Уснул со слезами

Бывает так: не везет долго. И кажется, что впереди ни одного просвета – тучи и тучи, как на грозовом небе. А потом откуда ни возьмись — ветер перемен. Солнышко выглянуло.

Семья копила деньги на квартиру. Себе во всем отказывала. Чуть ли не нищета. Рублик появился – в копилку. Вклады искали, где процентов больше.

Что греха таить? Родители иногда подбрасывали, тоже клали в надежное место.

 

Чтобы сэкономить, снимали комнату в общежитии. Третий этаж, где живут семейные. Страшно там: здание аварийное. На стене – с улицы – большая трещина. Перекрытия старые, деревянные. В умывальной на потолке дырка, можно палку просунуть. И канализация древняя. Один унитаз на коридор. Иногда случались засоры, и на этаже стоял неприятный запах.

Маленьких детей купали в умывальной. Ставили большой таз или оцинкованную ванну. Через шланг – воду набирали. Взрослые ходили в единственный душ на первом этаж, если он работал. С улицы можно зайти – запросто. Сломать или нагадить, извините.

Дом довоенной постройки. Обветшал, облез, того и гляди – развалится. Зато дешево!

А потом чудо случилось. Буквально на пустом месте – халтура. Причем во время отпуска. Муж выпросил дополнительную неделю. Получилось – три. И халтура в каком-то богатом месте. Работал там – что-то делал – и жил все это время.

Разговорился с хозяином дома. Иногда случаются откровенные разговоры, душевные и искренние. Пообщаются люди немного, и почувствуют внезапную симпатию друг к другу. Может, родственность душ?

В конце работы с мужчиной расплатились. И не только, а дали, как говорится, сверху. Предложили не стесняться, совесть не тревожить. Просто зарплату подняли.

Радостная семья вытащила заначку и купила двухкомнатную. Пусть в старом доме, пусть смежные комнаты и пятый этаж. Пусть ремонт требуется. Все это – пусть! Главное – свое, собственное.

Душа ликовала и пела. Ребенка отвезли к родителями, а сами делали и делали, приводили разбитое жилище в порядок.

Друзья не оставили, потому что мир не без добрых людей. Сделали косметику, подлизали-подлатали. Сломанную сантехнику убрали, поставили другую: жить можно.

И вот покинули старое общежитие, с нехитрыми пожитками перебрались. Счастье-то какое!

Сидят за столом, празднуют. Вдруг звонок. Дверь открыли – там старушка. Совсем старенькая. Говорит, что познакомиться пришла с новыми соседями. Что рада: устала от алкашей, которые раньше здесь жили.

Конечно – под белы ручки за стол. Посадили, угощают. Бабушка посидела немного и пошла домой. В прихожей остановилась и сказала: «Носки могу вам штопать. Зачем новые покупать? Мне все равно делать нечего. Приносите».

От этих носков жена расплакалась. Душу святая простота тронула. От сердца же бабушка предложила. От чистого сердца.

 

Гости ушли, ребенка спать уложили. И жена вдруг сказала: «Надо же, как резко. И те – богатые – что добавили. А сейчас еще и старушка с добрыми глазами. Значит, чудеса бывают. Как думаешь»?

Ему говорить не хотелось. Очень не хотелось. Но все-таки признался: «Знаешь, в общежитии ночью вы уже уснули. А я лежу, в потолок смотрю. И вдруг так горько стало, так горько. Думаю — вот так жизнь и пройдет. Пока накоплю, ребенок вырастет, сам постарею. Жалко вас, понимаешь? Не себя. Лежу и плачу, как дитя».

И изнутри слова полились вместе со слезами: «Пресвятая Богородица! Помоги! Видишь мое сердце – помоги, Родная».

Уснул со слезами. Вот так.

Георгий Жаркой

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.88MB | MySQL:68 | 0,367sec