Вы мой ангел-хранитель

Анна Романовна смотрела в тетрадь Миши Герасимова и понимала, что опять придется ставить двойку. Если так и дальше пойдет, то у него и в четверти два выйдет.

Она закрыла тетрадку и задумалась. Миша не был лентяем, да и глупым не был. Он проболел несколько тем, а еще постоянно сонный на занятиях сидит. Никак у него не получается усвоить новый материал.

В отличие от многих учителей, Анна Романовна искала в детях что-то хорошее. Она считала, что нельзя всех воспринимать одинаково. Ведь дети – это личности, со своими интересами, предпочтениями и увлечениями. И зная Мишу, она понимала, что он не заслуживает двойки в четверти. Ему просто надо немного помочь.

 

Для начала она решила поговорить с его родителями. Возможно, они смогут с ним позаниматься или наймут репетитора. Он мальчик хороший, его только направить нужно, чуть подольше и поподробнее объяснить.

На следующий день Анна Романовна подошла к Мише на перемене. Она не хотела, чтобы ее слышали другие ученики. Дети в этом возрасте любопытны и иногда могут переходить границы дозволенного. Ей не хотелось, чтобы кто-то обижал Мишу из-за его неудач в математике.

— Миша, я бы хотела с твоими родителями поговорить, — тихо проговорила Анна Романовна.

— Зачем? – нахмурился он, нервно теребя линейку в руках.

— По поводу твоих оценок. Они в последнее время стали хуже. Видимо, ты недопонял тему. Оценки – не показатели ума, но, к сожалению, они влияют на твое будущее. Поэтому, я очень хочу, чтобы ты их исправил.

Михаил продолжал хмуриться. Казалось, что еще немного, и он расплачется.

— Я не ругать тебя собираюсь, — успокоила его Анна Романовна. – Я всего лишь хочу вместе с твоими родителями решить, как тебе помочь.

— Ладно, — буркнул он.

На следующий день в школу пришли мама и папа Михаила. Мама держала на руках грудного ребенка и явно была недовольна тем, что их вызвали.

— Что он натворил? – сходу спросил отец.

— Ничего-ничего, — улыбнулась Анна Романовна, — присаживайтесь.

Мама и папа Миши переглянулись, но все же сели.

— Понимаете, у Миши последнее время с математикой стало не очень… — начала говорить Анна Романовна.

— Да мы знаем, что он у нас глупый, — махнула рукой мать.

Учительница даже опешила. Слышать такое от родителей было крайне неприятно.

— Миша не глупый, — строго сказала она. – Он довольно умный мальчик, просто последние темы ему даются плохо. Он проболел, да и в школу приходит сонным. Возможно, он вечером засиживается допоздна, — предположила она.

— Ничего он не засиживается, — возразила мать, — я его в девять спать отправляю. Аленку укладываю, и он тут же идет в постель!

— Может, у него проблемы со сном?

— Да у нас у всех проблемы со сном, — громко рассмеялся отец. – Алена вечно плачет по ночам, а встаем мы по очереди. Миша тоже! Он ее брат, должен помогать.

Анна Романовна была в шоке. Она уже и не рада была, что позвала Мишиных родителей. Зато, с другой стороны, картина стала вырисовываться очень интересной.

— Понимаете, — пыталась она до них достучаться, — дети эмоционально неустойчивы. Они не могут выдержать такую же нагрузку на психику, как и взрослые. Им нужен крепкий сон, чтобы мозг отдохнул, как следует. А иначе им будет трудно учиться.

— Что за глупости? – возмутилась мать. – Мы всегда родителям помогали и ничего!

— Помощь – это хорошо, но ребенок ночью должен спать.

— Это мы как-нибудь сами решим, — грозно произнес папа.

Анна Романовна поняла, что в этом вопросе они общий язык не найдут. Поэтому продолжила разговор.

— Я подумала, что, может, вы Мише поможете освоить новый материал. Объясните как-то…

— Вы учитель, вы и объясняйте, — укачивая ребенка, заявила мама. – Это ваша обязанность. А если Мишка чего не понял, то это вы виноваты. Мы не обязаны его учить, уже отучились свое. Да и не помню я эту вашу математику.

 

Отец Миши кивал в такт словам своей жены. Анна Романовна сделала еще одну попытку достучаться до них.

— У меня в классе тридцать детей. А урок длиться сорок минут. Я физически не успею объяснить каждому то, что он не понял.

— Ну, нет, значит, нет, — развел папа руками, — я вообще не понимаю, чего вы нас вызвали. Вы ругаете Мишу или хвалите? Надо нам ему ремня всыпать?

— Не надо никому ремня всыпать! – испугалась Анна Романовна. – Миша молодец, просто сейчас ему нужна помощь.

— Сам справится, — грозно ответил отец, вставая, а затем обратился к жене, – пошли, нам еще в магазин надо зайти.

Они ушли, не попрощавшись. Анна Романовна смотрела им вслед, и ей очень было жалко маленького мальчика, на которого уже давно махнули рукой и который стал просто нянькой для младшей сестры.

Но Анна Романовна осознавала, что она в силах помочь ребенку. Пусть его родители и считают, что он достаточно большой, чтобы со всем справиться, она понимала, что это не так.

На следующий день Анна Романовна снова подошла к Мише.

— Я вчера поговорила с твоими родителями, и мы решили, что я могу тебя помочь с заданиями, — немного приврала она.

— Как? – спросил Михаил, отчаянно скрывая зевок.

— Давай останемся после уроков, и я тебе объясню еще раз все, что ты не понял. Скоро у нас будет контрольная, и ты должен написать ее хорошо, чтобы исправить оценки.

— Ладно, — пожал Миша плечами. Казалось, он не особо рвался домой, как другие ученики.

Естественно, что Анне Романовне никто за это не доплачивал. Но для нее деньги были не главное. Говорят, что учитель – это призвание. И для Анны Романовны это было действительно так. Для нее было важно не просто прочитать материал, но еще и сделать так, чтобы дети его поняли. Особенно, если дома нет поддержки.

Анна Романовна стала заниматься с Мишей. Как она и думала, он был довольно умным мальчиком. Но математика – такой предмет, что если где-то ты что-то недопонял, то дальше будет только сложнее.

Контрольную Миша написал на твердую четверку. И когда Анна Романовна отдавала ему тетрадку, то не смогла сдержать улыбку. Она им гордилась. Таким маленьким, но таким взрослым мальчиком.

Но на этом Анна Романовна не остановилась. Она узнала у других учителей, не скатился ли Миша по их предметам в последнее время. И если это было так, то она объясняла причину. То, что ему приходится нянчиться с младшей сестрой и то, что родители не горят желанием помочь в учебе. Также она рассказала и о том, что позанималась с Мишей, и тот все с легкостью усвоил.

Этот пример оказался заразительным. Некоторые учителя тоже предложили Мише дополнительно позаниматься, и вскоре мальчик подтянул все предметы.

Через два года у их класса сменился учитель. Но Анна Романовна Мишу не бросила, сказала ему, что если он что-то не поймет, то смело может обращаться к ней за помощью. Она подозревала, что никаких репетиторов родители ему нанимать не будут.

Миша окончил школу всего с двумя тройками. Мама и папа, присутствующие на выпускном, гордо хлопали ему. Анна Романовна лишь вздыхала. У них же растет еще дочь, а они твердо уверены, что дети с определенного возраста не нуждаются ни в поддержке, ни в помощи. Так еще и сами, помимо учебы, должны им помогать даже ночью.

 

Миша пошел учиться в техникум. Там он освоил профессию автослесаря, а после учебы, два года проработав, открыл свою автомастерскую. Бизнес его пошел в гору, потому что Миша и сам был ответственным и честным мастером, и от своих работников требовал того же. А лучшая реклама – сарафанное радио. Поэтому-то Мишу автовладельцы и знали, и предпочитали пользоваться услугами его сервиса.

Как-то раз Анна Романовна возвращалась домой из школы. В этом году ей дали новый класс, и пока она еще только искала с ними общий язык. Было трудно, но трудности никогда не пугали учительницу.

— Анна Романовна, — окликнул ее кто-то из машины. Она повернула голову и тут же широко улыбнулась.

— Миша?

— Да, это я. Садитесь, подвезу.

— Не откажусь.

По дороге они разговорились. Михаил рассказал о своем бизнесе, о том, что дела идут в гору и о том, что у него неделю назад родился сын.

— Это так здорово, ты такой молодец, — улыбнулась Анна Романовна.

— Да это вам спасибо надо сказать, — хмыкнул он. – Это же вы в школе были моим ангелом-хранителем.

— Брось, я всего лишь тебе немного помогала, — засмущалась Анна Романовна.

— Нет, не просто. Вы в меня верили, и других учителей тоже заставили поверить. Да что говорить, я и сам тогда в себя не верил. Вечно не высыпался из-за сестры, родители дома постоянно ругали. Хотелось все бросить. А вы меня, считай, спасли.

— Зато теперь ты знаешь, как важна поддержка. И как важно верить в своих детей, — улыбнулась она.

— Это точно. И своему сыну я никогда не скажу, что он глупый. Для меня он всегда будет самым лучшим.

Юля С.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:68 | 0,350sec