Пропавший

Сначала он узнал ее туфли — бордовые с белыми вставками. Два года назад, когда он увидел ее впервые, они были новыми. Сейчас кожа смялась, белый цвет посерел, покрылся темными трещинами. Он перевел взгляд выше. Все тот же нелепый бесформенный плащ, что и раньше. В руках — знакомая коричневая сумка, похожая на котомку старьевщика. Он забыл имя женщины, вернее, не стал тогда запоминать — обычная клиентка, одна из многих.

 

Она медленно шла через двор, остановилась, села на скамейку. Глаза пустые, мертвые, но губы решительно сжаты, как у спортсмена перед стартом. Он подобрался поближе, рассматривая ее в упор. Постарела. Ее одиночество и неустроенность сейчас были особенно заметны. Как же ему хотелось ей всё объяснить… Если бы это было возможно! И если бы можно было отмотать стрелки на два года назад.

* * *

Некрасивая женщина в невзрачном плаще уселась на кончик стула. Огромную сумку из коричневого кожзама она держала на коленях перед собой. Словно щит, которым хотела заслониться, подумал Андрей. От женщины нестерпимо разило одиночеством и неустроенной судьбой, как экстрасенс он это чувствовал почти физически. Серая, блеклая мышь в неприметной одежде, только бордовые туфли с белыми вставками слегка расцвечивали общую унылую картину.

— Кто он вам? — спросил Андрей неприязненно.

— Самый главный для меня человек. Или никто, смотря с какой стороны посмотреть, — прошептала она после паузы.

— А от меня вы чего хотите? Вам в полицию надо.

— Я там была, они сказали, пока не пройдут три дня, ничего делать не будут. Но и потом заявление от меня не примут.

И правильно сделают, проворчал про себя Андрей. Подумаешь, взрослый мужик не пришел на работу. Даже если загулял, то что?

Женщина нервно теребила ручку коричневой сумки.

— Я уверена, он попал в беду! — вдруг выпалила она. — Я чувствую это! Понимаете, он живет один. Родители в другом городе. На звонки не отвечает…

Я бы тоже на твои звонки не отвечал, чуть не ляпнул Андрей.

Она словно услышала его мысль.

— Нет-нет, звонила не я. Коллеги, потом начальник… Помогите, пожалуйста. Кроме вас некому.

Она подняла на Андрея воспаленные глаза. Похоже, рыдала сутки напролет.

— Ладно. Давайте, что там у вас есть. И вот еще…

Он озвучил стоимость.

— Конечно-конечно, — засуетилась она и полезла в сумку.

На стол легли несколько купюр и новогодняя маска поросенка.

 

Андрей подцепил ногтем шнурок маски. Неужели не нашлось ничего лучше? Впрочем, плевать.

«Поросенок» перекочевал в его ладони. Закрыв глаза, он мял и гладил картон, сосредотачиваясь на предмете и убирая из головы посторонние мысли. Как только в сознании воцарилась бездонная пустота, он со всей силой послал туда образ маски.

Яркий свет. Много людей. Новогодняя елка, гирлянды, веселье… Ясно, корпоратив. И прямо перед его глазами мужчина в маске поросенка с бутылкой шампанского в руках. Зацепившись за образ, Андрей осторожно потянул его в будущее, в сегодняшний день.

Если человека нет в живых, впереди его будут ждать пустота и холод. Однако он увидел обычный городской двор. Старенькие пятиэтажки, изредка разбавленные красноватыми кирпичными «свечками», припаркованные машины, начинающие желтеть кусты. Только ракурс был каким-то странным, словно он смотрел, лежа на траве — несколько высоких травинок даже заслоняли обзор… И нарастающая паника внутри. Паника, ужас и безысходность. Настолько сильные, что лишь волевым усилием он сумел удержать образ.

Отставить панику! Адрес, ему нужен адрес! Он шарил чужими глазами по стенам домов. Ну, наконец-то! Есть.

Андрей вынырнул в реальный мир и отбросил маску, которую все еще сжимал в руках.

— Жив, — выдохнул он. — Сейчас он во дворе дома…

Он назвал адрес.

— Жив? — радостно выдохнула клиентка и тут же всполошилась:— И все еще у нее? Неужели эта ведьма держит его насильно? Его надо спасать!

— А-а-а, — усмехнулся Андрей. — Так вам знакомо это место? Позвольте спросить — откуда?

— Ну… — она смутилась. — Я шла за ним. Но это не то, что вы думаете. Это не ревность. Просто…

Женщина вдруг выпрямилась на стуле.

— Она ведьма! Она…

— Вы всерьез считаете, что женщина может удержать здорового мужика против воли? — перебил ее Андрей. — К тому же, ведьм не существует, их всех сожгли в средние века, — добавил он шутя.

Клиентка вновь сникла.

— Я просто хотела знать, что он сам… что у него, ну… все хорошо. Простите…

Она достала из сумки скомканный платок, высморкалась и сказала уже спокойнее:

— Значит, с ним все в порядке. Жив и все еще без ума от нее. Что ж, пусть будет счастлив.

В порядке, да не совсем, и совсем не счастлив, подумал Андрей, когда за посетительницей закрылась дверь. Ужас и безысходность того незнакомого мужчины не давали ему покоя. Что-то с этим человеком было не так, и, не вытерпев, Андрей отправился в тот двор.

 

Едва он показался из-за угла дома, два бродячих пса бросились ему навстречу. Подбежали, тявкнули незлобно, загораживая дорогу, но нападать не стали. Пока он кружил по двору, они так и трусили следом, предостерегающе гавкая. Еще тут были коты. Пристально следили зелеными глазищами за человеком, не двигаясь с места.

Побродив по двору, Андрей нашел, откуда «смотрел» глазами незнакомца. Обычный газон возле дома, поросший осокой и крапивой. Но почему тот человек лежал на земле? Да еще осенью.

Андрей заозирался по сторонам и тут увидел ее. То, что это та самая «ведьма», он понял каким-то шестым чувством, мужским естеством. Издалека девушка выглядела обыкновенно — не красавица, ничего особенного. Но чем ближе она подходила, тем больше преображалась. Огромные глаза с поволокой, яркие губы. Даже каштановые волнистые волосы, которые были наспех заколоты в пучок, теперь почему-то оказались распущенными по плечам. Вдруг нестерпимо захотелось прижать ее к кирпичной стене и впиться в эти зовущие губы. С большим трудом он подавил желание — помогли собаки, крутившиеся рядом — и отправился знакомиться. Дело могло и подождать, а вот незнакомка — вряд ли.

— Простите, но вам лучше уйти, — в голосе девушки слышалась грусть.

Она постаралась обойти Андрея, но он преградил ей путь. Просто взять и уйти он уже не мог. Вдруг она оказалась в этом дворе случайно, и он больше никогда ее не увидит? Он же потом всю жизнь будет мучиться! И кто сказал, что она ведьма? Никакая не ведьма!

Он пустил в ход все обаяние, на которое был способен, но единственное, чего достиг, — узнал имя. Кира.

Ночью ему снилась Кира. Сияющие глаза, длинные распущенные волосы, теплое, ласковое тело. Проснувшись в поту, он думал только о ней. Все остальное не то чтобы отошло на второй план — просто исчезло.

Вскоре с охапкой цветов Андрей нетерпеливо прохаживался под ее окнами. Рядом по-прежнему предупредительно подтявкивали псы, да осуждающе косились толстые коты. Но он их не замечал.

— Спасибо.

Лицо Киры зарылось в цветы, на губах заиграла улыбка, и он пропал окончательно. Да что там! Пропал он еще вчера, а сегодня… Он обнял ее и притянул к себе.

Она попыталась высвободиться, но Андрей не отпускал.

— Не отпущу, никогда, — прошептал он, целуя ее шею, и вдруг почувствовал резкую боль в ноге — один из псов вцепился зубами в икру.

— Кровь! — Кира испуганно отстранилась.

На голубых джинсах действительно показались красные пятна. Но даже сейчас он не выпустил девушку из объятий.

— Ты торопишь события.

— А мне кажется, что я слишком медлителен, — прошептал он, зарываясь в ее волосы.

— Мы не должны… Ты не можешь… — ее голос тоже упал до шепота.

— Да плевать! — неистово прошептал он. — Что бы там ни было, плевать на все!

— Ты не понял. Сначала ты должен полюбить меня, по-настоящему, иначе…

 

Но он не слушал.

Охапка цветов упала на бетонные плиты подъезда. Куртка осталась валяться на полу в коридоре. Он подхватил Киру на руки и понес в комнату.

— А как же любовь? — тихо спросила она, отворачиваясь от его поцелуев, но ответа не дождалась.

Он очнулся на ковре в гостиной. Вспомнилось, что до кровати они так и не добрались, здесь, на ковре, все и произошло. Одежда раскидана на полу, Киры рядом нет. Почему-то болела голова, нещадно ломило все тело. Он попытался подняться, но ноги отказывались служить. Его повело в сторону и, потеряв равновесие, он рухнул на пол. Еще что-то случилось со зрением. Наверное, таким сумрачно-расплывчатым видят мир близорукие дальтоники. Но он не был ни тем, ни другим.

Его мутило.

Наверное, она меня отравила, подсыпала наркотик, внезапно подумал он. Но зачем?

Обрывки мыслей метались в его голове, но одна перекрывала собой остальные: надо немедленно выбираться отсюда.

Ползком — ему так и не удалось подняться на ноги — он двинулся к выходу. И тут его взгляд упал на ладони, вытянутые перед собой… Рук не было.

Вместо рук он смотрел на серые кошачьи лапы.

* * *

Он запрыгнул к ней на скамейку и уселся рядом с коричневой сумкой, обвив лапы хвостом. Женщина машинально погладила его по спине, и он вдруг почувствовал, что в коричневой сумке лежит нож. Она пришла отомстить! Думает, что Кира убила ее знакомого.

Первой мыслью было запрыгнуть в сумку, схватить зубами нож и дать дёру. Кира же не виновата, что она такая. Не может противиться мужской настойчивости, ищет любви, пытается объяснить, да только кто ее слушает. Сами ведь во всем виноваты. Но он остался на месте. А вдруг со смертью Киры исчезнет и колдовство? Ведьма же все-таки…

Автор рассказа: Дмитрий Корсак

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.84MB | MySQL:66 | 0,367sec