Полноправный член семьи

Варя зачарованно смотрела на тест. На нём чётко проступили 2 полоски. «Беременна! Я беременна!» – её восторгу не было предела. Уже 2 года счастливого замужества – а детей нет! Очень хотела Варя ребёнка. Она уже представляла себе его: своего маленького сыночка, белокурого и голубоглазого. Почему именно сыночка? Да потому что Варя была уверена на 100%, что родит именно мальчика.

 

— Толь, я беременна! – похвасталась она мужу, как только тот переступил порог дома.

— Серьёзно? – спросил он, не высказав сразу огромной радости по поводу услышанного.

— А разве с этим шутят?! – надула губки Варя.

— Ты покормишь меня? – спросил муж, и Варя поспешила на кухню насыпать мужчине еду.

Варя и Толик знали друг друга давно. Они познакомились, когда Варя ещё ходила в школу, именно он стал её первой любовью. Толик был старше Варвары на 6 лет – они гуляли в одной компании. Модный, с гитарой наперевес – в него были влюблены все девочки с их двора, а он выбрал её – Варьку. Тогда она гордо ходил с Толиком под ручку и считала, что весь мир – у её ног. Позже парень уехал на заработки в Москву, а Варя поступила в институт в соседнем городе. Естественно, их общение прервалось. Встретились они совершенно случайно 3 года назад в парке.

— Варвара, ты?! – услышала девушка знакомый голос.

— Толик! Ты вернулся! – она была искренне рада его видеть.

— Как ты? Замуж не вышла? – в шутку спросил парень.

— Нет, конечно, тебя ждала! – отшутилась в ответ Варя.

Однако так получилось, что эта шутка стала правдой: спустя год они поженились. Как оказалось, ни один из них за это время серьёзных отношений так и не завёл, а их былые чувства разгорелись с новой силой. Свадьбу решили не устраивать: время было сложное, с деньгами – напряжённо. Расписались, посидели вечерком с родителями – вот и новая ячейка общества образовалась. Дальше всё пошло своим чередом: Варвара второй год работала в школе, Толик – на СТО слесарем. С деньгами было не очень, повезло молодым в том, что мать парня уехала жить в село, в старый бабушкин дом, который достался ей в наследство. Так как Толик был единственным ребёнком, то, естественно, двухкомнатная квартира в их небольшом посёлке осталась ему. В ней и поселилась молодая семья. Правда, ремонт и мебель были уже видавшие виды, но это уже можно исправить. Были бы деньги! А их, как всегда, не хватало. Варвара принялась обустраивать их гнёздышко: с зарплаты покупала то шторы новые, то постельное бельё, то набор красивой посуды. Толик выдавал ей часть денег на расходы и оплату коммунальных, а остальные складывал. Куда и на что – перед женой он не отчитывался. Да она и не спрашивала: муж был старше, и именно он отвечал за финансы в их семье. Постепенно они сделали косметический ремонт в квартире: поменяли обои и плинтуса, покрасили двери. К свадьбе родители Варвары подарили им новый мягкий уголок. Так и обживались…

 

— Что ты молчишь?! Ты не рад? – Варвара не сводила глаз с мужа. Она уже готова была расплакаться.

— Рад, конечно, но хотелось бы, чтобы это случилось чуть позже. Мы же только на ноги начали вставать! – тихо ответил Толик.

— Раньше надо было думать! – выпалила Варя и покраснела.

— Точно, – вздохнул муж, и, обняв жену, спросил: – а срок-то какой?

— Я думаю, где-то месяц, завтра в больницу схожу – буду знать точно! – улыбнулась она.

В больнице беременность подтвердили и срок тоже: 5-6 недель. Варвара домой не шла, а летела.

— Мамочка, я беременна! – заскочила она вечером к матери.

— Это чудесно, милая, однако теперь тебе нужно беречься! – улыбнулась ей мать.

— Да знаю я! – отмахнулась Варвара, – Беременность – это же не болезнь!

— Не болезнь, но отдыхать и жалеть себя надо!

Спустя 3 недели Варвара плохо себя почувствовала: у неё болел живот, и кружилась голова. Мать настаивала на госпитализации, однако дочь уперлась: конец семестра, нужно выставлять оценки и сдавать отчёты. Закончит всё – тогда и в больницу можно. Однако закончилось всё гораздо раньше, чем она предполагала: на следующий день Варвару забрала скорая прямо со школы – у неё открылось кровотечение. Ребёнка спасти не удалось.

Наталья Ивановна приоткрыла дверь в палату. Варя лежала, укрывшись с головой одеялом.

— Доченька, ну не переживай ты так! Будут у вас ещё детки! – попыталась утешить её мать.

— Мам, это я виновата! – рыдала дочь, – Нужно было тебя послушать и идти в больницу! Не будет теперь сыночка!

— Варь, ты не виновата. Никто не виноват. Врач говорит, что так бывает. Возможно, это просто естественный отбор: ребёночек просто был не жизнеспособен…

— Что ты говоришь такое! Это я не подумала о нём! Как дальше жить?!

Позже, после работы, пришёл Толик. И они с Натальей Ивановной уже в два голоса пытались хоть немного успокоить Варю. Но их слова на неё не действовали: молодая женщина провалилась в глубокую депрессию.

 

Варя из весёлой и смешливой девушки превращалась в тихую, молчаливую, убитую горем женщину. На рассказы родных о том, что это ещё не самая большая трагедия, она не реагировала. При этом виноватой в случившемся считала исключительно себя. Теперь часто вместо вкусного обеда Толика ждала уставившаяся в одну точку жена с пустыми глазами. Варвара даже не плакала: она просто уходила в себя, снова и снова переживая своё горе. Также Варя с головой окунулась в работу: ей не хотелось возвращаться в пустую квартиру, поэтому со школы она уходила последней.

— Наталья Ивановна, надо что-то делать! Я боюсь за Варьку – она совсем на себя не похожа. Вчера прихожу, а она на балконе сидит без куртки, без шапки – в одном халатике. А на улице-то зима! Я спрашиваю: «Ты чего тут?» А Варя мне: «Думаю!» О чём можно думать при минус 10?! Я к ней – а она холодная вся, дрожит! Думает она, блин!

— Слушай! – лицо тёщи вдруг озарила улыбка, – Варька всегда собаку хотела. Да только отец наш против был, считал, что в квартире псине не место. Я слышала, что, чтобы избавиться от навязчивых мыслей и забеременеть, психологи советуют завести домашнего питомца, чтобы было, о ком заботиться. Говорят, так снимается психологический блок, и если причина бесплодия психосоматическая, то она уходит – женщина переключает своё внимание. После этого многие беременеют. Возможно, и Варьке нужно просто переключить внимание и заботиться о ком-то?

— А это идея! – Толик даже улыбнулся, – Я тоже в детстве хотел собаку, но как-то не сложилось. У нас в доме, в соседнем подъезде, как раз щенков лабрадора продают. Прямо сейчас и зайду, узнаю. Спасибо Вам! – Толик благодарно кивнул тёще и помчался домой. Женщина ещё долго смотрела в окно и вздыхала: она очень надеялась, что её идея поможет Варе. Дочь была очень впечатлительная, и если уже что-то придумает, то её сложно будет переубедить. «Сама придумала – сама обиделась,» – это было точно о Варваре. Вот и с беременностью этой. Бывает так. Конечно, это больно. Но нужно переступить – и идти дальше. Жизнь на этом не заканчивается. А Варвара… Женщина снова вздохнула и мысленно пожелала зятю, чтобы у него всё получилось.

В это время Толик был уже дома. Он застал жену за ноутбуком: та готовилась к урокам – набирала конспекты и скачивала презентации.

— Собирайся! – сказал Толик с порога, – Мы идём по одному очень важному делу!

— Я занята, Толь, у меня завтра 6 уроков! – ответила Варвара, не отрываясь от работы.

— Варь, это срочно, собирайся! Ты не пожалеешь! – обнял её за плечи муж.

— Ну, хорошо, – женщина была заинтригована, она послушно оделась и вышла за Толиком в ночь.

Идти пришлось недалеко – он открыл перед ней дверь соседнего подъезда.

— Куда ты меня ведёшь?! – удивилась Варя.

— Сейчас всё узнаешь! – держал интригу тот.

 

Он нажал на кнопку звонка, и дверь открыла женщина, смутно знакомая Варваре. Точно – она видела её: та часто гуляла с большой белой собакой за их домом!

— Проходите сюда, – позвала хозяйка квартиры, открыв дверь спальни.

Варвара зашла в комнату следом за Толей. Спальня была оборудована под своеобразную детскую. Здесь жили малыши-лабрадоры. Их мама вальяжно лежала на коврике, а они «рассыпались» вокруг неё. Варвара присела. Щенков осталось 3. Они были весёлые, шустрые и потешные. Один из них, шоколадного окраса, пытался обнюхать Варины руки и раз за разом тыкался в них своим влажным носом. Двое других испуганно наблюдали за этой картиной из-за спины матери. Та насторожилась и слегка оскалилась.

— Давайте, я их вам подам! – предложила хозяйка.

— Не надо, – проговорила Варя, подхватив на руки шоколадного малыша, – мы этого берём! Правда, Толь?! – обратилась она к мужу.

Толик кивнул и отдал хозяйке нужную сумму. Та дала им все необходимые рекомендации, снабдила номером телефона ветеринара и рассказала о сроках прививок.

Вскоре Рич (именно так решили назвать щенка) оказался в новом доме. Наталья Ивановна была права: заботы о пёсике напрочь вытеснили депрессию. Варвара изучала в интернете информацию об уходе за щенками лабрадора, покупала малышу мисочки и поилки, варила каши на мясном бульоне, договаривалась с ветеринаром о плановом осмотре и прививках. На депрессию просто не было времени! Толик тоже включился в эту новую жизнь: они вместе гуляли со щенком, учили с ним первые команды, играли. Теперь вся семья больше времени проводила на улице, а по утрам мужчина сам выводил Рича – жалел жену. Спустя 2 недели Наталья Ивановна решила проведать дочь: у Вари всё не находилось времени к ней заскочить. Женщина поразилась переменам, которые произошли с Варварой за это короткое время: её щёки розовели, а из глаз ушла обречённость и пустота. Теперь дочь была прежней: весёлой и беззаботной. Это было лучшее, что могло с ней произойти.

Так прошла зима и весна, началось лето. Варя ушла в отпуск. Целыми днями они с Ричем теперь могли гулять: они ходили в лес и на речку, ездили на дачу к маме (Наталья Ивановна и Варя ездили на велосипедах, а Рич бежал рядом). Когда дома был Толик, он тоже присоединялся к жене.

— Мам, что-то мне не нравится этот запах! Мне кажется, эта рыба испортилась! – Варвара отодвинула от себя тарелку с нарезанной селёдкой.

— Почему испортилась? Я же сама её неделю назад посолила, и стояла она в холодильнике. Всё с ней нормально! – женщина понюхала, потом попробовала кусочек рыбы и пожала плечами, – Тебе показалось!

 

— Что-то у меня последнее время странное происходит с обонянием! Вчера свои любимые духи – те, что Толик подарил на День рождения, чуть не выбросила – показалось, что они не пахнут, а воняют. Так и не воспользовалась! А мне они так нравились раньше! Ничего не пойму! И с едой так: поджарку жарить ставлю – хоть из кухни выходи – дышать не могу!

— Дочь, и давно это с тобой? – загадочно улыбаясь, спросила Наталья Ивановна.

— Да пару недель, наверное, – ответила Варя.

— А тест ты не делала?

— Какой тест?! Ты думаешь, я…

— Скорее всего, – проговорила женщина, – скорее всего…

Оказалось, что Варвара беременна – 7-я неделя. Так как именно на этом сроке у неё случился выкидыш, женщине предложили лечь в стационар на сохранение. В этот раз Варвара не стала отказываться. Она лежала в больнице, исправно пила витамины и следовала всем рекомендациям врачей. Родные проведывали её по вечерам, а Рич всё время ждал хозяйку у двери. Спустя 3 недели Варвару выписали домой. Шла 11 неделя. На УЗИ Варвара впервые увидела своего малыша: уже было видно полупрозрачные ручки и ножки, даже маленькие пальчики. Варя слышала, как бьётся сердечко её крошки. Даже первую фотографию малыша получила.

Дома её ждали Толик и Рич. Они оба не отходили от неё. Муж старался помочь и сделать всё, чтобы жена не уставала и больше отдыхала. Теперь уже он гулял с собакой, просил, чтобы Варя сама не выходила с Ричем – пёс вымахал огромный, часто тянул так, что удержать его было трудно. Однако когда поводок брала в руки Варя, Рич сразу менялся. Казалось, он понимал, что происходит: он чинно шёл рядом с хозяйкой, не обращая внимания даже на собак вокруг. Поэтому Варя всё равно продолжала гулять с питомцем. Она брала с собой коврик, выходила с псом в ближайший лесок, где располагалась на облюбованной уютной полянке. Рича Варвара спускала с поводка, и тот носился вокруг, прибегая время от времени к хозяйке, будто хотел проверить, всё ли с ней в порядке.

Пролетело шумное тёплое лето. Постепенно жаркие дни сменились холодными, а солнечная погода – дождливой. Варвара вышла на работу. Рич снова провожал её до двери и спал на коврике, ожидая возвращения хозяйки. В декабре девушка ушла в декрет. К этому времени она округлилась, а её движения стали плавными и спокойными. Варя уже никуда не спешила и не суетилась. Она собрала сумки с вещами для роддома и ждала того времени, когда появится на свет её малыш. На очередном скрининге ей сказали, что будет мальчик. «А я говорила!» – радостно заявила женщина мужу. Варя знала, что родится именно сын. Всё шло своим чередом. Варя с Толиком отпраздновали Новый год, постепенно подготовили детскую.

 

— Варь, не нужно покупать вещи малышу заранее! – тревожилась Наталья Ивановна, – Это плохая примета!

— Мам, ну что ты – 21 век на дворе, какие приметы! – смеялась Варя. Она обожала ходить по магазинам и выбирать одёжки для сыночка: вещи для новорожденных были такие милые, такие красивые, что она просто не могла остановиться.

В январе Толику предстояла длительная командировка: он должен был на месяц уехать на завод в столицу – обмен опытом, так сказать. Мужчина уже больше года работал инженером на местном заводе – образование позволяло, да и зарплата была официальной и не меньше, чем на СТО – эта командировка открывала перед ним хорошие перспективы.

— Варюш, может, мне отказаться? – в который раз спрашивал он у жены, – Ведь тебе где-то в первых числах февраля рожать – я не успею вернуться!

— Не переживай, если вдруг я и рожу – сразу тебе позвоню: мы же постоянно на связи! – успокаивала мужа Варвара, – Ты же сам рассказывал, как это для тебя важно!

— Милая моя, ты и ребёнок – это гораздо важнее, чем любая, даже самая важная командировка! – ответил муж, любуясь беременной женой. Ему нравилась эта женственная красота Варвары, её мягкость и плавность движений. Жене очень шла беременность – она будто светилась изнутри!

— Езжай, справляйся с делами, и не переживай за нас – я же не сама здесь остаюсь: Рич, родители недалеко – всё будет хорошо!

Однако, несмотря на все убеждения жены, на душе у Толика было неспокойно. Он звонил Варваре по 10 раз на дню, вроде бы всё было хорошо. Однако тревога не отпускала.

— Дочь, может, ты поживёшь у нас? – предложила Варваре мама, – Такой срок: вот-вот в роддом ехать придётся, а Толика рядом нет. У нас спокойнее будет!

— Мам, ну что ты! А как я Рича одного брошу? Он всех соседей на уши поднимет – выть с утра до ночи будет. Лучше буду дома.

— Варь, ну давай с ним к нам переезжай! Как-то поместимся!

В конце концов, Варвара уступила матери и, забрав собаку, переехала на некоторое время в отчий дом. Однако каждый день она ходила к себе: то вещи детские перестирать и перегладить надо, то цветы полить, то пропылесосить. Вот и в этот день Варвара в сопровождении своего красавца-пса, прогулявшись с ним на лужайке, зашла домой. Как это ни странно, Рич заходить не хотел. Он всё тянул её от знакомого подъезда, лаял и упирался. Еле-еле справившись с ним и затянув его в лифт, девушка выдохнула. «Ну, Рич, ну что с тобой сегодня?!» – гладила она собаку, а та в ответ только жалобно поскуливала.

Зайдя в квартиру, Варя хотела закрыть дверь на замок, но Рич тащил её на кухню. Женщина забыла о двери – пошла вслед за питомцем. Тот требовал, чтобы она налила ему воды, уткнувшись мордой в сухую миску. Напоив пса, Варя прошла в комнату. Она собрала некоторые вещи и вдруг обратила внимание на вазу, которая стояла на шкафу. В последнее время у женщины выработался «пунктик» насчёт чистоты и уборки: она начиталась литературы для молодых мам, а там писали, что пыль очень вредит младенцам.

 

Поэтому и старалась Варя протирать полы чуть ли не ежедневно, а ковры и прочие пылесборники попросила мужа убрать на время из квартиры. На шкафу стояла большая старая ваза, которая принадлежала ещё матери Толика. Наверное, и стояла она там с самого момента своего появления в квартире. Толстый слой пыли на вазе Варя прямо ощутила – ей показалось, что весь воздух в комнате просто пропитан этой ужасной застарелой пылью. Женщина схватила стул и, забравшись на него, потянулась к вазе. Однако достать её она не смогла: та стояла в самом углу на широком шкафу. Варя принесла маленький стульчик и поставила его сверху. «Теперь точно достану!» – подумала она. Вокруг неё бегал, поскуливая, Рич. Он глядел на неё со страхом и, если бы мог, то, конечно же, попросил бы хозяйку не делать того, что она задумала. Варя, кряхтя, забралась на стул, потом – на второй. Он пошатнулся, молодая женщина попыталась схватиться за шкаф, но её рука соскользнула, и Варя упала на пол с высоты двух стульев, поставленных друг на друга. Единственное, что она почувствовала – это жуткую боль в животе, так как упала она как раз на него. Варвара попыталась встать, но голова закружилась, и она потеряла сознание.

В это время Толик был в цеху. Мастер что-то пытался ему объяснить, но мужчина его просто не слышал. На него вдруг накатилась волна ужаса: что-то пошло не так. Он это чувствовал. Что-то нужно было делать. «Извините, – перебил Толик своего наставника на полуслове, – мне нужно позвонить, это срочно!» Не ожидая ответа, мужчина вышел на улицу. Мастер только головой покачал ему вслед. Варвара трубку не брала. Толик набрал её номер 10 раз – ответа не было. После этого он позвонил Наталье Ивановне…

Рич удивлённо смотрел на лежащую на полу хозяйку. Он подошёл и лизнул её в лицо. Реакции не последовало. Пёс потрогал её лапой – ничего. Он обошёл вокруг женщины и уткнулся носом ей в шею. Варвара не двигалась. И тогда Рич начал лаять. Громко и тревожно, бегая от хозяйки к двери. Он навалился лапами на дверь, и она открылась. Пёс продолжал лаять. Вышел в подъезд и завыл. Послышались возмущённые голоса соседей и хлопанье дверей. «Уймите вы, наконец, собаку!» – кричал кто-то сверху. Рич продолжал лаять и выть. Разъярённый сосед сверху спустился по лестнице и застыл, увидев в дверном проёме огромного пса. Спустился кто-то ещё. Однако зайти в квартиру люди не решались. Тогда Рич завилял хвостом и лёг на пол, он отполз на кухню, поскуливая. «Зайдите, ну зайдите же!» – говорил он всем своим видом. Валентина Степановна, пожилая соседка снизу, которая хорошо знала и Варвару, и Рича прошла вперёд: «Да что же вы застыли, как вкопанные! Видите, он вас зовёт, может, случилось что!» Женщина зашла в квартиру, а Рич бросился к ней, показывая дорогу. На полу около Варвары расползалось кровавое пятно…

— Толя, мы в больнице! – плакала в трубку Наталья Ивановна, – Вареньке операцию делают! Её и малыша Рич спас…

Толик ехал на такси, подгоняя водителя. Тот, узнав, в чём дело, гнал очень быстро. Однако мужчине всё равно казалось, что машина еле ползёт. «Я же чувствовал, что не нужно ехать! Я же знал!» – корил он себя всю дорогу.

 

В больнице он застал родителей Вари: к ней самой ещё не пускали. Вышел доктор:

— Уже всё нормально, – устало сказал он, – операция прошла без осложнений. Однако ещё немного – и не спасли бы ни Варвару, ни ребёнка.

Толик ощутил ужасную слабость в ногах, он присел на диванчик в приёмной и закрыл лицо руками. В голове всё крутились последние слова доктора.

— Толик, сын у тебя, – тронула егоза плечо тёща, – всё хорошо будет!

— Как всё это случилось? – немного погодя спросил мужчина.

Когда Наталья Ивановна рассказала о том, что произошло, мужчина прослезился: «Недаром они выбрали друг друга – Варя и Рич!» – сказал он.

Спустя несколько дней Толик стоял в палате жены и держал на руках их сына. Мальчишка был крохотный, беззащитный, а светлых ресничек и бровей почти не было видно. И всё-таки он был таким красивым, таким родным, что мужчина просто не мог на него насмотреться…

Когда Варя с мужем и Алёшкой зашли в квартиру, Рич уже ждал их около двери. Пёс насторожено смотрел на свёрток на руках у мужчины. Малыша положили на диван, он запищал, Рич прибежал из коридора и осторожно подошёл к ребёнку. «Это Алёша, Рич, он свой, он наш!» – приговаривала Варвара, поглаживая пса. Тот склонился над ребёнком. Толя хотел его отогнать, но жена закивала «не надо!». Пёс обнюхал младенца, внимательно осмотрел и лизнул в нос. После этого улёгся у него в ногах у дивана. «Признал!» – улыбнулась Варвара.

Теперь они гуляли уже втроём: Варя катила коляску со спящим Алёшкой, а около неё неспешно трусил Рич. Если кто-то вдруг приближался слишком близко к малышу или пытался заглянуть в коляску, пёс загораживал её собой и скалил зубы. К Алёше он подпускал только родителей и бабушек-дедушек, от остальных он малыша оберегал. Наверное, он считал, что защита человеческого детёныша – теперь его обязанность. Даже ночью, когда Варвара выходила на кухню, Рич обязательно оставался дежурить у кроватки Алёши: вдруг что – а он тут! Пёс тут и спал, а когда сердобольные родственники, узнав об этом, начинали охать да ахать, мол, не боятся ли они – ведь такой зверь рядом с крохой, то молодые родители неизменно отвечали: «Пока Рич рядом с Алёшей, нам за сына бояться нечего!»

 

— Толь, а Алёшенька сегодня первое слово сказал! – хвасталась Варя мужу спустя год и 2 месяца.

— И какое же? – спросил тот, ожидая услышать привычное «мама».

— Лич, Лич, – послышалось из детской, и в коридор выскочил пёс, а за ним, спотыкаясь и падая, Алёша. Мальчишка хохотал, пытаясь догнать собаку, а Рич, обходя его на поворотах, пытался улизнуть. Однако сильно он не спешил – давал малышу его догнать и порадоваться победе.

— Вот оно как! – улыбнулся Толик, – А я-то думал!

Они ещё долго смеялись, наблюдая, как их сын дурачился с шоколадным лабрадором, который давно стал полноправным членом их семьи…

Автор: Ирина Богданович

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.95MB | MySQL:68 | 0,405sec