Влюблена, как кошка. Рассказ. История из жизни

Субботнее сентябрьское утро в холостяцкой квартире Дениса. Он открыл глаза и потянулся в постели. Солнце светит прямо в глаза, и он снова зажмурился.

«Эх! Хорошо бы сейчас позавтракать яичницей с беконом и кофе…» — замечтался он и вспомнил, что накануне не зашёл в магазин, а холодильник пуст. Вздыхает, — «Вот была бы Люда, накормила бы сейчас. Какого чёрта мы развелись?».

 

Они познакомились с Людмилой четыре года назад. С первой встречи понял, что влюбился. Люда девушка красивая и хозяйственная. Именно такая ему и нужна, понял он и спустя месяц сделал предложение. На его удивление, девушка согласилась.

Из своей крохотной однокомнатной на окраине города Денис переехал в двухкомнатную квартиру Люды.

— Здесь удобнее и просторней! – предложила Люда, — А дети пойдут, им тоже нужна комната.

Денис не возражал.

Сначала жили хорошо. Жена порхала возле него и старалась угодить. Денис благосклонно принимал её заботу и наслаждался жизнью. «Чего это мужики ворчат, что женитьба – это каторга. Ерунда! Не жизнь, а кайф!» — думал он. Но не долго.

Через полгода начались ссоры и придирки жены. Потом стало ещё хуже.

Так плохо, что Денис не спешил после работы домой, а всё больше отсиживался у одиноких друзей в гараже, успокаивая себя пивом.

Когда в квартире разразился очередной скандал, он собрал свои вещи.

— Зря ты так, Люда, — говорит он, стоя у порога, — Ещё жалеть будешь, что такого мужика потеряла. Пока!

— Проваливай! – услышал он у себя за спиной.

Двери счастливого семейного гнёздышка громко захлопнулись. Они развелись.

Все три года, что жил у Люды, он не заходил в свою и без того запущенную квартирку. А последний год после развода, просто руки не доходили отремонтировать её и привести в порядок. Всё сыпалось и разваливалось. Старые, унылые обои отвалились от стен и висели, как ветви ели под грузом снега.

Конечное первое время он ни о чём не жалел — уверен в своей правоте. Спокойно искал себе другую жену. «Надеюсь, она уж точно будет лучше скандальной Людки» — думал он. Время шло, а новая жена не находилась. Когда прошел год одиночества, он не выдержал.

Денис очень скучал по вкусным обедам, свежим простыням и отутюженным рубашкам. Так хотелось заботы и внимания этой нежной и ласковой женщины.

 

«А, что если?» — задумался он, — «Возьму, да и вернусь к Людмиле? Так больше продолжаться не может. Хватит! Натерпелся. Возвращаюсь к Людмиле. Всё ей прощу и забуду обиды, какие она мне нанесла».

Решил — сделал. Торопливо оделся, глянул в зеркало на небритое лицо, отмахнулся. Минуту топчется у дверей квартиры Людмилы, не решаясь нажать на звонок. Но громкое урчание в животе толкает руку к звонку. Людмила открыла дверь почти сразу, как позвонил.

— Здравствуй, Люда! – расплываясь в улыбке, говорит он, — К тебе твой бывший муж вернулся! Готов всё забыть и простить!

Людмила какое-то время равнодушно, и молча, на него смотрит. А потом, ни слова не говоря, закрывает дверь.

— Я не понял? – удивлённо хлопает глазами Денис, — Это что сейчас было? Я ведь сказал, что вернулся. Что простил и забыл. Она, что с дуба рухнула?

Денис снова звонит в квартиру. Двери открылись.

— Людмила, — начал он строгим тоном, — Я… нам надо поговорить.

— О чём? – равнодушно спрашивает она.

— Людмила, может, в квартиру впустишь? Здесь говорить неудобно, — просит он.

— Говори здесь! – глядя сквозь Дениса, отвечает она.

— Как здесь? – переспрашивает он и растерянно оглядывается по сторонам.

— Вот так. Здесь! – категорически настаивает Людмила, — Говори, чего хотел и проваливай!

— Люда, я ведь и обидеться могу, — начал он с серьёзным видом.

Двери захлопнулись перед его носом. Денис растерялся. Он стоит, судорожно соображая, что делать дальше. Вот так он уйти домой не намерен. Он потоптался ещё несколько минут на площадке. И снова позвонил.

— В общем… это, — говорит он, как только двери открылись, — Я хочу вернуться. Хочу, чтобы мы снова были мужем и женой…

— А я не хочу! – отвечает Люда и закрывает дверь.

«Да, что это, в самом деле, такое?» — злится он, — «Я, можно сказать с открытой душой. Готов всё забыть, простить. А она?»

 

Снова звонит в квартиру. «Что она себе позволяет? За кого меня принимает?» — мысленно возмущается он, — «Думает, что со мной вот так обращаться можно? Хлопать перед носом дверью, ни слова не говоря? Это, что она себе возомнила?»

Дверь не открывали. Денис вдавил палец в звонок, и не отпускает.

— Чего тебе надо? – сердито спрашивает Люда, распахнув двери.

— Люда, я хотел как лучше. Думал так надо и мне, и тебе. Я один устал без тебя. Знаю, что ты тоже одна. Давай будем вместе!

— Зачем нам быть вместе? – отрубила она.

Её вопрос поставил в тупик Дениса. Он открыл рот и захлопал глазами.

— Ну, как… – он, так растерялся, что начал говорить всё, что первое пришло в голову, — Вдвоем-то всяко лучше…

— Тебе может и лучше, а мне нет! – снова пытает Людмила своими доводами, как на допросе враги партизана, — Немного побыли вместе и хватит!

— Так, я это… Людочка, — Денис не знает с чего начать, — Я уже не такой, как раньше. Ты не думай! Я ведь понимаю, чего ты опасаешься. Но всё это в прошлом. Люда, перед тобой совершенно другой человек!

Денис попытался улыбнуться, но у него плохо получилось.

— Другой человек? – переспрашивает она, словно учитель у доски ученика.

— Другой! — уверенно отвечает Денис, высоко подняв голову, как пионер на линейке.

— Неужели!? – язвительно спрашивает она улыбаясь.

— Не видишь? – обиженно спрашивает он, разведя руки в стороны.

— Не вижу!

— Ну, посмотри на меня! Людочка, посмотри! – просит он, как приговорённый к казни умоляет палача, — Разве не видишь!?

Людмила, молча, оценивающе оглядывает его.

 

— Как такое можно не видеть, Люда!? – улыбается он, уже поверив в свою удачу.

— Люди не меняются! — грустно говорит Людмила и уже хотела закрыть дверь.

Но Денис схватился за неё и закричал:

— Меняются! Людмила, клянусь! Я изменился, только ты дверь не закрывай.

— Изменился, говоришь, — задумчиво усмехается она.

— Изменился! – он бьёт себя в грудь.

— Никто не меняется, а ты значит, — она вздыхает и криво усмехается, — Взял и изменился…

— А я изменился! – уверенно подтверждает он, — Вот, такой я человек!

Людмила немного задумалась и говорит:

— Ладно! Сейчас мы проверим, насколько ты изменился!

— Господи! — воскликнул Денис, подняв руки к небу, — Давно бы так! Проверяй, конечно! Сколько угодно проверяй!

— Жди здесь! Никуда не уходи, — говорит она и скрывается в квартире.

— Да, куда мне уходить, Людочка? – обрадовался Денис, — Здесь буду, никуда не уйду.

— И не звони больше! – донеслось из-за двери, — Сама открою, когда надо будет. Понял?

— Да! Понял я, понял! – кричит он, прислонившись к небольшой щели в дверях, — Чего не понять.

— Другой он теперь, — ворчит Людмила, — Изменился он, видите ли? Никто не меняется, а он, видите ли, изменился.

Прошло минут десять. Денис от нервного возбуждения и ожидания вспотел и заметно покраснел. Достал из кармана куртки мятый носовой платок и поспешно вытер пот со лба. Прислушался.

— Держи! – командует Людмила, протягивая ему большую хозяйственную сумку, — Сходишь в магазин. Вот список, — суёт ему в руки листок бумаги, — Если чего не будет, то позвонишь мне.

Денис озадаченно взял сумку и заглянул внутрь.

— Но, там ещё сумки, — не понял он и удивлённо посмотрел на Людмилу.

— Не перебивай! – оборвала его Людмила, — Список большой, поэтому даю тебе несколько сумок. Не потеряй их! И список не потеряй! А то, я знаю тебя. По пути зайди, заплати за квартиру, — она снова сунула ему бумажку, — Вот квитанция!

— За какую квартиру, Люд? – опешил он.

 

— В которой, ты жить будешь! Вот только денег я тебе не дам! Всё купишь за свои. Понял?

— И за квартиру свои платить? – поникшим голосом спрашивает Денис.

— Само собой! – отвечает она, пожимая плечами, — Но, прежде чем ты уйдёшь, вот! – она выставила на лестничную клетку мусорное ведро, — Вынесешь! И вот ещё тебе две канистры, — ставит у его ног канистры.

— Зачем? – совершенно опешив и сглотнув слюну, спрашивает он.

— Воды питьевой купишь! – раздражённо поясняет она и командует дальше, — А когда вернешься, снимешь шторы и пропылесосишь ковёр.

— Какие шторы? Зачем? — машинально, спрашивает он, совершенно растерявшись.

— Их давно уже постирать надо! Всё руки не доходят снять, — отвечает Люда,- И стиральную машинку посмотришь. Когда отжимает, скачет. Надо что-то отрегулировать. Сам посмотришь или мастера вызовешь, — она, усмехаясь, оценивает его взглядом, — Хотя, ты же у нас на все руки мастер! Или в этом ты тоже изменился?

— Люда, я конечно изменился, но деньги. Дай мне деньги.

— Какие деньги? – иронично улыбается она, — Ты, как порядочный муж каждый месяц должен жене их отдавать. У тебя, ведь, вчера зарплата была!?

— Вчера! – подтвердил он.

— Где деньги? – требует она, — Ты до ночи стоять будешь? Чего ждешь, что-то непонятно?

— Ты… ты за кого меня принимаешь, Людмила, — грозно спрашивает Денис, насупив брови.

— Посмотрите на него! Изменился он! — смеётся она.

— Людмила, ещё одно слово, — он грозит пальцем, — И я за себя не ручаюсь…

— Пошел вон! – гаркнула Людмила, и захлопнула двери.

Денис идёт домой. Всю дорогу он ворчал себе под нос:

— Лучше быть всю жизнь одному, чем позволить кому-то над собой вот так издеваться! За кого она меня принимает? За подкаблучника! Думает, что из меня теперь верёвки вить можно? В дугу меня согнуть захотела! Чтобы я опустился до того, чтобы деньги отдавать. Да, никогда! Да, лучшее в одиночестве завершу свой жизненный путь, чем позволю посягать на единственное, святое, что есть у меня — мужскую гордость и независимость.

 

Прошла неделя. Снова настала суббота. Жизнь Дениса за это время не стала счастливей. Даже наоборот. Ему ещё тоскливее, чем до посещения Людмилы.

«А с другой стороны», — размышляет он натягивая брюки, — «Ну, что собственно такого в том, чтобы купить продукты? Пропылесосить коврик, вынести мусор, и даже заплатить за квартирку?»

Почесал затылок и заглянул в пустой холодильник. Вздохнул и продолжил размышления: «Можно снять и постирать шторы. А почему, нет? И «стиралку» починить не больная проблема. Люди и не такое терпят. А уж насчёт того, чтобы зарплату отдавать, так это вообще чепуха! На — бери, Людмила», — он театральным жестом протянул руку, — «Если тебе надо, то мне не жалко! Ещё заработаю!»

Он откусил засохший кусок хлеба и пошёл одеваться. Сегодня он готов держать экзамен!

По дороге восторженный пыл убавился. Он засомневался: «А примет ли меня Людмила?» Он задал себе вопрос и под ложечкой неприятно засосало.

Настойчиво звонит. Людмила открыла двери и сухо выдохнула:

— Ты?

— Я, Людочка! Я это… – он опустил глаза и протянул руку, — Список давай свой и сумки! Вот деньги за месяц.

Людмила с интересом смотрит на него.

— И тащи ведро мусорное. И канистры для воды давай! – говорит он всё более и более уверенно, — А машинку починю завтра. Ковром и шторами тоже завтра займусь, — он поднял на Люду глаза и умоляюще спросил, — Договорились?

— Ладно, — миролюбиво улыбается Люда, забирая деньги, что он протянул ей, — Здесь подожди! Сейчас всё вынесу.

— Вот так-то! — гордо произносит Денис, расправив плечи, — В этом доме, всё по-моему будет! Как скажу, так и будет!

А про себя подумал: «А всё почему? Да потому, что она без меня пропадёт! Жалко её, влюблена в меня как кошка!»

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:68 | 0,361sec