Яблоки счастья

Степан Иванович Кузнецов воспитывал дочь Настю один. Жену схоронил, когда дочка еще школьницей была. Сам работал мастером на заводе, а дочку мечтал вырастить и выучить, чтобы институт окончила, замуж хорошо вышла, счастлива была.

И все сбылось почти. Настя выучилась, работала учительницей, преподавала русский и литературу, много читала и отца просвещала. То одну книжку ему даст прочитать, то другую. В юные годы ему не до этого было. В армии отслужил, сразу на работу, на завод.

 

Потом женился, дочь родилась. Вот без образования и остался. Все свои университеты на родном заводе прошел, от разнорабочего до мастера. Стыдно ему порой перед дочкой было за свою отсталость, и он наверстывал.

Настя была девушкой мечтательной. И в детстве, да и когда подросла уже, часто разговаривала с мамочкой, глядя на небеса. Она смотрела на густые облака и представляла себе, как ее мама ходит по ним, как по сугробам, и смотрит на нее, маленькую Настю, сверху и видит все, что она делает. И девочка старалась и вести себя хорошо, и отца слушаться во всем, чтобы не огорчать маму.

Отец с дочерью жили хорошо, дружно. Настя была хозяйкой в доме, а уж красавица какая! Не худышка, в теле. Но сбитая, с тонкой талией, а лицо всегда приветливое, улыбчивое. Ученики ее любили, а вот женихов не было. Городок маленький, и мужчин мало. Разъезжались они в поисках работы и хорошей жизни.

Правда был у нее один поклонник, да больно уж неказист и старше ее намного. Местный управленец, а у Насти учился его сын, заносчивый непослушный мальчишка.

Отец исправно посещал родительские собрания, и после одного из них проводил учительницу до дома, ну чтобы о сыне поговорить отдельно от ушей других родителей.

А на следующий день явился прямо к ним домой с жидким букетиком астр, коробкой конфет «Птичье молоко» и какой-то плюшевой зверюшкой в подарок. «И зачем она ей, взрослой девице?» — недоумевал отец.

Но приняли они гостя. Настя чай приготовила, а отец и бутылочку достал, закуски попросил. Думал, дело у него какое-то важное к нему.

Но тот как выпил рюмку, и давай распинаться, как Анастасия Степановна в душу ему запала. Он вдовый, но жениться готов, особенно на Насте. Она и собой хороша, и умна, и сына ему поможет воспитать. Отец смотрел на него с недоверием, и на дочь поглядывал.

Настя лишь засмеялась в ответ на такое «лестное предложение» и сказала:

— Спасибо, конечно, Анатолий Александрович, но я не готова замуж-то. И сынок ваш трудный подросток. В школе я за ним послежу, а уж дома вы, будьте добры, сами.

Мужчина оскорбился и ушел, даже не попрощавшись. Надо же! Его, такого шишку, какая-то училка отшила! Отец рассердился на дочь, что оказалась такой невежливой, но в глубине души и сам не хотел, чтобы она шла за этого неказистого, щуплого мужичку в дорогом костюме.

 

Вскоре закончился учебный год, Степан Иванович взял отпуск, и они с дочерью в деревню подались. Домишко у отца там был, еще от родителей остался. И каждое лето они с дочкой туда частенько наезжали. Дом окружал яблоневый сад. Не сад, а чудо!

Весной деревья цвели и наполняли своим ароматом всю деревню, а к осени давали такой богатый урожай, что раздавай – не раздавай яблоки соседям, а их все равно так много, что приходилось возить на базар в город.

Да и мысль у него мелькала: у его деревенского приятеля сын был, Василий. Рослый, кучерявый и руки золотые. Приятель сам сказал ему как-то:

— Дочка у тебя, Степан, загляденье просто. Всегда веселая, румяная, симпатичная. А уж как платьица на ней ладно сидят! Не хуже, чем на тех огромных куклах на витринах городского универмага. Вот бы моему сыну такую в жены, а?

Но пока Настя студенткой была, он этим разговорам внимания не придавал, а сейчас призадумался: чем не жених для Анастасии! Работящий, среднее образование имеется, агроном. Скромный, не гулящий и не пьющий. Вдруг понравятся друг другу!

Но по приезде в деревню узнал Степан, что Василий женился весной, и уж пополнения семейства ждут-не дождутся. Расстроился немного, но и понимал в глубине души, что Настя вряд ли захотела бы в эту деревню жить переехать. Да и нельзя за детей их судьбы решать.

После отпуска снова в город уехали, только по выходным приезжал Степан за садом ухаживать. В конце лета собрали они с дочерью три мешка отборных яблок, и на рынок. Расположились за прилавком, два больших мешка сзади, за спиной, а меньший прислонили к прилавку сбоку. Место было хорошее, бойкое: у самых входных ворот.

Вдруг видит Степан, а к рынку такси подъехало. А из машины ловко выскочил мужчина, видный, интересный. Он быстро прошел мимо них в сторону цветочных ларьков, и Степан заметил, как Настя его взглядом проводила.

Минут через пятнадцать мужчина снова появился с букетом цветов. А тут вдруг маленький мешок сбоку сполз, накренился, и все яблоки рассыпались между рядами, прямо на дорожке.

Настя бросилась их собирать, люди мимо идут, через яблоки переступают, никто не помогает. Мальчонка одно яблоко схватил и наутек!

 

И вдруг этот красавец-мужчина подошел, положил цветы на прилавок и ловко собрал все яблоки, которые подальше откатились. Настя поблагодарила, а у самой румянец во всю щеку! Смотрит он на нее и улыбается:

— Мне бы яблок ваших пару килограммов. Взвесьте пожалуйста.

Но Степан ему даром отдал, не жалко, мол, хорошему человеку за помощь. Поблагодарил и ушел. Но с тех пор чуть не каждый день на рынок захаживал, Настю искал. Пока одна женщина не подсказала ему, что они только по выходным на рынке торгуют, и то не каждую неделю.

Андрей Беляков приехал в этот провинциальный городок из столицы, чтобы проведать своего старого деда и его вторую жену, тетку Антонину, как он ее называл. Хорошие старики, только одинокие больно. Его родители приезжали к ним зимой, а он вот летом на несколько дней.

Хотел с Анной приехать, да расстались они: или свадьба на Бали, как у подруги Юлии, или никакой. Андрей выбрал второй вариант, как-то он ему больше понравился. И не жалел. Красавица Анна была требовательной, ревнивой и капризной. Вовремя одумался.

Он искал другую женщину, с глазами, как у той, с яблоками: ясными, чистыми, застенчивыми. Встретил и потерял. Андрей жалел об этом, но философски рассудил: не судьба! Тем более, ему уезжать уже.

Настя с нетерпением дожидалась отца с работы. Только он ноги через порог, а она к нему тут же с радостными вестями: в Москву отправляют, на неделю, на стажировку!

— Будут обучать новым методикам, все меняется так стремительно в образовании, нужно успевать! Не все мне нравится, конечно, но что поделаешь? Придется ехать.

В аэропорту в зале отправления, она не могла избавиться от ощущения, что за ней кто-то наблюдает. Осторожно посмотрев по сторонам, она не заметила ничего подозрительного: обычная суета, пассажиры, табло. Она прошла регистрацию и отправилась на посадку. И опять это же чувство…

А Андрей не мог поверить своим глазам! Неужели эта симпатичная элегантная молодая женщина и есть та девушка с рынка? Смотрел на нее издалека, но подойти не решался. Вдруг это всего лишь обман зрения?

Но перед самой посадкой в самолет все же осмелился и подошел. Он увидел, как вспыхнули ее глаза, снова этот нежный румянец на щеках и улыбка, такая приветливая!

— Ну вот мы и встретились, — сказал он тихо и протянул руку: — Андрей.

— Настя, очень приятно.

Так иногда состоятся знакомства на всю жизнь, просто, обыденно: Андрей-Настя.

 

В самолете ему удалось поменять место, чтобы сесть рядом. Всю дорогу они проговорили: о себе, о школе, о бизнесе, о родителях, но всех тем не исчерпали. Поэтому обменялись телефонами, чтобы продолжить знакомство.

— Я такси заказал, тебя подвезти? – спросил он ее в багажном отделении, и Настя конечно же согласилась.

Они вышли в зал встречающих, и тут Андрей увидел… Анну. Она спешила к нему навстречу, в неизменных одёжках от Гуччи-Версаче, стильная, сияющая.

— Я приехала тебя встретить, дорогой, — прощебетала она, свысока оглядев Настю.

— А я не просил, дорогая. Извини, мы спешим, такси ждет.

— Ты что, совсем уже?! Какое такси? Пошли в машину, — удивленно проговорила она.

— Это моя бывшая, Настя. Правда, к счастью не жена, а всего лишь подруга. Не обращай внимания.

При этом он взял Настю под руку и повел на выход, оставив Анну в полном недоумении. Сцена была не из приятных. Но как-то быстро забылась за разговорами, которые так и не кончались. Андрей привез Настю в гостиницу, и они договорились о встрече.

И эта неделя решила их дальнейшую судьбу. Виделись каждый день, гуляли по Москве, попали в Большой театр, и даже с родителями Андрей ее познакомил. А через неделю проводил, обещав приехать при первой же возможности.

На последок он обнял девушку, посмотрел в ее прекрасные глаза и спросил:

— Ты была когда-нибудь на Бали? Нет? Значит едем, на твои зимние каникулы? Согласна?

Настя нерешительно пожала плечами, а он сказал:

— Не отказывайся, там рай земной! Хочу показать тебе его после нашей свадьбы, если ты, конечно, согласишься выйти за меня.

Она обняла Андрея и обещала подумать, хотя ответ уже знала.

Свадьба была в Москве. Родители Андрея оказались очень приветливыми людьми, приняли Степана Ивановича, как родного. И он не чувствовал себя не в своей тарелке. В воздухе витала атмосфера любви, доброжелательства и аромат его яблок, целую сумку которых он привез с собой.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.94MB | MySQL:68 | 0,314sec