Провинциальная девчонка

Зинаида напряжённо прислушивалась к шагам в подъезде. Её супруг ещё сорок минут назад ушёл в ближайший магазин за хлебом и сыром, а потом словно сквозь землю провалился.

Наконец в дверном замке провернулся ключ, и на пороге появился Семён, тяжело дыша, протянул жене пакет с продуктами.

 

— Где тебя носило? Час жду! — недовольным голосом пробурчала Зинаида, выхватывая пакет и тут же перепроверяя покупки. — Ты у сыра срок годности смотрел?

— Зина, а как проверить, если весь сыр нарезан? – голос мужа звучал растерянно. – Я взял хороший кусочек, твёрдого, как ты и просила.

— Сёма! – Зинаида всплеснула руками. – Ну ты даёшь! Ничего тебе доверить нельзя. Вот внук родится, как его с тобой оставлять? Никакой серьезности.

— Зина! – Семён обиженно поджал губы. – Ну ты сравнила – сыр и внука!

Зинаида скрылась на кухне, и до неё ещё некоторое время доносились слова Семёна, сетовавшего на то, что жена его недооценивает.

Зинаиду эти слова раздражали, она вообще считала, что всё в семье рухнет, если она отпустит бразды своего контроля хотя бы ненадолго.

— Звонил Павел, они с Наташкой припоздают. — в кухню вошел Семен, наблюдая за тем, как Зинаида ловко нарезает сыр и колбасу, раскладывая кусочки в тарелке самым причудливым образом.

Хозяйка Зина отменная, характер только тяжеловатым был, но Семён за почти тридцать лет жизни с супругой привык к резкости и порой даже грубости Зинаиды.

— Ну вот! – она недовольно сдвинула брови. – Твоя сестра в своём репертуаре! Мы им радостную новость хотим сообщить, собрались в кои-то веки всей семьёй, а они, видите ли, опаздывают.

— Пробки там, — попытался оправдать свою сестру Семён, — на дорогах.

— Пробки там у твоей сестры с её мужем по вечерам, — фыркнула Зинаида, — и всем известно, какие именно.

К пяти — за столом в доме Тимофеевых собрались почти все: сын Зинаиды и Семёна — Даниил со своей беременной супругой Ксенией, племянник Семёна — Артур со своей девушкой Ириной, младшая сестра самой Зинаиды, женщина за сорок, никогда не бывавшая в браке и слывшая в семье «синим чулком».

— Только сестра твоя задерживается, как обычно, — буркнула Зинаида, ткнув мужа в бок локтем, — даже сын их тут, а Наташка с Павлом все тащатся где-то.

Поводом для большого семейного ужина была беременность Ксении. Наконец у единственного сына Зинаиды и Семёна должен был появиться ребёнок — это серьезный повод для организации праздника.

Зинаида была счастлива, предвкушая заботы о внуке или внучке, а ещё желавшая во всеуслышание объявить прекрасную новость.

Явившиеся с опозданием Наталья и Павел долго извинялись, а Зинаида, бурча под нос и испепеляя родственников взглядом, усадила их за стол и наконец объявила о беременности Ксении.

Сын Даниил выглядел не очень довольным, он вообще был против этого званого ужина, но разве против матери пойдёшь? Зинаида Ивановна была главой в семье, а с ней, как с президентом, спорить запрещено.

 

— Какое счастье! Какая радость! – запричитали все, чокаясь бокалами и наконец приступая к еде.

Все были голодны, и только Ксения сидела за столом с загадочной улыбкой.

— Ксюша, ты чего не ешь? – спохватилась Зинаида Ивановна. – Мутит? Токсикоз, да?

Невестка улыбнулась:

— Нет, всё в порядке. Чувствую себя прекрасно! Только вот новость, которую вы озвучили, мне хотелось бы дополнить.

Зинаида с удивлением посмотрела на невестку. Чего тут дополнять-то? Беременна девка, ну и слава богу. Какие ещё подробности нужно озвучивать? Сроки что ли? Или картинки с узи показать всем собравшимся? Это Зинаиде Ивановне казалось лишним.

— Ну так дополняй, не говори загадками. — Семён с нетерпением посмотрел на жену сына, даже вилку отложил.

— У нас будет два малыша! – сообщила Ксения, и её лицо засияло, как медный таз.

Зинаида ахнула. Прям вслух, хотя сама этого от себя не ожидала. В голове забегали мысли, большинство которых были не самыми приятными.

Двойня! Вот это новость! Откуда двойня в их роду? Отродясь никого ни в семье Семёна, ни в семье самой Зинаиды по двое не появлялось.

— Как же так? – пробормотала Зинаида, позабыв про курицу, подгоравшую в духовке. – Откуда?

— Ясно откуда, — усмехнулась Наталья, — или ты не в курсе, как дети делаются?

— Да я не про то, — Зинаида почувствовала прилив раздражения и досады, — не было никогда у нас двойняшек. Откуда теперь-то?

Слова были какими-то обрывистыми, настолько глубоким было потрясение у Зинаиды Ивановны от новости Ксении. Та даже обиделась:

— Вы как будто и не рады.

— А я и не рада. — пробормотала Зинаида, понимая, что говорит что-то неправильное и неуместное. — Откуда двойня? Ксюша, ты путаешь что-то.

— Расслабься, мам, — перебил Зинаиду Ивановну сын Даниил, — сразу отстреляемся двойняшками, считай, перевыполним план.

— Двойняшки по материнской линии появляются, — влезла в разговор Наталья, но Зинаида только рукой на неё махнула, — я читала про это, и по телевизору смотрела.

— Меньше читай и смотри всякой гадости, — огрызнулась Зинаида, — не бывает такого. Обязательно двойняшки должны быть в роду у отца. У нас их нет и не было никогда.

— Значит, будут первыми. — миролюбиво произнес Семен, расплываясь в улыбке.

— Что-то мне это не нравится! — произнесла Зинаида, а потом поднялась из-за стола и вышла из комнаты.

Настроение у всех было испорчено. Сестра Семёна всё пыталась доказать свою точку зрения, но Зинаида считала, что Наталья просто выгораживает её невестку.

«На_гул яла!» — проносилось в голове у женщины. – «Не от Даньки рожает! Вот же прохиндейка! Вцепилась в Даньку, а чтобы удержать, ещё и залетела не пойми от кого!»

— Д*ра ты, Зинка, — высказала своё мнение Наталья, — тут новость такая хорошая, а ты своим мерзким нравом всё портишь.

 

— Это ты своей тупостью всё портишь! – огрызнулась Зинаида. – Смотришь ерунду всякую, а потом в народ вываливаешь свои знания. Глупая курица!

— Ах так? – Наталья подскочила из-за стола. – Паша, Артур, Ирочка! Уходим из этого дома! Еще будешь меня глупой курицей называть, мерзавка! Сама умом не блещешь, да и воспитанием тоже.

Вечер был окончательно испорчен. Зинаида швырнула в Наталью грязным кухонным полотенцем, а та, схватившись за скатерть, смела со стола все угощения.

Даниил с недовольством смотрел на мать, Ксения вообще умудрилась расплакаться. Семён молчал, не решаясь спорить с женой, а Зинаида собрала всё что удержалось на столе и с пола, а потом выпроводила из дома свою непонятно чему улыбающуюся сестру.

Заперлась в комнате, и сама расплакалась. Уж больно обидно ей было за сына, обманутого собственной женой.

Даниил и Ксения не звонили ни матери, ни отцу, в гости больше не заходили. Зинаида Ивановна считала это поведение своего сына и невестки прямым доказательством своей правоты. Значит, есть что скрывать, а чтобы в глаза не смотреть, прячутся теперь дома.

И на работе, и соседям Зинаида рассказывала о том, что её сына обманула провинциальная девчонка.

Даниил настолько устал от сплетен и вопросов в свой адрес, что, как только срок беременности Ксении достиг отметки в семь месяцев, они с женой уехали в другой город.

— Бежишь от матери? – усмехнулась Зинаида. – Стыдно в глаза смотреть? С кем ты живешь? С обманщицей, змеёй!

— Мам, это ты змея! — ответил Даниил, а Зинаида Ивановна, обидевшись на сына, бросила трубку.

Через месяц засобирался и Семён.

— Куда ты ещё намылился? – Зинаида с усмешкой наблюдала за супругом, неумело складывавшим свои вещи в дорожную сумку. – Сына проведать поехал?

— Данька сказал, что в Северогорске для меня работа есть. — ответил Семен. — Надоело дома сидеть. Буду сыну с внучками помогать, работать буду. А с тобой жить невозможно, всю кровь выпила и у меня, и у сына.

— Предатель очередной! – фыркнула Зинаида Ивановна.

Она от мужа узнала о том, что у Дани и Ксении родились две девочки, но новоиспеченная бабка была уверена в том, что дети эти были рождены не от её сына, и к ней никакого отношения не имели.

Все вокруг казались глупцами и предателями, поверившими бедной овечке по имени Ксения. И даже полученное от невестки письмо с результатом анализа ДНК, подтверждавшего прямое отцовство Даниила, не убедило Зинаиду в ее твердой уверенности в том, что ее обманывают.

— Сейчас любой анализ подделать можно! — сказала она и разорвала бумажку в клочья.

Оставшись в гордом одиночестве, Зинаида всё равно считала своё мнение единственно правильным, не поддающееся опровержению.

Раз уж сын не верит ей, родной матери, пусть живет в логове предательницы, туда же ещё и папашку своего забирает.

Не страдала Зинаида без мужа, которого считала тюфяком, и без сына, который предпочёл носить рога и чужих детей воспитывать.

 

Зинаида завела себе двух собак, с которыми теперь регулярно прогуливалась по району, делясь с соседями и приятельницами своим мнением про обман и тесты ДНК.

— Неужели ты не хочешь внучек увидеть? – поражались все. – А вдруг они – копия Данька? Что делать будешь?

— Все маленькие дети друг на друга похожи! — отвечала Зинаида. — Так что не докажут мне ничего. Не хочу я ни девок видеть, ни их мамашу. Мне с собаками хорошо, они точно никогда не обманут.

Гордо подняв подбородок, Зинаида Ивановна прогуливалась вдоль домов, ведя на поводке двух собак, ставших ей самыми родными существами.

Она размышляла о том, как однажды сын приползёт к ней на коленях, чтобы вымаливать прощения. Он поймёт свою ошибку, а она, Зинаида, ещё подумает, прощать сына или нет.

Только обязательно свою давно заготовленную фразу произнесёт:

«Я же предупреждала, а ты мать не слушал!», — а потом, может быть, позволит Даньке её обнять.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:66 | 0,352sec