Счастье, это дар

Осень тихо вступила в свои права, листва стала редкой и сквозной, через неё видны просветы в небе. В парке стало тише и спокойней. Арина немного задержалась на работе, наконец-то закончила проект. Стемнело, но она решила пройтись пешком:

— Все же вечерние прогулки могут быть полезными, немного проветрю свою голову.

 

До дома Арине идти недалеко, пройти парк и все, можно конечно сократить путь пробираясь дворами, но уже темно. Да и осенние кленовые листья так загадочно шуршат под ногами. А фонари отбрасывают слабые блики на оставшиеся листья деревьев, которые стоят вдоль аллеи парка.

— Хорошо-то как, а я раньше почему-то не замечала этой красоты, — думала она, — вон там в конце дорожки темновато, видимо лампа в фонаре перегорела, но видно какой-то мужчина гуляет с собакой.

Подумав о лампочке, Арина вдруг почувствовала удар сзади и провалилась в темноту. Открыв глаза, она не поняла где находится, но обведя взглядом все вокруг, до неё дошло.

— В больнице я, стены выкрашены в бежевый цвет, тумбочки, две кровати пустые, а еще на одной кровати в углу лежит пожилая женщина и смотрит на меня. Но как я здесь, почему и уже светит солнце, а я шла с работы вечером, уже стемнело, — напряженно думала она.

Вошел доктор, пожилой и с добродушной улыбкой, в круглых очках:

— Ну красавица, добрый день.

— Добрый, а что со мной — тихо произнесла Арина.

— Ну милочка, вам повезло. Удар был сильный, но не смертельный. Хорошо, что тот мужчина, который гулял с собакой, заметил вас в кустах, вовремя скорую вызвал и полицию. Вот вас к нам и доставили.

За время, что Арина восстанавливалась в больнице, подружилась с соседкой по палате Надеждой. Она чем-то напоминала ей недавно умершую мать, такую же добрую, с теплым взглядом и мудростью речей. О себе Надежда рассказала мало, живет одна, дочка с семьей далеко, приезжают иногда в отпуск.

Арина наоборот, говорила много, делилась всем, что было у неё на душе. Она поняла, что на неё напали с ужасной целью, толком не могла понять, где болит, казалось, что болит все. На волнующую её тему Арина могла говорить долго, главное она находила сочувствие у Надежды. Они сблизились, обменялись телефонами. Как оказалось, что и живут они в соседних домах.

После выписки у Арины не было времени часто встречаться с Надеждой, но по телефону общались часто. Как-то в выходной Арина почувствовала себя неважно, накатывала легкая тошнота и ужасный дискомфорт. Она позвонила Надежде, потому что подруг у Арины не было, только коллеги по работе.

— Надежда, у меня к вам серьезный разговор, давайте встретимся в парке, — говорила взволнованная Арина, когда та ответила, — если конечно у вас есть время, но я обещаю не задерживать.

Встретились, Арина объяснила свое состояние, и сказала, что решила сходить в поликлинику.

— Арина, не откладывай обращение к врачу, судя по твоему разговору, у тебя будет малыш.

— Как малыш, — ошарашенно спросила Арина, — беременность, откуда? Я уже пару лет не встречалась с мужчинами.

Женщины говорили долго, Арина мрачнела все больше и все чаще переходила на шепот.

— Вот как я смогу родить этого ребенка? Такой стресс перенесла, и как с этим жить? И этот ребенок будет мне напоминать об этом всю жизнь. И на кого он будет похож? Ой, только не это.
— Аришенька, я понимаю твое смятение и состояние, но ведь ребенок ни в чем не виноват. Ты будешь отдавать ему свою любовь и забудешь, при каких обстоятельствах он у тебя появился.

— Забыть? Я не смогу забыть! И простить такое сложно.

 

— Я тебя понимаю, Арина, но мы в жизни часто сталкиваемся с несправедливостью, болью, обидой. Даже скажу тебе больше, мы и сами часто обижаем людей, и не замечаем этого. Так что сделал тебе человек плохо, выкинь его из головы, забудь. Пусть у тебя в душе будет свет, не сумрак, со светом в душе легче жить.

Беременность Арины подтвердилась, она уже смирилась, что ребенок должен появиться на свет. На самом деле, он ни в чем не виноват. Надежда была рада, помогала Арине, ведь родственников у неё не было. Даже обещала помочь, когда родится малыш, она будет с ним гулять, ведь её внуки далеко и она скучает по ним. А это будет еще один внучок, ну и что ж, что не родной.

Арина ждала мальчика, только так и не смог он появиться на свет. Не доносила она его, родила намного раньше положенного срока, а он не прожил и дня.

Арина восприняла эту трагедию сложно, винила во всем только себя, ей очень было жаль малыша, ведь она уже его любила всем сердцем. Она уже корила себя:

— Это меня Бог наказал, за то, что я изначально не хотела его рожать.

Но самое страшное она услышала от врача, что скорей всего у неё больше не будет детей.

— Как это? Никогда-никогда не будет? – испуганно спрашивала она врача.

— Ну, скажем так — никогда не говори никогда, — как-то туманно ответил врач, отводя глаза в сторону.

В смятении уезжала Арина из роддома, вернется ли она еще когда-нибудь сюда. К сожалению, у неё не было близких, кроме Надежды, с кем поделиться болью. И то они не так уж и часто встречались, в основном по телефону. Да и Арине как- то неудобно было бесконечно грузить своими проблемами чужого человека.

Так уж вышло, что рядом были только коллеги по работе. Те, кто были примерно одного возраста с ней, были замужем и жили лишь заботами своих семей. Арине это было чуждо, она одинока. Она только рассеянно кивала головой, выслушивая всплеск эмоций очередной коллеги, но молчала и не могла ничего посоветовать. Арина была замкнута, и мужчины коллеги особо не стремились с ней флиртовать, уж очень она серьезна. В их офисе Арина была, можно сказать, незаменимым работником. Работала в строительной компании в отделе снабжения, поэтому с коллегами-мужчинами у неё были чисто деловые отношения.

Но однажды все изменилось, в их офисе появился новенький инженер, Глеб. Он словно вышел из картины русского художника и похож был на одного их добрых молодцев. Высокий, статный, синеглазый и отпущенная модная бородка дополняла образ красавца. Некоторые женщины, даже замужние, откровенно поглядывали на Глеба.

Но этот молодой инженер почему-то сразу же стал проявлять интерес к Арине. Он не женат и даже не присматривался к ней, а откровенно любовался ею, совсем не скрывая своего интереса. Да и что скрывать, Арина тоже радовалась и торжествовала. Многие в офисе считали её неконтактной, бесчувственной, и даже неприступной, но они ошибались.

Арина стала волноваться при встрече с Глебом и ничего не могла с этим поделать, она тепло улыбалась своей красивой улыбкой, а Глеб замечал, что она не против его ухаживаний. Он настойчиво ухаживал и наконец-то лед тронулся. Он приглашал её в кафе, в кинотеатр, на прогулки, и однажды при очередном их свидании у неё дома, сказал:

— Ариша, я предлагаю тебе стать моей женой, если ты согласна. Мне с тобой очень хорошо.

Арина ждала этого и боялась. Для неё это предложение стало неожиданностью, но в глубине души думала об этом. Она была в смятении. А Глеб не понимал, почему она не отвечает.

— Ты не согласна? – огорченно спросил он её.

— Я конечно согласна выйти за тебя замуж, но есть одно, но…

— И что это за но?

 

Арина оставалась верной своей принципиальности и решила сразу расставить все точки и честно во всем призналась, что с ней когда-то случилось. А самое главное, о чем ей сообщил доктор.

Глеб вроде бы и не расстроился, а возможно просто не показал вида.

— Ариша, ну ничего, я вот не знаю хорошо это или плохо, но я считаю и без детей можно жить счастливо. Самым главным в жизни я считаю рядом с собой иметь любимую женщину. Женщину, которая становится его жизнью, тылом и другом. А дети все равно вырастают и разлетаются из дома. И кто рядом со мной останется на склоне лет? Только любимая жена.

— Ой, Глебушка, ты прям у меня какой-то особенный. Я думала, что тебя это будет слишком волновать и даже… Я тебе так благодарна, – улыбнулась Арина, и в глубине души прониклась к нему чувством огромного счастья и благодарности. Не хотелось конечно ей чувствовать себя ущербной и виноватой в том, что не сможет подарить ему наследника.

Вскоре у влюбленных заблестели обручальные кольца на безымянных пальцах. Жизнь их текла по-разному. То тихо и спокойно, то немного бурлила, как река неподалеку от их дома. На реку они душными летними вечерами ходили купаться. Арина плавала, как рыба в воде, могла несколько раз зайти в реку и искупаться. А Глеб наоборот, он не умел уверенно плавать, поэтому больше сидел на берегу в компании мужчин и играл в нарды, присматривая за своей любительницей воды.

Как-то Арина переоценив свои силы, отплыла на значительное расстояние от берега, оглянувшись, стала усиленно грести к берегу. Усталость взяла свое, она решила передохнуть и опустить ноги на дно. Но дна не почувствовала и запаниковала. Глеб следивший за своей женой понял, что у неё паника и бросился в воду, хотя и сам не умел нормально плавать, но следом бросились пару его приятелей.

Кто именно Арину вытащил и нес её на руках, она не видела, все-таки нахлебалась воды и была словно в полузабытьи. Перед ней вдруг предстала картина и увидела, как какой-то черный силуэт сбоку приблизился к ней, потом треск веток, потом какое-то неясное мелькание чего-то или кого-то и явно почувствовала запах псины и увидела лицо мужчины. Это лицо было Глеба. Это он гулял с собакой в конце аллеи и спас её в тот злополучный вечер, быстро вызвал скорую. И в этот раз он вновь спас её.

Глеб делал искусственное дыхание, скорую уже вызвали, она приехала быстро, увезли в больницу. Приятели мужа собрали их вещи и заверили, что потом привезут к ним домой. Уже через пару часов Арина вполне спокойно спускалась по лестнице больницы, её поддерживал Глеб. Рядом шел доктор и внимательно поглядывал на них улыбаясь, а когда спустились с лестницы, он сказала Глебу:

— Вы, молодой человек, внимательнее будьте к своей жене теперь. И лучше свою купальщицу не пускайте в воду.

— А почему теперь? Я вроде всегда за ней приглядываю, — серьезно сказал муж.

— А потому, что теперь глаз да глаз нужен за ними. За мамой и будущим ребенком.

Арина с Глебом остановились и посмотрели испуганно друг на друга, а потом радостно расхохотались. Ведь счастье – это дар, оно приходит, чтобы им наслаждаться.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.91MB | MySQL:68 | 0,381sec