете! — не выдержала Света. — Я столько не ем!

Так слово за слово и поругались. Света собрала свои вещи и выскочила из дома. И только тогда её пронзила мысль: «Куда?»

 

— К Римме! Она моя лучшая подруга! — ответила сама себе девушка и зашагала к автобусной остановке.

Антон не ожидал, что супруга так обидится и тут же пошёл на попятную. Куда ринулась Света он не знал, но сам тем же вечером позвонил Римме. Та его отчитала и чтобы проучить и помучить немножко не стала говорить, что Света у неё. Всё-таки она считала, что эти молодые люди идеально друг другу подходят, и их стоило помирить. А потом случилось нечто, что отодвинуло на задний план эти заботы.

— Римм, где же Светка? Ну не верю я, что она тебе не рассказала, что между нами произошло и где она сейчас обитает! Говори, давай! Приеду, хуже будет! — грозился брат.

— Не будет! — ответила сестра. Дальше Римма наврала брату, что сейчас у неё живёт жених, и велела к ней не приезжать, чтобы не получить от него «леща», потому что её жених скор на расправу и тяжёл на руку и только она ему скажет, он мигом сделает всё, что она попросит! Угроза звучала вполне правдоподобно и Антон опасался ехать к сестре в гости, однако, в конце концов, через неделю безрезультатных попыток связаться со Светой, не выдержал и снова позвонил Римме.

— Она тебя не простит, понял! Ты сильно её обидел! — в сердцах выпалила Римма.

—Аааа… Она всё же у тебя! Еду!.. Ой. Погоди, звонят в дверь. Позже перезвоню, — быстро сказал Антон и отсоединился.

— З…здрасьте… А вы к кому? — спросил он женщину, что стояла, переминаясь с ноги на ногу на лестничной площадке.

— К дочери своей! К Светлане.

— А она… а… нет её сейчас.

— Как нет? — спросила женщина. — Куда же я пойду, а?

Она неожиданно опустилась на пол и стала тихо безутешно плакать, закрыв лицо руками.

— Что вы? Не надо… — растерялся Антон. — Пойдёмте в дом, а то вас тут кто-нибудь увидит на полу.

***

— Вот. И она сейчас у меня дома сидит… — закончил рассказ Антон. — Я не мог её послать. Не мог.

Римма и Света сидели молча, переваривая услышанное.

— Свет, возвращайся, а? Ну беру я свои слова обратно! Ты красивая и нравишься мне! Люблю я тебя! Поехали домой, а? — Антон взял Свету за руку.

Света руку не отдёрнула, а так и осталась сидеть в задумчивости.

— Даже и не знаю, хочу ли я её видеть, — наконец сказала она.

Выяснилось, что мать у Светланы — погорелица. Так она сказала Антону. Дом, в котором они жили вместе со Светой, сгорел по причине неисправности старой проводки. Сгорело всё подчистую, остались лишь стены, однако документы и сама Татьяна (мама Светы) были целёхоньки оттого, что в момент пожара она находилась не дома, а сумка, в которой Татьяна всегда носила с собой паспорт, была при ней. Этому она особенно радовалась. Антон даже подумал, что женщина слегка не в себе, ведь сгорело всё имущество, деньги и другие важные документы в доме, (не всё же она с собой носила), но Татьяна почему-то не придавала этому значения.

— На работе мне отпуск дали, я получила деньги и рванула к вам. Ведь вы мне поможете? Приютите? А чтобы дом отремонтировать, мне куча денег нужна. Хочу кредит брать. Вот и радуюсь, что паспорт при мне!

…Света вернулась к Антону, и зажили они все вместе в однокомнатной квартире. Татьяна спала на кухне на маленьком диванчике и быстро начала чувствовать себя, как дома. Света и Антон работали целыми днями, а она наслаждалась жизнью в большом городе: гуляла, развлекалась.

— Так вот оно что! Вот почему сюда люди едут! — улыбаясь, повторяла Татьяна, прогуливаясь по уютным улочкам и заходя в кафе. — Я ведь тоже когда-то мечтала здесь жить. Но не получилось у меня. Не срослось…

 

***

— Хорошая у тебя однушка. Твоя что ль? — спросил мужчина.

— Моя! — гордо ответила Татьяна. — Нравится?

— Ещё бы! — ответил мужчина, оценивающе оглядывая помещение.

Не прошло и недели, как Татьяна связалась с каким-то мужчиной. Мало того, она собралась за него замуж. У Светы глаза на лоб полезли от такой новости.

— Дочь! Не мешай моему счастью! Ну, можете вы один раз переночевать у сестры Антона, как её? Риммы? Я пригласила его завтра на чай, вечером, ну и… А потом я может к нему уже перееду, да. Или мы отправимся в путешествие! Он обещал. А мой дом мы обязательно отремонтируем, потом. Вместе.

— Мама! Хватит! Ты что не понимаешь, что он пудрит тебе мозги?! Слишком всё быстро происходит! Как тебе в голову пришло водить сюда кого бы то ни было! Придёт Антон, я даже не знаю, как ему сказать такое! Он твоему «жениху» все зубы выбьет!

— Ах вот ты как с матерью заговорила! Взрослая стала! Я останусь здесь, поняла! — мать села на кресло, скрестив руки. — Ты моя дочь, здесь живёшь, значит это и мой дом тоже. И я буду ждать Валерия! Мы с ним договорились. И когда он придёт, мы поедем…

— Дорогая… Дорогая, с кем ты разговариваешь? — послышался голос в коридоре. Высокий представительный мужчина в плаще и шляпе вошёл в прихожую и тихо закрыл за собой дверь.

— Мама! Откуда у него ключи? — опешила Света.

— Какая мама? Девушка, вы кто? Танечка, бери документы, и пойдём, время не ждёт.

— Я их не нашла… Точнее не искала ещё, — мать начала сбивчиво объяснять, глядя попеременно то на мужчину, то на дочь.

Тут мужчина рухнул на пол от мощного удара кулаком. Никто из присутствующих не заметил, как в квартиру вошёл Антон.

— Какие ещё документы? — грозно спросил Антон.

— Валерочка сказал, что можно как-то что-то там сделать, ну я не поняла что именно, и можно на этом денег хорошо заработать. Мне же нужны деньги! Только для этого требовались документы на эту квартиру. Всего на один день.

— Молчи, дура! — закричал Валерий с пола и на карачках кинулся к выходу. Когда он убежал, Татьяна, закрыв лицо заплакала:

— Он назвал меня дурой! Он не любит меня!

— Мама! А как тебя ещё назвать? — спросила Света. — Антон, проверь скорее свои документы в секретере, как бы этот тип уже чего-нибудь не стащил!

— Татьяна Олеговна и правда, нельзя же быть такой глупой! — в сердцах сказал Антон и достал папку с документами. — Вроде всё на месте… Я этого типа увидел на лестнице, во время того, как он открывал нашу дверь и решил проследить за ним! Вы дали ему ключи?

— Я не давала!

— Значит ещё хуже! Он сделал дубликаты с ваших! Профессиональный мошенник! Он хотел отнять квартиру. Вы, видать, убедили его, что живёте здесь одна, и он навострил уши. Но его ждал сюрприз! Вот что. Езжайте-ка вы домой, а то мне уже как то боязно за своё жильё, когда вы рядом!

— Да, мама. Так будет лучше, — тихо сказала Света.

— Но мне негде жить, пока будет ремонтироваться дом!

— Вот тебе подъёмные. Здесь немного, но пока хватит. Снимешь квартиру. И бери уже скорее свой кредит. — Света вынесла из комнаты конверт с деньгами.

— С матерью так не поступают! На улицу выгоняешь?!

— А с дочерью поступают? — тихо сказала Света. — Забыла, что ты мне всё детство говорила? Забыла, как ты надо мной смеялась? И когда учиться я поехала, и когда замуж вышла и на свадьбу тебя звала? Всё-таки у меня получилось, мам…

 

***

Татьяна уехала и сняла квартиру в одном из двухэтажных домов, что находились в посёлке. А потом взяла в ипотеку крохотную однушку там же, а почти сгоревший дом продала фирме, скупающей недвижимость. Квартиры в посёлке стоили недорого, потому и смогла Татьяна это провернуть.

— Не судьба мне в большом городе-то жить, значит, не судьба… Но хотя бы с отцом Светки повидалась и то радость. Люблю я его, негодяя до сих пор. Хоть и обманул он меня снова… — грустила Татьяна.

Валерий же радовался, что смог тогда унести ноги и что на него не заявили в полицию. А Татьяну он уже и не помнил, давно это было, сколько лет прошло!

Увидел он её в своём дворе, когда из подъезда выходил. Женщина как женщина, обычная. Она первая с ним заговорила. Спросила который час. Познакомились, стали встречаться. Валерий тут же «навострил уши» услышав, что она живёт в квартире одна. Ведь он был «профессионалом» и имел чутьё на такое дело. Он начал умело «вести» Татьяну. Но не вышло. А то, что перед ним тогда рядом с бывшей возлюбленной стояла его родная дочь, Валерий тоже не понял. С чего бы? Ведь он никогда не видел девочку…

Жанна Шинелева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.83MB | MySQL:68 | 0,404sec