Цена счастья

Елена, свернувшись клубком, сидела в кресле и беззвучно плакала. Да как он мог! У него нет сердца и он ее совсем не любит!

За окном, за распахнутыми шторами, мерцали расплывчато огни фонарей и шумел стылый октябрьский дождь, со дня на день грозивший перейти в первый снегопад, который растает через часок, обратившись в грязь вместо пухового белоснежного покрывала, которому хотя бы чуточку можно было бы порадоваться! И вот это все, думала Елена, что меня ждет… Холод… Осень… Грязь… Скука! А могла бы…

 

Шмыгнув носом, девушка перевела взгляд на пёстрые клочки брошюрки из туристического агентства, которую она разорвала в клочья, когда он… Подумать только! Мужчина, которому она верила больше, чем себе, оказался способен на такое предательство, он просто взял и растоптал её мечту! Всхлипнув, Елена спустилась с кресла, присела, собрала обрывки и отнеся их на стол, попыталась сложить обратно… Собралось кривенько, но можно было угадать изображение — белоснежный пляж, бескрайнее ясное небо, пальма.

…Все случилось несколько недель назад. Точнее говоря, тогда произошло первое событие — у Андрея погибло сразу двое родственников — двоюродный брат и его жена. Автокатастрофа. Но выжил их ребёнок — четырёхлетний Игорь.

— Но мы же не отменим свадьбу? — спросила встревоженная Елена, когда Андрей отошел от первого шока, когда он вернулся от родителей погибших, которые вместе с другими членами семьи обсуждали детали такого печального дела, как предстоящие похороны.

— Не отменим, — вздохнул Андрей, хотя, вообще то, теперь он едва мог думать о грядущем торжестве.

Он сделал Лене предложение чуть больше года назад и всё это время они, живя вместе, старались накопить на такую свадьбу, которая бы соответствовала её мечтам. Вообще, если бы всё зависело от решения только Андрея, то он бы предпочел что-то скромное, для самых близких. Он не понимал — зачем нужно тратиться на дизайнерское платье, которое будет надето лишь раз и почему нужно ехать в медовый месяц конкретно и только на определённые острова… Но Елена умоляла, настаивала, говорила, что это самая её большая мечта на свете — быть принцессой в день своей свадьбы и провести… ладно, пусть не целый месяц — потому что это действительно страшно дорого, но хоть неделю провести на Мальдивах!

До свадьбы оставалось две недели, уже был забронирован ресторан, выбран фотограф, а свадебное платье — висело в шкафу в чехле и Лена охраняла его, точно сторожевая собака вверенное ей имущество…

— Да не стану я подсматривать! — не раз со смехом отвечал ей Андрей. — Что я, дурачок? Посмотрю это платье твоё красивое в день свадьбы!

И естественно, как полагал Андрей, несмотря на то, что в семье случилось горе, но отменять свадьбу… Ну, как это будет выглядеть?! Уже всё готово! Лена расстроится… И хотя кое-кто из родственников намекал, что могли бы и отложить — а то неприлично выходит, он решил, что свадьба пройдёт, как запланировано!

Но потом произошло второе событие. Оказалось, что нужно куда-то девать Игоря. Так уж вышло, что его никто не хотел брать к себе… И Андрей, вообще то, был в шоке — потому что если бы так шло и дальше, то мальчонка рисковал оказаться в детском доме!

— А может, вам с Леной его усыновить? — спросил Борис — один из тех родственников, которые приводили железобетонные аргументы в пользу того, что конкретно вот они никак не могут стать приёмными родителями. — Своих у вас пока нет… Потренируетесь, прежде чем своих рожать! — неловко пошутил Борис. — А что? — он огляделся, ища поддержки у собравшихся на семейный совет. — Ипотека за квартиру у вас погашена, это раз, педагогическое образование у Елены, это, значит, два… Ну, что скажешь?!

 

Андрей был в шоке от того, что вдруг все кругом решили, что они — идеальные кандидаты на родительство! Но ещё… Он понял, что если не будет других желающих, то он… Он не сможет просто спокойно жить с тем, чтобы ребёнок невинный оказался в детском доме! Так что Андрей решил обо всём этом поговорить с Еленой…

Правда, говорить, как выяснилось ещё через часик, нужно было ещё кое о чем… Несмотря на то, что в больнице сделали очень многое для того, чтобы вернуть здоровье маленькому Игорю, этого всё-таки оказалось недостаточно… Другими словами — ему, чтобы жить полноценно, теперь требовалось продолжить лечение и это стоило немалых денег. Родственники, кто сколько мог, уже скидывались деньгами. И теперь все взоры обратились к Андрею, а он… Ну, у него было конечно сколько то отложено… Он сказал, что надо подумать.

— Я думал, ты поймёшь меня, — сказал он, когда его возлюбленная невеста, практически уже жена, отреагировала весьма бурно. — Пойми, — Андрей решил всё ещё раз объяснить, что называется, по буквам. — Мы на море ещё поедем, не раз! Будут у тебя Мальдивы твои и всё, что хочешь… Но он — ребёнок! Ему очень нужна помощь, он не может ждать!

Елена смотрела на него глазами, в которых такие боль, разочарование и обида плескались, что легко было бы от чувства вины обратиться в камень! Вот только у Андрея было ещё кое-что на «поговорить». И вообще то, он не хотел с этим спешить, но сейчас, когда Елена так бурно отреагировала… Андрей просто сорвался! И заявил, что это ещё не всё — Игорю нужна семья! И он, Андрей, считает, что они станут для мальчонки отличными родителями.

— Что бы ты ни говорила, — он смотрел Елене в глаза. — Но ты его полюбишь, я знаю!

— Замолчи! — зажав уши ладонями, она зажмурилась. — Слышать тебя не хочу! И видеть!

— Что же мне… — спросил Андрей после минутной, но казалось ему — на вечность затянувшейся паузы. — Из собственного дома уйти?

— Делай что хочешь! — Лена зажмурилась ещё крепче. — Оставь меня в покое! Ненавижу тебя! Ненавижу! Ты меня не любишь!

Он хотел ей сказать, что она ведёт себя глупо. Хотел сказать, что не стоит так разбрасываться словами. И хотел ещё сказать, что знает — она, вообще то, очень добрый человек и он не хотел принимать за неё решения, да и не делает этого, но искренне считает, что им вместе нужно согласиться на это — усыновить мальчика, как только поженятся, а также отдать на его лечение эти деньги, которые они скопили ради того, чтобы на несколько дней осуществить её мечту о медовом месяце в «лучшем месте на планете»!

Но вместо этого Андрей только вздохнул и пошёл в коридор, где зашуршал входной дверью.

— Я к своим родителям… Завтра созвонимся, хорошо? Или я за тобой после работы заеду?

 

Лена не ответила. Только звякнуло что-то стеклянное и Андрей поморщился — вероятно, это отправилась в полёт до стены фарфоровая вазочка с изображением овечек и пастушек… Туда ей и дорога, подумал он — никогда эта безвкусица не нравилась, да мама уговорила взять, чтобы, как она говорила, привнести в дом гармонию… Ну, подумал с невесёлой усмешкой Андрей, хотелось верить, что свою миссию вазочка выполнила — Елене стало после сего акта разрушения легче на сердце и следовательно, какая-то гармония жизни без пяти минут семейной была восстановлена.

…И вот, теперь Елена осталась совершенно одна. Нет, теоретически, она могла позвонить своим родителям и они, не приходилось сомневаться, приняли бы её обратно в свой дом, но… Елена опасалась немножко, что мама, папа, а также бабушка скажут, что она — эгоистка, которая не умеет нормально договариваться с будущим мужем об распределении семейных бюджетов и вообще она слишком зачерствела душой, отказывая ребёнку!

Елена снова всхлипнула — если бы Андрей остался с ней, ей было бы намного легче! Они бы поговорили! Впрочем, как осознавала девушка, они бы сперва не совсем поговорили… Потому что сперва бы она высказала ему всё, всё… О, ну, как можно быть таким невыносимым?! Почему он уже принимает решения, не спросив её, а к ней приходит с таким видом, будто единственный вариант для неё, согласиться?!

— Ненави… — прошептала Лена и тут же прикусила язык — потому что это было бы просто слово. А по-настоящему она Андрея не ненавидела. Она хорошо знала, что по-настоящему она любила его и когда отвечала заветным «да», то готова была, как говорят с зефирной легкостью влюблённые, ко всему на свете — трудностям и печалям, которые, конечно же, они будут преодолевать вместе… Вот только к такому она не была готова! Лена прошла к окну — быть может, смотря на дождевые стылые потоки будет лучше думаться?

«Да ты просто стараешься загнать себя поглубже в тоску», подумала девушка «Потому что сейчас, просто признайся, тебе ой, как нравится себя жалеть и чувствовать себя жертвой!». Елена зажмурилась и попыталась вообразить — а как бы она себя чувствовала, если бы с её родным человеком произошло подобное?! Вообще то, не то, что у неё не было родни с маленькими детьми… И тем более, никого не хотелось, невозможно было просто вообразить на месте этих несчастных! Но всё-таки… Елена поняла, что она бы тогда наверняка цеплялась за любую возможность помочь родным людям… И ожидала бы от близких безусловной в этом поддержки.

— Андрей! — девушка крепко, как будто от цепкости пальцев зависела его реакция, сжимала телефон. — Андрей! Возвращайся, пожалуйста! Мы обо всём поговорим…

Он приехал и они поговорили. Елена выслушала внимательно… Потом сказала, что очень сочувствует!

— Если для тебя это так важно, — сказала она. — Хорошо, отдадим деньги! Не беда, накопим ещё и съездим на море потом… И если… Если ты считаешь, правда считаешь, что мы будем хорошими родителями, то ладно… Давай усыновим! Только, — она замолчала и посмотрела на своего мужчину со страхом. — Мне кажется, я не справлюсь.

 

Андрей был в полном восторге! И он услышал то, что хотел — что его женщина согласна поделиться, отказаться от своей мечты ради спасения малыша, что она готова принять его в их молодую семью… А то, что она сказала, что боится не справиться… Ну, этого Андрей как-то не услышал. Предпочёл не акцентировать на этом внимание. Потому что просто хотел верить в лучшее!

И вот так предсвадебная суета совсем не плавно и не гармонично начала переплетаться с хлопотами совсем иного плана — ведь чтобы усыновить мальчика требовалось оформить множество документов, уладить множество формальностей… Но в день свадьбы Елена всё равно улыбалась и чувствовала себя самой счастливой!

А потом… Вообще, всё как будто было даже слишком хорошо — лечение помогало, Игорь, пришедший в их дом, был ребёнком на удивление тихим, спокойным и послушным. Елене он вообще напоминал какого-то крохотного зверька, что замирает в присутствии людей… И вообще то, она отлично понимала, что дальше от неё требуется — заботиться и любить! Первое проблем не вызывало, а вот второе… Однажды Елена даже набила в Интернете поисковый запрос: «материнский инстинкт на приёмного ребёнка», но не нашла там ни ответов, ни помощи… А ей это было так нужно! Дело было в том, что она воспринимала Игоря странно…

— Приятного аппетита, — сказала Елена, поставив перед ним тарелку с голубцами.

И мелькнула мысль — такое чувство, что как в детстве плюшевого мишку кормила! Так же мало эмоций вызывает этот ребёнок… А может быть, плюшевый медведь даже больше вызывал? Возможно… И от этого так жутко стало вдруг!

Потом, как-то раз Игорь заболел. Обыкновенная простуда или вирус, Лена в этом сильно не разбиралась, но когда поднялась высокая температура, она вызвала врача и потом соблюдала все его рекомендации. И какой же дрянью распоследней почувствовала себя Елена, вдруг осознав, что хоть она и переживает за дальнейшее состояние ребенка, но… Не испытывает к нему… Ничего!

Такая вот странная и пугающая получилась смесь. И она не могла понять — а почему так? Отчего даже к тем детям, с которыми она работает в школе, к ученикам младших классов, она испытывает целую палитру эмоций, а тут — буквальная пустота?

Однажды в осенний денёк, где-то через два года, как Игорь был усыновлён, Елена шла из магазина и у самого уже подъезда столкнулась с мужем. Он сегодня брал Игоря, чтобы сводить его в парк погулять и вот, возвращались… Но были не одни — компанию составляла Светлана — соседка, замужняя дама и мама двух дочек-близняшек. Такая вот встретилась весёлая, шумная, дружная компания…

— А я вас совсем заждалась! — воскликнула Елена, которая при виде того, как хорошо ладит эта Светлана с чужим приёмным ребёнком, испытала болезненный укол ревности. — Вы к ужину опоздали почти!

— Извини, — улыбнулся Андрей. — Погода совсем как летом! Не могли никак нагуляться…

Распрощавшись с соседкой, вернулись домой. И позже, когда Игорь уже должен был идти спать, но вдруг обронил фразу.

 

— Лучше бы она моей мамой была…

— Что?! — Елена застыла. Её как ударило. — Что ты сказал?

— Ничего, — мальчик хмуро глядел, волчонком, как говориться.

— Нет, ты повтори! — нависла над ним Елена и схватила его за плечи цепко. — А ну, повтори!

— Лучше бы тётя Света моей мамой была… — прошептал Игорь и они встретились взглядами. И это было редкое событие — вот так прямо глядеть друг другу в глаза. И чувства Елены в это мгновения как-то смешались. — А ты — злая мачеха!

— Злая, — бесцветным голосом повторила Лена. — Злая?! — голос её взлетел до крика. — И где же я злая? Когда я тебя обижала, а? Или может, я тебя лупила?!

— Что происходит? — в комнату ворвался Андрей. — Ты что творишь?! — он буквально вырвал Игоря от Елены и мальчик заплакал.

— Я… Я ничего не делала! — взмахнула она руками. — Это он первый начал! Он… Да он вообще меня не уважает! Неблагодарный! Я для него… Да я всё делаю! Пою, кормлю… Сказки эти дурацкие перед сном читаю! Я ему…

— Лена, — голос Андрей звучал необыкновенно. Не сердито. Не холодно. А как-то… Как чужой. — Уйди. Не говори сейчас больше ничего.

В горле сжало, сердце пропустило удар… Елена отвела взгляд. Эта комната… Она выбирала сюда обои и помнила, как они с Андреем смеялись, когда начали их клеить и получилось всё сделать нормально далеко не сразу! Она помнила, как мечтала, что однажды в этой комнате будет детская для её собственного малыша… И ещё прямо сейчас Лена осознала, что она чувствует себя чужой. Она — чужая в своём собственном доме! Руки девушки сжались в кулаки. Что делать?! Можно, например, прямо сейчас уехать к родителям… Мама поймёт! Она уже не раз говорила, что вот так брать чужого ребенка в семью — это огромный риск! Но тогда Елене не хотелось принимать то, что мама права, ей хотелось справиться со всем по-геройски и она думала, что справиться, полюбит этого Игоря, ведь он — просто маленький ребенок и заслуживает безусловной любви! Так почему же этого не происходит? И неужели она правда настолько плохая мачеха, что Игорь уже не признает её вовсе?!

— Хорошо, — кивнула Елена и спокойно вышла из комнаты. И так-же спокойно отправилась на кухню мыть посуду.

— Он заснул, — сказал вошедший на кухню через полчасика Андрей. — Ты на него зла не держи…

— А он на меня? — спросила Елена, ставя на сушилку последнюю тарелку. — За что он так? Вот, скажи мне ты! — она вздохнула, провела мокрыми руками по лицу и продолжила тише. — Зачем он так?

— Обычная детская обида и брошенные жестокие слова, которых он не осознает, — ответил Андрей.

— Ты это в умных книжках по детской психологии вычитал? — Елена чувствовала, как потихоньку опять начинает закипать.

 

Андрей молчал. И смотрел крайне укоризненно.

— Ну, чего ты хочешь?! — Елена закатила глаза. — Чтобы я сказала, что была не права? Извинилась? Может, ещё перед ним? Ладно! Я была не права! А что до него…

— Мне просто хочется, чтобы мы стали ему настоящими родителями, — перебил её Андрей. — Это непросто, но… Не думаю, что у него будет ещё шанс обрести маму и папу, если только мы не решим сдать его в детдом, а этого мы не сделаем. И давай закончим с этим, хорошо? Мы же знаем с тобой, что долгие разговоры… Делают только хуже! Давай попробуем… Просто жить, ладно? — сказал Андрей, а потом, пожелав ей спокойной ночи, вышел.

— Хорошо, — ответила пустоте Елена и всхлипнув тихонько, стиснула зубы и пошла заваривать себе чай — настроение на то, чтобы выспаться перед новым рабочим понедельником, не было совершенно!

Она ожидала, что на следующий день и далее все будет становиться хуже и хуже… Но к её удивлению этого не происходило. И новый день прошёл… Нормально. Всё в её маленькой семье общались вполне мирно. И потом наступил новый день. Который тоже оказался нормальным…

И Елена задумалась, а может, и не стоит ей ждать этой большой любви к Игорю, которая должна была бы, как она ожидала раньше, накрыть её? Может быть, достаточно… жить?

— Ты забавный, — ласково сказала она Игорю, когда на прогулке мальчик вдруг позвал её, чтобы показать, какой замечательный «лес» для игрушечных машинок он нашёл — то есть заросли высоких трав, которые вполне могли сойти за «джунгли», где могли потеряться пластмассовые динозавры, за которыми «приехали учёные».

А потом, когда нагулявшись, вернулись домой, Елена вдруг почувствовала себя неважно… И это не было новинкой — слабость, головокружение и тошнота посещали её уже не первый день. И это было очень подозрительно… Но она всё не решалась проверить причину! А теперь — решилась…

— Ой, — сказала Лена и зажала себе рот ладонью, потому что сама не могла понять, что собирается сделать — рассмеяться или расплакаться, увидев на тесте для определения беременности две полоски. Но минут через пятнадцать, как отсиделась в ванной, ей удалось взять себя в руки.

— А что на ужин? — поинтересовался Игорь.

— Вкусное, — рассеянно ответила Лена.

— А ослика можно пригласить?

Елена нахмурилась — плюшевый дымчато-серый осёл, которого так и назвали — Осёл, стал с недавних пор любимой игрушкой мальчика и он таскал его за собой повсюду. И вообще то, Лена считала, что он уже слишком большой для таких игровых глупостей…

— Хорошо, — согласилась она.

 

Андрей обедал как обычно по будням — не дома, так что они с Игорем были одни. И вот, сидя за столом, Елена вдруг задумалась… А кто это будет? Сестрёнка или братик для Игоря? И ещё она попыталась вообразить, что может, этот ребенок, если мальчик, он будет даже чуточку похож на Игорька? Когда вот до этого его возраста дорастёт? Возможно… И ещё Елена вдруг подумала о том, что она… Да, она начала иначе относиться к Игорю. Лучше. Еще для того, как узнала и вообще начала подозревать, что беременна. И именно это почему-то показалось ей таким важным!

— Игорь, — тихо спросила она. — А ты бы хотел, чтобы у тебя был брат или сестра?

— Сестра? Брат? — он вскинул на неё удивленный взгляд. — Я не знаю… — мальчик затих, мешая суп ложкой, а потом снова посмотрел на мачеху. — Мне всё равно!

— Вот как, — Лена тяжело сглотнула. Что же… Такого ответа стоило ожидать!

— Пусть брат или сестра. Или то и другое! Я всё равно любить буду! — голос Игоря был весёлым, светлым, радостным. — Осёл, будешь суп? — обернулся он к сидевшему на соседнем стуле товарищу.

Елена вздохнула и улыбнулась. Значит, вот как… И она поняла, что это — чистая права! Игорь — славный ребенок. И он всем сердцем полюбит второго ребёнка! А она… Обязательно будет лучшей мамой для обоих своих детей!

Автор: Анна Антонова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:68 | 0,331sec