Счастье у озера

Вполне успешный бизнесмен Арсений разочаровался в жизни, вернее не в жизни, а в людях, в друзьях, в компаньонах, уже не говоря о конкурентах. А самое главное в своей жене Инне. Никогда даже не предполагал он, что застанет свою жену в объятиях своего конкурента, но бывает и так, оказывается.

 

После развода, после раздела имущества, после всех этих дрязг и неприятностей, Арсений наконец-то вздохнул свободно. Бизнес и недвижимость разделили с женой поровну, дочери тоже кое-что досталось. Она год назад вышла замуж и живет с мужем на черноморском побережье.

Арсению сорок шесть лет, вполне себе хороший возраст, живи и радуйся, продолжай вести свой бизнес. Но он решил по-другому. Уехать в глушь, в деревню, отдохнуть от городского шума, надоела ему эта суетливая жизнь, спешность и стремление везде успеть, ничего не пропустить. Просто устал от людей, от города, от этого бешеного темпа жизни и в полнейшем разочаровании побросал кое-какие вещи в машину, рванул в деревню.

Дед Евдоким собирался ложиться спать, в деревне старые люди рано укладываются и рано встают, как он говорил: — С петухами просыпаюсь и встаю. Летом по росе хожу.

Вдруг он услышал шум подъехавшей машины, а потом хлопнула дверца машины.

— Кого это принесло? Вроде никого не жду.

А в покосившуюся калитку уже входил Арсений с большой сумкой, внук деда Евдокима.

— Арсюшка, — ахнул дед и поспешил на крыльцо.

— Привет, дед! Гостей принимаешь на ночь глядя, — улыбался внук, почти в два раза выше Евдокима.

— Принимаю, принимаю, а я думаю кого принесло? А это ты мой внучок.

— Ну ничего себе внучок, мне уж сорок шесть лет, дед.

— А ты для меня всегда внучок. Какими судьбами ко мне?

— А я решил завязать с городской жизнью и обосноваться здесь в деревне. Как ты на это смотришь, дедуль?

— Не смеши меня. Уж вы городские в деревне не хотите жить, это я знаю. Всем город подавай, а что там хорошего? Отдохнуть приехал? Молодец и мне веселей.

Дед Евдоким конечно не поверил Арсению, подумал, что внук приехал отдохнуть, на рыбалку, на охоту сходить, по лесу побродить. Он иногда приезжает, редко конечно балует своего деда, но бывает…

Проговорив допоздна, наконец-то угомонились. И началась у Арсения деревенская жизнь. Помогал деду Евдокиму заготовить сена козе Зинке, возле речки у деда небольшой покос. Косил траву, дед сушил её, вороша граблями, а внук вдыхал запах душистой травы и так спокойно ему было. Никуда не нужно спешить, вечером баньку дед затопил, попарились, чаю с травами заварили и спать улеглись, договорившись назавтра идти в лес за грибами.

В лесу воздух насыщен разными травами, пихтой и сосной. Арсений шел следом за дедом. Тот шел медленно, лет ему очень много.

— Вот сейчас мы наломаем с тобой грибов, их здесь видимо невидимо. Иди туда немного вправо, а я здесь. Не теряй меня из виду, — говорил дед.

 

Арсений собирал грибы, радовался и вдруг услышал приятный женский голосок, выводивший знакомую песенку. Остановившись, увидел навстречу идет девушка, вернее «лесная нимфа» с венком на голове из полевых цветов. Она резко остановилась, как вкопанная, огляделась по сторонам. Так и стояли смотрели друг на друга, пока откуда-то сбоку не появился дед Евдоким.

— Аааа, это ты, Агата. В деревню идешь, аль так? – спросил он.

— Здравствуй, дедушка Евдоким, а это кто? – кивнула она на Арсения, который стоял с раскрытым ртом и зачарованно смотрел на это чудо.

— Арсений это, мой внук. Приехал три дня назад ко мне в гости. Арсений, ау! – махнул он рукой перед лицом внука.

— Ох, это что за лесная фея или нимфа?

Агата рассмеялась своим бархатным голоском. Она вся светилась, лучи солнца падали на неё сквозь кроны деревьев, её длинными волосами играл ветерок-проказник.

— Я не фея, я — Агата. Живу здесь с дедом Егором вон за тем озером.

— Деду Кузьмичу поклон от меня. Все собираюсь к нему заглянуть как-нибудь, да все недосуг, — сказал дед Евдоким.

— Ну я пошла, он ждет меня, — улыбнулась Агата и махнув рукой прошла мимо Арсения.

Он успел запомнить большие серые глаза, пухлые губы, как у ребенка и теплый взгляд. Весь оставшийся день он пытался заставить себя не думать об этой прекрасной девушке, но вновь и вновь этот образ вставал перед ним. Долго не мог заснуть, не выходила она из головы.

— Какая же она милая и нежная. Глаза большие, серый теплый взгляд, а губы такие алые и свежие, целовал бы и целовал, — поймал он себя на мысли.

Утром встал рано, прихватил ружье деда и пошел в лес. А хитрый дед Евдоким смотрел весело вслед внуку.

— Дааа, зацепила крепко Агата моего внука. Ишь молча вскочил и полетел в лес, ничего не говоря.

Арсений мечтал вновь увидеть Агату, просто хотел её видеть и все. Задумавшись, он споткнулся о корень какого-то дерева и полетел, больно ударившись головой. Он не знал сколько времени пролежал, но очнулся в незнакомом месте.

Полутемная комната, небольшое оконце и тонкий женский силуэт возле него. Во рту у него пересохло, хотел встать, но жутко болела голова и сил совсем не было, он хотел что-то сказать, но получилось шепотом: — Пить.

Девушка метнулась куда-то и принесла кружку с водой.

 

— Агата?! Как я сюда попал? – утолив жажду и узнав её, спросил он.

— Я нашла тебя около тропинки у озера, сбегала за дедушкой, и привезли тебя сюда. Голова твоя сильно разбита, дед Егор сказал, что тебя трогать нельзя.

— А где сейчас Егор Кузьмич?

— Он к вам в деревню поехал на велосипеде, к твоему деду, сообщить. А я тебе бульон из куропатки сварила, давай-ка поешь. Очень полезно.

Она покормила Арсения, и он снова провалился в сон. Снились ему облака, лесное озеро и Агата. Взявшись за руки Арсений с Агатой легко парили над зеркальной гладью озера. Она смеялась, а он мечтал, чтобы так было всегда. Очнулся от того, что кто-то тронул его за плечо. Нехотя открыл глаза и увидел деда Евдокима.

— Арсений, Арсюша, как ты внучок? Голова сильно болит? – взволнованно спрашивал он.

— Ну да, болит, и сил совсем нет.

— Понимаю. Но Кузьмича затруднять неудобно. Может в больницу тебя, пусть доктор осмотрит.

— Не надо доктора, побуду здесь немного, приду в себя. Все будет нормально, — Арсению совсем не хотелось уезжать из этого места.

— И то правда, Евдоким, ну куда ты его? Пусть внук твой отлежится у нас. Трогать сейчас его нежелательно. Да и Агата присмотрит, она ж все-таки фельдшерица у меня.

— Ну хорошо, — согласился дед Евдоким.

Два деда долго сидели во дворе дома, а потом Евдоким уехал к себе в деревню. Агата ухаживала за Арсением, готовила целебные настои, поила медовой водой, а ему не хотелось покидать этот гостеприимный дом. Он исподтишка любовался Агатой, дышал с ней одним воздухом, слушал её бархатный голосок и был абсолютно счастлив.

Через несколько дней Арсений окончательно окреп, выходил с Агатой на улицу. Они бродили по лесным тропам, наслаждались обществом друг друга. Агата рассказала ему, что получила в жизни разочарование от своего бывшего мужа, который однажды в нетрезвом виде приложил к ней руки, и она сбежала от него. Сбежала сюда к деду, а муж бывший остался в селе за двадцать километров отсюда. Он просил прощение и пытался вернуть Агату, но дед Егор встретил его с ружьем, выстрелил в воздух и сказал:

— Убирайся отсюда подобру-поздорову, чтобы духу твоего здесь больше не было.

 

И живет Агата вместе с дедом Егором вот уже шесть лет. У него здесь пасека, а она помогает ему. Мед они отвозят на продажу, но редко, у них свои клиенты и они сами приезжают сюда. Вот уже началась это медогонная пора.

— Агата, а тебе здесь не скучно? Живешь вдвоем с дедом?

— Нет, не скучно, я часто бываю в вашей деревне, иногда ко мне обращаются деревенские. Я же раньше работала фельдшером в своем селе.

Арсению было хорошо и спокойно рядом с Агатой, удивительная молодая женщина, ей тридцать четыре года, но выглядела моложе своего возраста. Абсолютно без косметики и макияжа, такая натуральная и чистая красота. Нежный румянец на щеках и пухлые губки.

Он уже поправился, они бродили по лесу и наконец Арсений решился перебраться к деду Евдокиму, неудобно ему здоровому пользоваться этим приветливым домом. Агата загрустила, он спросил:

— Что с тобой, почему грустишь?

— Ты скоро уедешь, а мне совсем не хочется. Уедешь в свой шумный город.

Арсений обрадовался, понял, что он ей тоже дорог, как и она ему. Он не знал, как ему признаться в любви, боялся её спугнуть.

— Агата, я не собираюсь уезжать в город. Я наоборот оттуда сбежал и хочу обосноваться здесь.

Агата недоверчиво смотрела на него, ей не верилось, чтобы этот красавец-бизнесмен, собирается жить здесь в глуши. Глядя на него, как-то не увязывалось это с ним. Он городской мужчина в расцвете сил и вдруг здесь останется в деревне?

— Ты что не веришь мне, Агата?

— Нет, почему-то не верится. У тебя в городе другая жизнь. Квартира, друзья, ты же сам рассказывал, да и от деда Евдокима слышала.

— Агаточка! Я так любою тебя, я тебе предлагаю руку и сердце. Мы с тобой построим дом здесь у озера, пасеку расширим. Я куплю еще много ульев, здесь есть где разгуляться, а дед Егор нам поможет. Он меня всему научит. Так что пора мне поменять квалификацию. Ты согласна за меня выйти замуж? Хоть и не так давно мы с тобой знакомы, но я и не гворю, что вот прямо сейчас,- спрашивал Арсений и вглядывался в её большие серые глаза.

Она вначале серьезно смотрела прямо ему в глаза, и вдруг засияла словно солнышко:

— Да-да, согласна. Я тебе во всем буду помогать. И я тоже люблю тебя, с тех пор, как только увидела.

 

— Я очень рад. Пошли, я поговорю с твоим дедом Кузьмичом, попрошу у него твоей руки, как и полагается.

Когда пришли к дому, дед сидел на скамейке.

— Вижу, совсем здоров, Арсений!

— Да, Егор Кузьмич, у меня к тебе дело. Я хочу жениться на Агате и прошу у тебя ее руки.

Кузьмич аж подпрыгнул:

— Знаю я вас городских, увезешь бабу в город, да и кинешь там. Не бывать этому.

Арсений опешил, а Агата сказала спокойно:

— Дедушка, успокойся, он меня не собирается увозить в город. Он хочет здесь построить дом, и будем мы жить здесь.

Кузьмич смотрел недоверчиво,

— Как так, здесь? Это правда, Арсений?

— Правда, Егор Кузьмич. Хочу заняться медовым бизнесом, ты меня обучишь? Построю дом, прикуплю ульев побольше и будем жить здесь. Я люблю Агату и останусь с ней здесь.

Прошло время, на берегу озера стоит двухэтажный деревянный дом, во дворе бегают два братика-близнеца им уже по четыре года. Арсений с Кузьмичом все свое время в основном проводят на пасеке, которая прилично разрослась. Иногда Арсений привозит и деда Евдокима, сам он далеко ходить не может, ноги болят, совсем старенький он уже. А здесь на берегу озера живет счастье.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:66 | 0,416sec