Сынок, устройся на работу

У Нади два сына – старший Коля, младший – Леша. Вроде как родные братья, а какие же они разные! Коля весь в отца – серьезный и умный, Леша же с детства напоминал маленькую девочку – какой-то плаксивый, жалкий, а уж какой худенький и маленький!

Бывший муж Олег занимался с детьми одинаково – пытался привить им любовь к спорту, сам делал с ними уроки. Коля был податлив к отцовскому воспитанию, Леша же начинал рыдать при любой неудаче.

 

— Ты что как девчонка? – ругал его Олег. – Посмотри на старшего брата, бери с него пример.

— Олег, нельзя такие примеры приводить, — защищала сына мама. – Все люди разные – кому-то легко дается спорт и учеба, а кому-то нет. Леша из тех, кто это не тянет.

Когда мальчишки были уже подростками, родители развелись. Причин было множество, не только воспитание детей. Супруги разделили детей по их же желанию – шестнадцатилетний Коля ушел жить с отцом, четырнадцатилетний Леша остался с матерью. Развод сильно не повлиял на их отношения — братья ездили друг ко другу в гости, да и Надя с Олегом общались.

Коля радовал – учился в университете, так же занимался спортом. Леша еле вытянул школу, в колледж так и не поступил (или соврал, что пытался поступить), поэтому просиживал целыми днями у компьютера.

— Сынок, ну черт бы с ней – с этой учебой, но работать хотя бы ты должен? Тебе уже 23 года, а я одна как пчелка тружусь, еле на еду хватает, а еще же за квартиру надо платить и все остальное.

— Мам, я устроюсь. Что-то у меня голова кружится, пойду прилягу.

Леша вставал, выключал компьютер и ложился на диван со смартфоном в руках. Никто не мог на него повлиять – ни мать, ни отец, ни брат, он все ссылался на какие-то несуществующие симптомы. Главный аргумент – вон, его даже в армию не взяли по состоянию здоровья. Все продолжалось до тех пор, пока в доме не появилась Лиля. Вообще-то у Леши бывали девушки, но все они долго не задерживались – так, легкие романы и все. А Лиля появилась в доме Нади внезапно – что-то даже слышно не было о ее существовании, и вдруг в комнату сына заперта дверь. Надя постучала, Леша слегка приоткрыл дверь.

— Я не один, — смущенно произнес он, улыбнулся и густо покраснел.

Только утром Надя увидела таинственную гостью. Черноглазая брюнетка, похожая на цыганку, грудастая и полная в бедрах, казалось – она совсем не подходила тщедушному Леше для пары. Но Леша так не считал – он с обожанием смотрел на свою возлюбленную и делал ей бутерброды к утреннему чаю.

— Доброе утро! – поздоровалась Надя.

— Здрасти, — Лиля подняла на нее черные глаза. – А это вы такое варенье сделали? Очень вкусное, мне нравится.

 

Какая-то наглая, бесцеремонная особа. Сидит за столом, ногу на стул поставила, испачканные вареньем пальцы облизывает, никакой скромности и воспитания. Опять скрылись до вечера в комнате. Надя не выдержала, вызвала сына на кухню для разговора.

— Ты что думаешь, я буду вас здесь двоих кормить? Ты вообще что-нибудь соображаешь?

— Он соображает! – на кухню следом за Лешей вышла Лиля, сложила руки на груди и оперлась плечом к стене. – И с чего это вы взяли, что мы у вас тут кормиться все время будем? Леша устраивается на работу, послезавтра мы снимаем квартиру, вместе переезжаем. Я сама тут жить не хочу, чего с вами здесь тесниться?

Надя с удивлением посмотрела на сына.

— Да, мам, это так. В понедельник на фабрику, пообещали высокую зарплату.

— А где деньги на квартиру взял?

— Коля мне дал до первой получки.

Вот так дела! Несколько лет она просила, чтобы Лешка устроился на работу, а эта чернявая за пару дней его убедила, даже как-то обидно стало. Ну что ж, пусть так и будет.

Скучно стало как-то без Лешки. И зачем надо было им квартиру снимать, есть же своя комната, пусть бы работали и жили бы рядом. Да, Лиля Наде не понравилась, двух дней хватило, чтобы узнать какая она неприятная особа, но без Лешки скучно. Надо хоть проведать его, а то по телефону: «Все нормально!», а голос какой-то слабенький. Дверь открыла полная женщина, такая же чернявая как Лиля, она оказалась матерью Лили.

— А где Леша?

— Как где – на работе! А Лилька спит.

— Как это – на работе, сейчас же не его смена.

— Так он на второй работе, курьером. Еду и посылки развозит.

— Вы втроем что ли здесь живете?

— Почему втроем – вчетвером. Мой муж сейчас по делам уехал.

 

За порог Надю не пустили. Она позвонила сыну.

— Это что у тебя там дома за цыганский табор?

— Мама, я сто раз говорил, что никакие это не цыгане.

— А почему они у вас там живут?

— Сейчас зима, а они только садовый домик себе купили.

— Они что – не работают? Будний день, обе барышни дома, Лилька вообще спит. Ты что – на них на двух работах вкалываешь?

— Да, это так. Ну это же временно!

— Значит для меня ты палец о палец не ударил, а для чужих людей на двух работах?

— Мама, мне некогда, все, пока.

Захотелось бить во все колокола, в первую очередь – позвонить Олегу, все рассказать.

— И что плохого, в том, что сын работает? Он до 23 лет «на печи» лежал, ты его сдвинуть не могла, а тут хоть стимул появился – любовь.

— Да какая любовь? Я предполагаю, что они цыгане – приворожили там Лешку, сели на его плечи и погоняют.

— Такая большая, а в сказки веришь – «приворожили».

Какой-то Олег непробиваемый. Хотелось бы хозяйке квартиры позвонить, пожаловаться на табор, но она не знает ее телефона. На все просьбы матери приехать к ней, Леша отвечал отказом – мол, некогда. Полгода она его не видела, все только на коротких звонках. И вот, ближе к лету, Леша пришел – совсем худой и усталый. Он упал на свой диван и почти сутки проспал. Только на следующий день он мог хоть что-то рассказать.

 

— Мы расстались с Лилей. Я любил ее сильно, но не могу больше. Ее родители постоянно на меня кричали, оскорбляли – мол, что ты за мужик, больше зарабатывай и помогай нам со строительством дома. Сначала Лиля за меня заступалась, а потом перешла на их сторону. В общем – я ушел, к ним уже больше точно не вернусь. Очень сложная у них семья.

— Так ты и с работы ушел? – осторожно спросила Надя.

— Нет, просто отгулы взял отдохнуть. Работа моя мне нравится, только с переработкой с ног валюсь.

Леша поел и опять отправился спать. Пусть поспит, наберется сил, откормится. А может и хорошо, что была эта Лилька? Жизни с ней не получилось, но это и к лучшему, но хоть как-то Лешка к труду приобщился, Наде это было не под силу.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.91MB | MySQL:68 | 0,365sec